Контакты
Карта

Перед Фестом и Агриппой

Новый прокуратор, Порций Фест, прибыв в область, недолго пробыл в своей резиденции в Кесарии; практически тут же он отправился в Иерусалим. Едва прокуратор явился в Иерусалим, как члены синедриона во главе с новым первосвященником - Анании уже не было в живых, - иудеев явились к нему с жалобой на Павла. Желая раз и навсегда избавиться от апостола, они просили Феста вызвать Павла в Иерусалим, дабы местные зилоты могли подстеречь его на дороге и убить. Фест обещал рассмотреть дело, но в Кесарии, куда приглашал явиться и обвинителей.

В Иерусалиме Фест пробыл около десяти дней, а затем возвратился в Кесарию. Вместе с ним пришли и обвинители апостола Павла. На следующий день после возвращения из Иерусалима Фест, как и обещал, устроил разбирательство по делу Павла. Иудеи возводили на апостола тяжкие обвинения, но не могли ничего доказать. На сей раз Павел не стал произносить речей в свою защиту; он лишь сказал: Я не сделал никакого преступления ни против закона Иудейского, ни против храма, ни против кесаря (Деян. 25, 8). Фест, желая приобрести благосклонность иудеев, спросил Павла, не согласится ли он, чтобы его дело было рассмотрено в Иерусалиме, как того недавно требовали его враги.

Павел понял, что его дело вновь идет по кругу, и, решив воспользоваться своими правами римского гражданина, сказал: Я стою перед судом кесаревым, где мне и следует быть судиму. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь. Ибо, если я неправ и сделал что-нибудь, достойное смерти, то не отрекаюсь умереть; а если ничего того нет, в чем сии обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую суда кесарева (Деян. 25, 10-11). Право римского гражданина требовать суда у императора было неотъемлемым; поэтому Фест, согласившись с требованием Павла, сказал: Ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься (Деян. 25, 12).

Через несколько дней в Кесарию поздравить нового прокуратора прибыл царь Агриппа II со своей сестрой Вереникой (Береникой). Агриппа был сын Ирода Агриппы, в свое время казнившего апостола Иакова Заведеева и заключившего в темницу апостола Петра. Этот царь находился в постоянной борьбе с первосвященниками и полностью зависел от римского прокуратора. Его сестра Вереника после развода с Полемоном, царем Киликийским жила у брата.

Через несколько дней Фест рассказал своим гостям о странном узнике, доставшемся ему в наследство от смещенного прокуратора: Здесь есть человек, оставленный Феликсом в узах, на которого, в бытность мою в Иерусалиме, с жалобою явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его. Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать какого-нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения. Когда же они пришли сюда, то, без всякого отлагательства, на другой же день сел я на судейское место и повелел привести того человека. Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал; но они имели некоторые споры с ним об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив. Затрудняясь в решении этого вопроса, я сказал: хочет ли он идти в Иерусалим и там быть судимым в этом? Но как Павел потребовал, чтобы он оставлен был на рассмотрение Августово, то я велел содержать его под стражею до тех пор, как пошлю его к кесарю (Деян. 25, 14-21). Рассказ прокуратора пробудил любопытство Агриппы; он захотел увидеть Павла и послушать его проповедь. Фест обещал на следующий день устроить это.

На следующий день было устроено еще одно судилище. С великой пышностью явились Агриппа и Вереника, собрались знатнейшие граждане, римские чиновники прокуратора, тысячники расквартированных в Иудее полков и сам прокуратор. По приказанию Феста привели Павла, и разбирательство началось. Первым поднялся Фест и обратился к собранию с такой речью: Царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого все множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь и кричали, что ему не должно более жить. Но я нашел, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему. Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас, и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать. Ибо, мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него (Деян. 25, 24-27). После этого он предоставил Павлу говорить в свою защиту.

Сделав знак рукой Павел начал говорить: Царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всем, в чем обвиняют меня Иудеи, тем более, что ты знаешь все обычаи и спорные мнения Иудеев. Посему прошу тебя выслушать меня великодушно. Жизнь мою от юности моей, которую сначала проводил я среди народа моего в Иерусалиме, знают все Иудеи; они издавна знают обо мне, если захотят свидетельствовать, что я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению. И ныне я стою перед судом за надежду на обетование, данное от Бога нашим отцам, которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь. За сию-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня Иудеи. Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых? Правда, и я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея. Это я и делал в Иерусалиме: полужив власть от первосвященников, я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос; и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить Иисуса и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах. Для сего, идя в Дамаск со властью и поручением от первосвященников, среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною. Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна. Я сказал: кто Ты, Господи? Он сказал: «Я Иисус, Которого ты гонишь. Но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными». Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному видению, но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния. За это схватили меня Иудеи в храме и покушались растерзать. Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, то есть что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам (Деян. 26, 2-23).

Тут прокуратор Фест прервал Павла; возмутившись «безумными речами», он воскликнул: Безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия (Деян. 26, 24). Подобно афинянам, некогда слушавшим апостола, Фест мог принять учение о Боге, о Священном Писании и естественном откровении, но никак не мог принять воскресения мертвых.

Нет, достопочтенный Фест, - ответил апостол, - я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. Ибо знает об этом царь, перед которым и говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило. Веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь (Деян. 26, 25-27). Агриппа - иудей, выросший в Риме и впитавший эллинистическую культуру, был изумлен твердостью веры Павла. Он воскликнул, обращаясь к апостолу: Ты немного не убеждаешь меня сделаться Христианином (Деян. 26, 28).

Молил бы я Бога, чтобы мало ли, много ли, не только ты, но и все, слушающие меня сегодня, сделались такими, как я, кроме этих уз (Деян. 26, 29), - с неколебимой убежденностью в истине ответил Павел.

После этих слов апостола было уже невозможно ни спрашивать, ни спорить о чем-либо. Оставив судилище, прокуратор Фест, царь Агриппа и Вереника отошли в сторону, дабы обсудить все - они видели, что Павел ни в чем не виновен. Агриппа даже был за то, чтобы отпустить Павла, но поскольку апостол требовал суда кесарева, было решено отправить его в Рим.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2018.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика