Контакты
Карта

Протоиерей Алексий Кибардин

Алексей Алексеевич Кибардин родился 30 сентября 1882 года в селе Всехсвятское Слободского уезда Вятской губернии * В первом и втором изданиях были опубликованы ошибочные сведения, касающиеся биографии о.Алексия Кибардина. После выхода в свет книги В.П.Филимонова (Старец иеросхимонах Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. СПб., 1999), где, в частности, опубликован послужной список о.Алексия, представляется возможность исправить эти погрешности. в семье священника. В 1903 году закончил Вятскую духовную семинарию и был посвящен во иерея епископом Вятским и Слободским Никоном (Софийским). С 1903 по 1908 годы служил священником на приходах города Котельнича Вятской губернии, а также преподавал Закон Божий в женской гимназии и в четырехклассном училище города. С 1908 по 1912 годы учился в Санкт-Петербургской Духовной Академии, которую закончил со степенью кандидата богословия, после чего несколько месяцев служил священником в церкви святой Марии Магдалины общины сестер милосердия во имя Христа Спасителя. С 21 июня 1913 года назначен священником Феодоровского Государева собора, где прослужил до 1930 года.

В 1909 году император Николай II лично определил место будущего собора в полуверсте от Александровского дворца, где проживала Царская Семья, а в 1912 году собор был закончен и освящен. Верхняя церковь была освящена в честь Феодоровской иконы Божией Матери – наследственного благословения рода Романовых, а нижняя – во имя преподобного Серафима Саровского. Этот собор являлся приходским для Царской Семьи, а также для чинов Сводного пехотного полка и Собственного Его Величества Конвоя, охранявших Царскую Семью.

В здании Феодоровского городка, воздвигнутого вокруг собора, разместился после начала войны 1913 года Лазарет Их Императорских Высочеств Великих Княжен Марии и Анастасии. Царевны ухаживали за солдатами, делали перевязки, помогали при операциях как медицинские сестры. Священники Собора постоянно находились в Лазарете – исповедовали и причащали раненых, служили молебны о здравии больных, о победе русского оружия, а также панихиды по усопшим.

С 1914 года и до февральской революции 1917 года отец Алексий вместе с другими священниками Собора совершал пастырское служение и в Лазарете. За эти годы Государыня Императрица и Великие Княжны хорошо узнали отца Алексия. И не случайно в опубликованных письмах из заточения в Тобольске Государыни Императрицы дважды встречается просьба передать привет отцу Алексию Кибардину (в 1918 году).

В 1922 году отец Алексий был возведен в сан протоиерея, а с 1924 года стал настоятелем Феодоровского собора. 15 декабря 1930 года он был арестован и приговорен к пяти годам заключения в лагере строгого режима. По окончании срока остался в ссылке на Севере и работал бухгалтером до 1941 года.

После начала Великой Отечественной войны отец Алексий перебрался в Ленинградскую область и с 25 марта 1942 года служил священником на погосте Козья Гора Осьминского района. 3 августа 1945 года был переведен митрополитом Ленинградским Григорием (Чуковым) настоятелем Казанского храма в поселке Вырица.

17 апреля 1950 года отца Алексия снова арестовали и осудили на 25 лет. Срок заключения он отбывал в Озерлаге – лагере строгого режима. 22 мая 1955 года в праздник святителя Николая освобожден со снятием судимости. 5 августа 1955 года отец Алексий возвратился в Вырицу, куда его назначили вторым священником Казанского храма. 7 августа 1957 года он вышел за штат. Скончался отец Алексий 5 апреля 1964 года в 8 часов утра в Вырице.

После кончины отца Алексия в Журнале Московской Патриархии за 1964 год был опубликован некролог в разделе «Вечная память почившим»: «Митрофорный протоиерей Алексий Алексеевич Кибардин скончался 5 апреля 1964 года в поселке Вырица Ленинградской области, на 83-м году жизни, прослужив в священном сане около шестидесяти лет. Последние годы отец Алексий находился за штатом». Такова краткая канва жизни отца Алексия Кибардина. Теперь перейдем к воспоминаниям протоиерея Василия Швеца, который постоянно общался с отцом Алексием с 1955 года до самой его кончины.

«Отец Алексий Кибардин был одним из самых близких духовных чад старца Серафима. Пожалуй, никто не смог бы рассказать столько о старце, как отец Алексий, бывший свидетелем многих чудес и благодатной помощи, совершенных по молитвам батюшки Серафима.

С отцом Алексием мы были очень близки. На протяжении десяти лет я помогал ему как врач, особенно когда он был частично парализован. Жил я тогда в Вырице. Мы часто допоздна беседовали с отцом Алексием, гуляли вместе по вырицким проспектам и линиям. Он собирал сведения о старце Серафиме, записал множество случаев чудесной помощи батюшки, но при аресте все собранное изъяли. Отец Алексий рассказывал по памяти некоторые случаи, сообщал подробности о своем личном общении со старцем. Часть рассказов отца Алексия, сохранившихся в моей памяти, вошла в эту книгу.

Не раз обращался отец Алексий к воспоминаниям о своем общении с Государем, очень тепло и с благоговением говорил о Царской Семье. Когда отец Алексий начал свое служение в Феодоровском Государевом соборе, его предупредили, что Император обычно не целует руку молодым священникам после елеопомазания. Однако, как рассказал отец Алексий, на первом же богослужении, когда он помазывал елеем молящихся в соборе, Государь поцеловал его руку. Во время служения в соборе он исповедовал Императора и других членов Царской Семьи, читал молитвы и благословлял трапезы с Их участием.

Отец Алексий говорил, что впервые встретился с отцом Серафимом, когда тот еще был духовником в Лавре. После убийства Царской Семьи отец Алексий опасался, что его могут арестовать как человека близкого к Государю и Его Семье. Поэтому он спросил у старца, можно ли ему уехать за границу. Батюшка не благословил уезжать, сказав, что он будет нужен в России.

В 1945 году отец Алексий прибыл служить настоятелем в вырицкий Казанский храм. Сразу по Приезде он зашел к старцу Серафиму. Тот встретил его словами:

- Будешь моим духовником.

И сразу ответил на мысленное возражение отца Алексия:

- Какой гордец, Императора исповедовал, а убогого Серафима не хочешь. Ничего, еще архиереем будешь.

- Как, батюшка, у меня же семья?

Но батюшка не ответил ему в тот раз.

Отец Алексий часто приходил к старцу, исповедовал его и причащал. Однажды во время беседы (было это в 1949 году) батюшка неожиданно сказал:

- Божия Матерь явилась и сказала, чтобы ты меня две недели до самой кончины причащал ежедневно.

Перед самой кончиной своей батюшка сказал отцу Алексию:

- Я назвал тебя архиереем и смутил тебя. Похоронишь меня, а после Пасхальной недели и не захочешь, а тебя возьмут и дадут двадцать пять лет – это архиерейская почесть. Далеко будешь служить, и тебя будут слушаться как архиерея. А потом встретимся – будешь ходить ко мне на могилку и на могилку жены своей, они будут рядом. Я умру, а ты после меня еще пятнадцать лет проживешь.

Отец Алексий до самой кончины старца причащал его ежедневно, а после кончины – хоронил батюшку. Как и предсказал старец, в 1950 году отца Алексия арестовали и осудили на двадцать пять лет.

Отец Алексий отбывал новый срок в Забайкалье. Он говорил, что благодарен Господу за эту ссылку – скольким людям Господь посылал через него помощь и как нужны в заключении верующие люди, - для спасения душ многих.

Наступил 1953 год – год смерти Сталина. Все ждали перемен, ожидали амнистии, зная, что начался пересмотр дел, но свобода никак не приходила. В 1955 году заключенным дали послабление: разрешили свободно перемещаться по лагерю, верующим уже не запрещали открыто молиться. Кому-то из заключенных священников передали с воли антиминс, так что на праздники даже служили литургии.

И вот приблизился праздник Пасхи 1955 года. Отец Алексий благословил приготовить все необходимое к торжественному служению, весь лагерь пришел в движение, шили ризы, вытачивали из дерева сосуды для богослужения. Накануне Пасхи начальник лагеря вызвал отца Алексия и спросил, почему заключенные возбуждены? Отец Алексий успокоил его, сказав, что никаких возмущений не будет и быть не может – сегодня наступает великий праздник Пасхи.

Перед началом пасхальной службы все чудесно изменилось – появились священники в белых ризах, сшитых из простыней и покрывал. В половине двенадцатого ночи запели ирмос канона «Волною морскою». Тогда явилось знамение – прошла огромная волна, ударила с шумом о берег, так что брызги воды окропили людей, собравшихся под открытым небом встречать Пасху. Зажглись сотни лучин – все пространство озарилось огнями. Ровно в 12 часов ночи священники запели: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити», - множество голосов подхватило пасхальное песнопение. Оно разносилось над лесом, поднимать к небу. Многие молились со слезами.

Отец Алексий первым воскликнул:

- Христос Воскресе!

- Воистину Воскресе! – ответил хор голосов.

Эхо ответа понеслось в тайгу, и все леса, облака, воды, вся природа откликнулись на этот призыв. В это время в воздух поднялось множество птиц. Они летали над лагерем, ликовали, радовались вместе с людьми. Началась литургия – были приготовлены деревянные чаши и все, кто пожелал, причащались. Верующие христосовались друг с другом. Отец Алексий прочел вслух огласительное слово святителя Иоанна Златоуста, после чего все прикладывались ко кресту.

Такое чудо сотворил Господь – не было, наверное, такой Пасхи нигде на Земле. После службы начали разговляться – были даже яйца, куличи и пасхи. Один из заключенных, бывший до революции корреспондентом, побивавший во многих странах, сказал отцу Алексию:

- Я был на праздновании Пасхи в Иерусалиме, в Константинополе, в других благословенных местах, но такой благодати, как сегодня, не ощутил нигде и никогда.

Но вернусь к последним дням пребывания отца Алексия в лагере. Близились дни освобождения, все томились в ожидании, и вот однажды отец Алексий сказал в проповеди:

- Мы знаем с вами, что святитель Николай – великий заступник, скорый помощник и чудотворец, он помогает даже иноверцам. Давайте помолимся святителю Николаю о нашем освобождении и попостимся три дня перед его праздником.

Несколько десятков верующих согласились три дня не вкушать пищи, но выдержали пост только двадцать шесть человек (вместе с отцом Алексием, который причастил всех постившихся). И в день памяти святителя Николая 22 мая (по гражданскому календарю) 1955 года пришло известие об освобождении этих двадцати шести человек. Как сокрушались тогда не выдержавшие поста!

Протоиерей Алексий Кибардин

Протоиерей Алексий Кибардин


Когда все необходимые документы были оформлены, начальник лагеря сказал наедине отцу Алексию:

- Я никогда не встречал такого человека, как вы, день празднования Пасхи до глубины души поразил меня. Я прошу вас молиться за меня; может быть, Господь и меня помилует и обратит к Себе.

Он вручил отцу Алексию железнодорожный билет до Москвы (билет был оплачен до Ленинграда, но прямого поезда не было, нужно было делать пересадку в Москве).

Ехал с радостью и надеждой. Все мысли были о встрече с родными. В Ленинграде жил сын, профессор медицины, невестка (она в юности собиралась в монастырь, но отец Алексий как-то спросил, не согласится ли она выйти замуж за его сына – и она согласилась), внук Алеша – дорогие и любящие люди. Отец Алексий вспоминал, что не только расслабился по дороге, но и совершил большой грех – не поблагодарил Бога, думал только о встрече с родными, о покое на старости лет. Он говорил позже:

- Когда тревога, то мы до Бога. Получать хорошо, а поблагодарить Бога – не хватает времени и сил.

В Москве, выйдя из вагона, упал прямо на Ярославском вокзале и встать не мог – его парализовало, отнялась левая сторона, и сказать ничего не мог. Хорошо, что рядом оказался священник из Калинина, с которым он ехал в одном вагоне. Кое-как нацарапал записку, чтобы не отправляли в больницу, а как-нибудь посадили в поезд на Ленинград – билет есть, и там встречают. Ему помогли, положили на полку в вагоне. Родные ждали его на вокзале, привезли домой – тут уже все стали молиться и взывать о помощи. Отец Алексий просил прощения у Господа и Матери Божией, у Ангела-хранителя и святителя Николая.

Болезнь отца Алексия помогла ему снова оказаться в Вырице. Обычно тем, кто возвращался из лагерей, запрещали поселяться вблизи больших городов, но из-за необходимости ухода за ним отец Алексий получил разрешение на жительство в Вырице. Однако дом, в котором он жил до ареста, занимал священник Казанского храма с семьей.

Я помог отцу Алексию с устройством, нашел для него комнату у верующей женщины на Полтавской улице. Последствия парализации еще сказывались, и отцу Алексию было очень трудно ходить. Я постоянно провожал его до храма и обратно и не раз напоминал настоятелю Казанского храма, что до ареста отец Алексий жил в церковном доме и что ему нужно выделить хотя бы маленькую комнатку – он имеет на это право. Но настоятель и его семья никак не хотели поделиться жильем. Тогда я довольно резко сказал настоятелю, что, если они не дадут старому и больному священнику комнату, я буду жаловаться митрополиту и даже Патриарху, хорошо знавшему отца Алексия. После этого комнатку в доме при церкви ему выделили, и батюшка был счастлив, что наконец-то мог находиться рядом с любимым местом, где упокоены его супруга и горячо любимый отец Серафим...

Как и предсказывал старец Серафим, отец Алексий ходил на могилку к старцу и на могилку своей супруги – они погребены рядом, у Казанского храма. Очень любил он детей, целыми днями занимался с ними, обучал Закону Божию, угощал их сладостями. Он собирал сведения о жизни старца, записывал случаи его благодатной помощи людям.

Молитвенная связь отца Алексия с батюшкой Серафимом не прерывалась и после кончины старца. Поэтому часто оказывался отец Алексий у могилы старца в тот момент, когда нужно было помочь кому-то из пришедших. В последние годы жизни отец Алексий находился за штатом, продолжая жить в Вырице. Знавшие батюшку в те годы говорят, что молитва его была непрестанной. К концу жизни отец Алексий стал прозорливцем, и я был свидетелем этого дара, которым Господь наделил Своего избранника.

Старец Серафим предсказал, что отец Алексий переживет его на пятнадцать лет – и он закончил свою жизнь точно в указанный срок. За три дня до кончины (а это был как раз день смерти батюшки Серафима) старец явился отцу Алексию и возвестил о предстоящем уходе. Отец Алексий велел приготовить все для своего погребения, исповедался, причастился и отошел ко Господу 5 апреля 1964 года смертью праведника. Отпевали его тринадцать священников. Протоиерей Алексий Кибардин погребен на вырицком кладбище. Вечная ему память.

К сожалению, не была исполнена просьба отца Алексия быть погребенным рядом со старцем Серафимом и супругой своей – Фаиной Сергеевной Кибардиной. Но мы верим, что это разделение временно. Ведь и сам старец Серафим говорил отцу Алексию, что они должны покоиться рядом. Конечно, смерть праведников соединяет любящих в вечности:

Поселок Вырица. Некрополь у храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Могила Фаины Сергеевны Кибардиной. Фото 1990-х годов.

Поселок Вырица. Некрополь у храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Могила Фаины Сергеевны Кибардиной. Фото 1990-х годов.


«Крепка как смерть любовь» (Песн. Песн., 8, 6), и все же было бы справедливым перенести останки отца Алексия Кибардина туда, где обрели вечный покой самые близкие и любимые им люди».



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика