Контакты
Карта

Путешествие в Рим

Вскоре прокуратор Фест поручил Павла и некоторых других узников центуриону Августова полка Юлию дабы он со своими солдатами конвоировал их в Рим. Юлий, видя невиновность апостола, проникся сочувствием к нему. Он разрешил Луке и Аристарху сопровождать его.

Корабль, на котором поместили узников, плыл не в Италию, а в приморские города Малой Азии. Центурион воспользовался им по причине недостатка кораблей, плывущих в Рим, в надежде, что в каком-нибудь порту по пути следования найдется корабль, идущий в Италию. Во время остановок в различных портах центурион разрешал Павлу встречаться с местными христианами и получать от них помощь.

Наконец, корабль пришел в Миры Ликийские. Там центурион нашел другой корабль, шедший из Александрии Египетской в Италию. На него и пересели узники и охрана. Время было осеннее, плавание по морю уже считалось опасным. Затрудняющие движение ветры непрестанно усиливались. После долгого и затруднительного плавания корабль пристал к Книду, где даже не было гавани. Отсюда вместо того, чтобы идти прямо между Пелопонессом и островом Критом, корабельщики должны были спуститься на юг и плыть по южному берегу острова. С большим трудом удалось им подойти к месту, называемому Хорошие Пристани, близ которого был город Ласея.

Приближалось опасное для плавания время. Обратившись к центуриону, Павел советовал ему и корабельщикам: Мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни (Деян. 27, 10). Корабельщики не согласились с ним; они говорили, что гавань Хорошие Пристани не приспособлена к зимовке, что следует дойти до другой Критской пристани - Финика, расположенной на южном берегу того же острова. Юлий решил довериться корабельщикам и не послушал совета Павла. Однако, еще несколько дней они не могли выйти в море из-за противного ветра. Когда же подул южный ветер, корабль, идя вдоль берега, направился к Финику.

Внезапно попутный ветер превратился в бурю, корабль унесло в открытое море, так что корабельщики стали серьезно опасаться кораблекрушения. Чтобы укрепить корабль, его «обвязали» веревками и, чтобы усилившийся ветер не выбросил его на мель, спустили паруса и вообще все, представлявшее сопротивление ветру. Особенно боялись попасть на Великую Мель, находившуюся на запад от Египта и представлявшую большую опасность для кораблей. На следующий день буря усилилась и потому сбросили с корабля груз, а на третий день и все тяжелые вещи, бывшие на корабле. Небо было так темно, что в течение нескольких дней и ночей не видно было ни солнца, ни луны, ни звезд; нельзя было даже определить, в каком направлении несло корабль. Не оставалось никакой надежды на спасение: под влиянием страха забыли и о пище.

Павел стал утешать их, ослабевших от голода, сказав: Мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда. Теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. Ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь и сказал: «не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою». Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано. Нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров (Деян. 27, 21-26).

Наконец, после четырнадцати суток бедствования в Адриатическом море, около полуночи корабельщики поняли, что где-то близко земля. Вымерили глубину и нашли двадцать саженей, а несколько далее - только пятнадцать. Во что бы то ни стало нужно было остановиться. Бросили с кормы четыре якоря. Корабль остановился, но мог сорваться каждую минуту, и тогда гибель была неизбежна. Желая спастись от близкой опасности, корабельщики задумали убежать и, делая вид, будто хотят сбросить с носа еще несколько якорей, чтобы укрепиться на месте, начали спускать лодку на море.

Поняв их замысел, Павел сказал Юлию: Если они не останутся на корабле, то вы не можете спастись (Деян. 27, 31). На сей раз центурион и солдаты решили послушаться совета Павла - они обрезали веревки и лодку унесло в море. Павел вновь стал утешать всех бывших на корабле, уговаривая их принять пищу. Он сам подал пример, взяв хлеб и подкрепившись; другие последовали его примеру. Затем, чтобы сколько-нибудь облегчить корабль в виду страшного бедствия, бросили пшеницу в море.

С рассветом удалось рассмотреть некий залив, имеющий отлогий берег, куда корабль мог пристать без особенной опасности. Подняв якорь и распустив парус, корабль поплыл к берегу; но, не доплыв до берега, корабль попал на косу и сел на мель. Нос корабля увяз и остался недвижим, а корма была разбита. Но солдаты должны были смотреть за узниками и не могли спасаться вплавь, без нарушения обязанностей службы и строгой римской дисциплины. Колеблясь между служебными обязанностями и страхом смерти, они задумали убить узников, чтобы потом спастись самим. Но центурион, желавший спасти Павла, остановил их, взяв на себя ответственность за узников, если они убегут, и приказал всем, умеющим плавать, броситься в море, а не умеющим - держаться за обломки корабля, выбрасываемые волною на берег. Предсказание Павла исполнилось: все спаслись на землю.

Вскоре путешественники узнали, что остров, на котором они оказались, называется Мелит (Мальта), а то место, куда был выброшен корабль, и поныне носит имя апостола Павла. Жители острова оказали спасшимся человеколюбие. По причине большого холода жители разложили огонь. Когда Павел вместе с другими подкладывал в него хворост, то из сухих прутьев выползла ядовитая змея и укусила его. Местные жители, увидев это, начали говорить друг другу, что человек сей совершил величайшее преступление, поскольку его только что спасшегося от кораблекрушения божественное правосудие не оставляет безнаказанным. Но он спокойно сбросил змею в огонь, не претерпев никакого вреда. Обстоятельство это привело островитян, как некогда ликаонийцев, к мысли, что он не человек, а Бог.

Недалеко от этого места было поместье управляющего островом, римского чиновника Публия. Отец Публия в это время болел. Узнав о потерпевших кораблекрушение, Публий пригласил их к себе. Павел вошел к больному отцу Публия, помолился о нем и, возложив на него руки, исцелил его. Слух об этом исцелении быстро распространился по острову, приходили и другие больные и также получали исцеление. Благодарные жители снабжали апостола Павла всем необходимым.

Так прошло три месяца; в это время центурион Юлий договорился с корабельщиками с корабля, называемого Диоскуры и также зимовавшего на Мальте, дабы они доставили их с узниками в Италию. На этом корабле апостол Павел со спутниками поплыл в Италию. По пути они делали остановки в Сиракузах, что в Сицилии, потом в Ригии, что в Калабрии, и, наконец, вышли к итальянским берегам близ Неаполя у Путеольской пристани. Местные христиане хорошо приняли Павла - вместе со спутниками он пробыл там семь дней. Некоторые исследователи предполагают, что в это время центурион занимался улаживанием формальностей, связанных с узниками. После семи дней в Путеолах узники отправились далее. Их ждал Рим.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2018.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика