Контакты
Карта

Ольга

Была у старца духовная дочь Ольга. Происходила она из знатного рода, отец ее был известным генералом, участником русско-японской войны. Мать ее умерла, когда Ольга была еще совсем маленькой. Овдовев, отец женился во второй раз. Брак был счастливым, мачеха любила свою приемную дочь, и сама Ольга впоследствии говорила, что мачеха у нее самая лучшая. Отец был человеком глубоко верующим и благочестивым. Однажды, когда дочь немного подросла, он подвел её к Казанской иконе Божией Матери и сказал:

- Вот твоя настоящая Мать, у Нее спрашивай благословение на все дела.

Так, по слову отца, Ольга с самого детства молилась Божией Матери. Сначала это были просьбы о новых туфельках или платье – и всегда эти просьбы выполнялись. Девочка была абсолютно убеждена, что Божия Матерь исполнит любое ее желание, и доверчиво просила Ее обо всех нуждах.

Ольга воспитывалась в Институте благородных девиц и по окончании его стала задумываться о том, как устроить жизнь. Душа ее стремилась к монашеству, но она не знала, выдержит ли суровую монастырскую жизнь. Тогда она попросила Божию Матерь разрешить ее сомнения, какой путь выбрать, и помолилась так:

- Если Тебе не угодно, чтобы я стала монахиней, то пошли мне такого жениха, как сын помещика из соседнего с нами имения в деревне – верующего, скромного, благородного.

И буквально через очень короткое время родители этого юноши приехали сватать Ольгу. Она поняла, что и эту ее просьбу Божия Матерь исполнила, значит Сама Пречистая благословляет ее на брак. Стали готовиться к свадьбе. На венчании в Исаакиевском соборе должен был присутствовать сам Государь. Невесте сшили подвенечное платье, все родные и близкие радовались предстоящему торжеству, но, как рассказывала сама Ольга, у нее было совершенно иное состояние – ощущение трагедии, как будто ее собирают на похороны, а не к венцу.

В день венчания невеста ждала у себя в доме, когда подъедет карета с женихом. Родители уже отправились в собор. Ольга чувствовала: что-то происходит не так, как должно, была тяжесть на сердце, и тогда она встала перед иконой Божией Матери на колени и помолилась Ей со словами:

- Пречистая, если муж мой не сохранится таким, каков он сейчас, и не сможем мы создать настоящую счастливую семью, устрой так, чтобы все было по Твоей воле, а не по моей.

В это время на другом конце Петербурга происходили такие события: жених ожидал своего брата-офицера, который должен был заехать с ним за невестой и отправиться на венчание в собор. По неизвестной причине брат задерживался. Жених очень волновался – уже приближалось время, назначенное для венчания, а кареты с братом все нет. Наконец брат появился, взмыленный, с извинениями за опоздание, и пошел переодеваться, оставив свое оружие на столе в комнате. Жених, возбужденный и взволнованный, ругаясь на брата, увидел на столе пистолет, взял его в руки и нечаянно выстрелил в себя. Ни о каком самоубийстве, конечно, и речи быть не могло – несчастный случай, но, конечно, происшедший не без Промысла Божия.

Это был ответ на молитву Ольги. Когда Ольга узнала о смерти жениха, как была в подвенечном платье, так и помчалась в собор, куда привезли тело жениха. В тот же день совершили отпевание.

Ольга пережила тяжелейшее потрясение, десять дней не могла ничего есть, почти не спала, очень ослабела и только лежала на кровати. Врачи обнаружили у нее скоротечную чахотку. Родители не знали, что делать, как помочь. Но вот на десятый день ей явилась святая мученица Параскева и строго сказала:

- Иди в Гатчину, там великая святыня – частица Животворящего Древа Креста Господня и рука святого Иоанна Крестителя. Там получишь облегчение от болезни, потом пойдешь в место, где находится храм с чудотворным образом моим, искупаешься в источнике, исповедуешься, причастишься. Там исцелишься от болезни и получишь указание, что делать дальше. Весь путь пройдешь пешком, только перед самым концом тебя немного подвезут.

Ольга встала с постели и прошла пешком до Гатчины, где получила исцеление от тяжелого душевного недуга. Затем она направилась к храму со скульптурным чудотворным образом мученицы Параскевы, искупалась в источнике, исповедалась и причастилась. Действительно, весь путь Ольга прошла пешком, и лишь за полторы версты от храма ее подобрал извозчик.

В храме ей снова явилась святая Параскева и сказала:

- Господь исцеляет тебя окончательно, и до семидесяти лет ничем не будешь болеть. А когда вернешься домой, сходи к старцу, он укажет тебе, как жить дальше.

Началась первая мировая война, и отец ушел на фронт. Случилось так, что в доме кончились запасы, и семья бедствовала, не было ни еды, ни денег. Ольга узнала, где принимает людей старец, и направилась к нему, попросив у мачехи мелочи, чтобы доехать на трамвае. Ольга села на трамвай, вышла на нужной остановке и встретила нищую, которая попросила у нее подаяния. Ольга отдала все, что у нее осталось на обратный билет, и пошла к старцу.

Когда она вошла в дом, старец сразу велел позвать ее и спросил:

- Что, замуж не вышла? Почему не спросила благословения?

Затем подал просфору со словами:

- Поешь и будешь сыта. Потерпите, через три дня у вас всего будет полно в доме, так что будете еще и раздавать.

Ольга подумала:

- Как я наемся такой маленькой просфорой?

Но когда съела половину просфоры, почувствовала, что сыта и решила другую половину отнести мачехе. А через три дня из имения пришел обоз продовольствием – отец с фронта распорядился, чтобы привезли продукты для семьи, которая к тому времени просто голодала.

Ольга рассказала старцу о своей жизни и о том, что она восприняла все происшедшее как указание оставить мир и уйти в монастырь. Старец выслушал ее и ответил:

- Если благословить в монастырь, то тебя, как образованную, могут сделать игуменьей. Но ведь ты слишком добрая – все имущество монастырское раздаришь, и сама будешь жить в послушании у сестер. А если простой сестрой – здоровье у тебя слабое, не выдержишь на общих послушаниях. Что же делать с тобой?

- А как благословите, батюшка, так и сделаю, - ответила Ольга.

- Хорошо, благословляю тебя идти работать кондуктором трамвая, - сказал старец, - тебя весь Петербург будет знать, многие будут приходить к тебе. Когда будешь отрывать билеты, отмечай номера, а вечером за каждого, кому билет продала, сделай земной поклончик да помолись, чтобы Господь всех их помиловал. И много людей через тебя спасутся, если донесешь свой подвиг до конца.

Старец дал Ольге на обратную дорогу ровно столько же денег, сколько она подала нищей, выйдя из трамвая.

Ольга поступила по слову старца, продолжала работать кондуктором и после революции – до выхода на пенсию.

Господь удостоил ее дара прозорливости, многие ходили к ней за утешением и советом. Сама Ольга говорила, что это ей удается по молитвам старца Серафима.

Здесь приоткрывается тайное делание старца: Ольга была не единственной из его чад, которые духовно окормляли людей. Сам он не имел возможности принять всех и молился Господу, чтобы он даровал людям помощь через других, связанных с ним духовно. Но стоило человеку начать приписывать себе эту способность, как дар отнимался.

Особенно известной стала Ольга во время страшных дней блокады: она была матерью-кормилицей многих ленинградцев. Благодаря своим многочисленным знакомствам, устраивала близких людей в столовые, магазины, воинские части и просила, чтобы они остатки еды приносили ей. «Очистили картошку, а очистки принесите, осталось что на тарелках, тоже несите в мешочках», - просила Ольга. Так они и делали. Многим помогла Ольга в блокадные годы. Приходили голодные, измученные, ослабевшие – и каждому хоть немного, но доставалось из еды.

Многие ленинградцы помнят Ольгины мешочки. Она сама чаще всего и не знала, что в этих мешочках. Придет просящий – она и отдаст то, что принесли. Делились с ней и пайком – всё она раздавала голодающим. Те, у кого оставался какой-то излишек, несли его к Ольге, так как знали, что она выручит в тяжелый момент. Сам факт, что есть в городе такой человек, был огромной моральной поддержкой для тех, кто был с ней знаком. Ольга продолжала делать поклоны за каждого, кто принес мешочек, и за тех, кто получил еду, и молилась о спасении всех жителей города.

Пока городской транспорт не остановился, Ольга не покидала своего рабочего места в трамвае. Во время воздушной тревоги и при обстрелах она обычно оставалась в вагоне трамвая. Когда ее спрашивали, почему она не прячется в бомбоубежище, Ольга отвечала:

- Старец знает, куда упасть снаряду.

И действительно, был случай, когда снаряд попал во второй вагон, а Ольга находилась в первом, не получив ни единой царапины.

После войны она продолжала работать кондуктором, и все так же множество людей ходило к своей кормилице, получая радость, ласку, духовный совет и утешение. За ее любовь к людям и подвиг в голодном блокадном Ленинграде Господь дал ей особый дар: то, что она благословляла из еды, хранилось долгое время. Один из знавших Ольгу, рассказывает, что незадолго перед своей кончиной она подарила ему плетеную булку, сказав при этом:

- Съешь, когда зачерствеет.

Семь лет(!) булка оставалась мягкой и только после этого начала черстветь. Когда эту булку вкушали, она имела аромат и вкус свежего хлеба.

Скончалась Ольга в 1957 году. За 60 дней до кончины она перестала принимать пищу и только причащалась Святых Христовых Таин. Причащал ее отец Михаил Гундяев, он же и отпевал ее после кончины. Это было незабываемо: тысячи ленинградцев пришли на отпевание и провожали почившую праведницу на кладбище. Отец Михаил произнес при погребении замечательное слово, рассказал об Ольге, о ее подвиге, о том, что Господь за ее смирение и любовь к людям дал ей дар провидения и духовного совета: многих она утешила, многим помогла в деле спасения от голода телесного и духовного – и не только в страшные блокадные годы.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика