Контакты
Карта

Верующий человек

Николаевский собор

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА

«Я собиралась ежедневно бывать в церкви, а была за все время только один раз. Очень досадно, ибо это так помогает, когда на душе грустно; мы всегда ставим свечки перед тем, как отправиться в лазарет, мне отрадно просить у Бога и Пресвятой Девы благословения для дела наших рук, а также исцеления больных

<...> Все мои молитвы и нежнейшие думы следуют за тобой, дай тебе Боже мужества, крепости и терпения – веры в тебе больше, чем у кого бы то ни было, она и хранит тебя. Да, одни молитвы и беззаветная вера в Божью милость дают человеку силу все переносить».


«... Мы отправились осматривать маленький пещерный храм, находящийся под старым дворцовым госпиталем – здесь была церковь во времена Екатерины. Это было устроено в память 300-летнего юбилея. Этот храм прямо очарователен. Все в нем подобрано Вильчковским в чистейшем и древнейшем византийском стиле, отлично выдержанном. Ты должен осмотреть его. Освящение состоится в воскресенье в 10 ч., и мы поведем туда тех из наших офицеров и солдат, которые уже могут самостоятельно передвигаться. Имеются таблицы с обозначением фамилий раненых, умерших во всех наших Ц.-С-ких лазаретах, а также офицеров, получивших георгиевские кресты или золотое оружие. <...> Какое счастье, что мы причастились перед твоим отъездом – это дало мне силы и покой. Как важно иметь возможность причаститься в подобные минуты и как хотелось бы помочь другим вспомнить о том, что Бог даровал это благо всем, – не только как нечто обязательное раз в году во время поста, но и для тех случаев, когда душа жаждет этого и нуждается в подкреплении. Когда я нахожусь наедине с людьми, которые, как мне известно, переживают сильные страдания, я всегда касаюсь этого вопроса, и с Божьей помощью мне во многих случаях удалось им объяснить, что это – все доступно, благое дело и что это дарует облегчение и покой болящему сердцу. Я говорила об этом с одним из наших офицеров. Он согласился причаститься и после почувствовал себя таким счастливым и бодрым и стал куда лучше переносить свои страдания. Мне кажется, одна из главных обязанностей наших женских в том, чтобы стараться привести людей ближе к Богу, заставить их постигнуть, что Он более доступен и близок к нам, чтобы мы обратились к Нему с любовью и верой. Многих удерживает робость и ложная гордость, а поэтому мы должны помочь им преодолеть эту преграду. Я как раз вчера вечером говорила священнику, что, по-моему, духовенству почаще следовало бы вести с ранеными подобные разговоры, – совершенно просто и прямо, только не в виде проповеди. Их души совсем детские и иной раз нуждаются в некотором руководстве. С офицерами обычно это гораздо труднее».


«Мы прочли в газетах описание твоего пребывания в Минске; я получила телеграмму от губернатора с благодарностью за иконы и Евангелия, которые ты там раздал от моего имени. Ну а сейчас мне следует попытаться уснуть, так как я очень плохо спала все эти ночи, никак не могу уснуть раньше 3-х или 4-х. Спокойной ночи, мое солнышко, благословляю и целую тебя со всей нежностью и любовью».


«О, эта ужасная война! Подчас больше нет сил слышать о ней; мысли о чужих страданиях, о массе пролитой крови терзают душу, и лишь вера, надежда и упование на Божие безграничное милосердие и справедливость являются единственной поддержкой».


«Мне так хочется пойти причаститься Св. Таин этим постом, если только мое здоровье это позволит. А теперь, мой дорогой, прощай, Бог да благословит и охранит тебя от всякого зла!»


«Да благословит и охранит тебя Господь! Сердцем и душою с тобою, мои молитвы о тебе непрестанные. Я грустна и подавлена, ненавижу быть разлученной с тобою, особенно, когда у тебя столько забот. Но Бог поможет! Когда эти кр<естные> ходы будет устроены, я уверена, Он услышит молитвы твоего верного народа.

Да сохранит и наставит тебя Господь, мой дорогой друг!»


«Очень надеюсь, если здоровье позволит, причаститься в пятницу или же в один из последних дней этого поста.

Что ты решил относительно дня крестного хода? Надеюсь, что ты дал приказание об этом от своего имени. Да хранит тебя Бог! Покрываю тебя поцелуями. Твоя старая Солнышко».


«Сердце расширено, так что не могу идти в церковь, но надеюсь, что удастся пойти завтра вечером, чтобы в воскресенье в 8 или 9 ч. утра за обедней причаститься с Аней в маленькой нижней церкви. Дорогой мой, от всего сердца прошу у тебя прощения за всякое слово или действие, которыми тебя огорчила или раздражила; поверь, это было не намерено. Я жажду этой минуты, чтоб получить силу в помощь. Я не впала в уныние, дружок, о нет, только чувствую такую боль в сердце и душе от стольких страданий вокруг и от бессилия помочь!»


«Я с детьми ходила к Знамению в 3¼ ч. и поставила очень большую свечу Богородице и св. Николаю, которая будет долго гореть и отнесет мои молитвы за тебя к Престолу Всевышнего. Должна теперь кончать. Да хранит и благословит тебя Бог и да поможет в твоих начинаниях!»


«Мой родной, бесценный!

Я пишу тебе в верхней угловой комнате. M-r Жильяр читает Алексею вслух. Ольга и Татьяна сегодня днем в городе. О мой дорогой, было так приятно прочесть известие сегодня утром в газетах, и мое сердце невыразимо радовалось! Мы с Марией пошли к обедне в верхнюю церковь, Анастасия пришла к молебну. Батюшка прекрасно говорил. Я хотела бы, чтобы больше людей из города его послушали. Это было бы им очень полезно, так как он очень хорошо коснулся внутренних вопросов. Сердцем и душою я молилась за тебя, мое сокровище! Служба продолжалась от 10½ до 12½. <…> В 6 часов приедет Костя, а затем я пойду в церковь – такое утешение молиться со всеми за моего ненаглядного!»


«Мой пост состоит в том, что я не курю, я пощусь с самого начала войны и люблю ходить в церковь. Мне хочется причаститься, и священник на это соглашается – он говорит, что никогда не рано быть вновь у Причастия и что это дает силы. Желающие из раненых солдат тоже будут причащаться.

<...> Ну вот, сегодня утром я пошла с двумя младшими к обедне и молебну в 10½ час. Читались чудные молитвы за тебя Богородице и св. Серафиму. Оттуда мы пошли в наш лазарет. Все были на молебне в маленьком пещерном храме, так что и мы опять пошли. А сейчас в 6½ час. пойдем ко всенощной. Я очень надеюсь причаститься в субботу, многие солдаты тоже пойдут, так что, дружок, прости меня, если в чем-то огорчила или рассердила тебя, и за то, что так приставала к тебе все эти трудные недели. Я тебе протелеграфирую, если буду причащаться, и ты тогда помолись за меня, как и я за тебя. Ведь все эти посты, церковные службы, ежедневные молебны – отчасти для тебя, а св. Причастие будет особым благословением, и я буду чувствовать твою близость, мой дорогой ангел, мой муженек».


«Теперь – общая исповедь, так что батюшка просил нас прийти в верхнюю церковь, там будет масса солдат. И завтра утром мы будем со всеми там же. Все дети и Бэби придут тоже. Ах, как бы мне хотелось, чтоб и ты был там, но я знаю, что в сердцах и мыслях наших ты там будешь! Еще раз прости меня, мое солнышко. Бог да благословит и защитит тебя от всякого зла и поможет тебе во всем!

Целую тебя без конца, с глубочайшей любовью и преданностью. Навсегда твоя Женушка.

Бэби надеется тебе написать. Он похудел и побледнел. Был весь день на воздухе. Спал сегодня до десяти с четвертью, очень весел и счастлив, и будет причащаться с нами».


«Только что вернулась с общей исповеди. Было чудно. Очень сильное впечатление. Мы все отправляемся исповедываться и «все» просим у тебя прощения. Спасибо за милую телеграмму. Буду рада видеть командира. Видела старика. Он завтра выезжает, будет у тебя в воскресенье. Обнимаем и целуем. Аликc».


«Благослови тебя Господь, дружок, за то, что ты постишься!»


«Прокатилась с А., М. и Ан. в Павловск. Погода была восхитительная, солнце светило, и все блестело, как золото. Прямо наслаждение такая погода! Первым делом я поставила свечи перед иконами Богоматери и св. Николая у Знамения и горячо помолилась за тебя».


«Да ниспошлет св. праздник Покрова свое благословение на наши войска и дарует нам победу, и да прострет Пресвятая Дева Свой омофор над твоей страной!»


«Ты сегодня вечером, вероятно, будешь в церкви, но я не пойду, слишком устала, – только что заходила к Знамению, поставила там свечи за наше сокровище. Чудный солнечный день, 0o было утром и 3o ночью. В 10 часов мы отправились на освящение прелестной маленькой церкви. Вчерашняя вечерняя служба была также хороша – было много сестер в белых косынках, что придает такой живописный вид».


«Сердечно благодарю за телеграмму. Только что вернулась одна из церкви. Помни, что у тебя в золотом ящичке с цепью мощи св. Георгия – на случай, если ты захочешь взять на молебен. Спокойной ночи вам обоим. Нежно обнимаем и целуем. Поздравляю вас обоих и о. Георгия Шавельского с завтрашним праздником. Аликс».


«Только что вернулась из церкви – митрополит чудно служил, так спокойно. Все выглядело, как на картине, – он в золоте, и золотой алтарь, и его серебряные волосы – все сияло. Я ушла перед молебном. Ольга отправилась в лазарет, а я пошла кончать свои письма, затем принимать Изу и Валю до завтрака. До свидания, мои ангел, мое сокровище, моя любовь. Да благословит тебя Господь!»


«Мой бесценный друг!

Только 5-й день, как ты уехал, а кажется, что прошла вечность! Темно, идет снег; 11o мороза, ночью было 16o.

Вчера вечером служил о. Шавельский. Было прекрасно; мне его голос очень нравится. Он любезно согласился взять с собой 2 антиминса, так как я посылаю в Гвардейский Экипаж и 4-му стрелковому полку походные церкви к 6-му».


«Нежно благодарю за милую телеграмму. Ночь провела дурно. Не двигаюсь, потому что сердце расширено. Надеюсь пойти вечером на вынос к Знамению. Очень хочу причаститься завтра утром, если буду чувствовать себя лучше. Яркий, холодный день. Все нежно обнимают и целуют. Аликс».


«Мой дорогой!

Еще одно верное сердце ушло в неведомый край! Я рада за нее, что все кончилось, так как жизнь в будущем могла бы стать для нее еще худшим физическим мучением. Все это произошло так быстро, что нельзя опомниться. Вот она лежит здесь, как восковая кукла, – я не могу назвать ее по-другому, так это не похоже на ту Соню, которую мы знали, такую всегда жизнерадостную и цветущую! Бог милосердный взял ее к себе, без всяких страданий.

Я тебе вчера писала во время завтрака, а когда начался доклад Вильчковского, меня позвали к ней – сердце сильно ослабело, 39,7, и она причастилась Св. Таин – в 2½ ч. Она не могла больше открыть глаз – единственное, что она сказала, было: «прости», обращенное ко мне, – и затем она больше не слышала, когда ее просили глотать. Наступал конец. Я просила батюшку прочесть молитвы и соборовать ее. Это приносит мир и, по-моему, всегда помогает отходящей душе. <...> В 5 ч. 10 мин. меня позвали – батюшка читал отходную, и она совершенно спокойно почила. Да упокоит Господь ее душу и да благословит ее за всю ее любовь ко мне долгие годы!

Никогда она не жаловалась на свое здоровье. Даже будучи парализованной, она до конца радовалась жизни. Ее сердце не выдержало – ей делали камфорные и другие впрыскивания, но ничто больше не действовало на сердце. Жизнь – великая тайна: то ожидают рождение человеческого существа, то опять ожидают отхода души. Какое величие во всем этом, и невольно чувствуешь, как мы, смертные, все ничтожны и как велик наш Небесный Отец! Очень трудно выразить мысли и чувства на бумаге. Я чувствовала, что предаю ее Богу, – с желанием помочь ее душе быть счастливой. Меня охватывает трепет перед святостью происшедшего – такая тайна, которую постигнешь лишь за гробом! В 9 час. девочки и я пошли на панихиду. Сейчас ее положат в гроб в ее гостиной, но я приберегу свои силы к вечеру, чтобы присутствовать на выносе в церковь Знамения. Я почти не спала – слишком много впечатлений.

Я спокойна – какое-то застывшее, тупое чувство вследствие всего пережитого.

<...> Хочу завтра причаститься – Рождественский пост – и теперь это будет для меня поддержкой. А. тоже пойдет – в пещ. храм – в 9 ч. Так что, мой милый, горячо и нежно прошу твоего прощения за все – слово и дело, – благослови меня, мой друг! Будет утешительно помолиться за тебя завтра – как раз, когда ты начнешь свое путешествие. Бог даст все уладится».


«Мой милый, бесценный!

Было большим утешением причаститься сегодня утром. Шла в церковь с думами о вас. Было так мирно и хорошо, наши певчие чудно пели, в церкви никого не было, только милая Ольга пришла. Аня ходила за мной. Но везде недостает Сони, и вспоминается, как я подвозила ее в колясочке к царским вратам. После чаю Аня отправилась в город, а Ольга и я пошли поставить свечки в Знамении. Монахиня читала псалтырь, покойница вся была закрыта, и стояла там одна только верная горничная ее – так она одинока! Я заказала сорокоуст, так как никто не догадался этого сделать. Вчера офицеры Сводного полка несли ее из дому по лестнице и в церкви, а по улице – прислуга. Т. и М. следовали пешком, я ехала позади с О. и А. Шел снег, все прошло спокойно и быстро. Не верится, что существо, полное жизни, теперь лежит неподвижно. Да, душа, в самом деле, отлетела!

А. также исповедывалась в нашей спальне – так было удобнее батюшке.

Я хотела причаститься этим постом, и теперь это было для меня большим утешением: я устала от этих испытаний, продолжающихся уже более года, а это дает поддержку и новые силы».


«Мой родной, милый душка!

Все мои мысли с тобою – как то у вас там все? У нас опять 20o мороза и чудная солнечная погода. С утра такая суета – бесчисленные хлопоты о подарках к Рождеству для раненых и персонала лазаретов. Их число все увеличивается: 900 Евангелий, иконок и открыток-фотографий отправлены Кире».



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика