Контакты
Карта

О таинстве причащения и цели его установления

I. Таинство причащения, братие, в нов. зав. называется вечерею (1 Кор. XI, 20), трапезою Господнею (1 Кор. 10, 21), приобщением плоти и крови Христовой (1 Кор. 10, 16) и преломлением хлеба (Деян. 2, 42; 20, 7). Под этим именем разумеется такое таинство, в котором христианин под видом хлеба и вина причащается истиннаго тела и истинной крови своего Спасителя для вечной жизни. Таинство это установлено Самим Господом.

II. а) Как о таинстве причащения - самом важном и, можно сказать, средоточном тайнодействии христианской церкви, учил, Сам непосредственно установивший и даже первым его совершивший, Иисус Христос?

Свое о нем ясное и определенное учение Он, как известно, преподал еще до установления евхаристии, а именно, когда, по поводу чудеснаго насыщения пятью хлебами и двумя рыбами пяти тысяч народа, учил о Себе, как сшедшем, на подобие манны, с небес животном хлебе. (Иоан. IV 27-51).

«Аминь, аминь глаголю вам: не Моисей даде вам хлеб с небесе, но Отец Мой дает вам хлеб истинный с небесе. Хлеб бо Божий есть сходяй с небесе, и даяй живот миру. Аз есмь хлеб животный; грядый ко Мне, не имать взалкатися, и веруяй в Мя, не имать вжаждатися никогда же... Аминь, аминь глаголю вам: веруяй в Мя, имать живот вечный... Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе, аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки; и хлеб, его же Аз дам, плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира» (Иоан. 6, 27-51).

По замечанию св. евангелиста Иоанна, когда И. Христос изрек свое обетование о том, что Он даст хлеб, которым будет плоть Его, имеющая быть Им преданною за живот мира, то пряхуся между собою жидове, глаголюще: како может Сей нам дати плоть Свою ясти (Иоан. 6, 52)? т.е. ту самую плоть; которую видели пред собою. Но Христос, несмотря на это недоумение со стороны иудеев, не только не отрекся от Своего обетования о предложении в снедь Своей плоти, а, напротив, еще с большею силою и твердостию стал учить о сем, так продолжая речь Свою: «аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте плоти Сына человеческаго, не пиете крови Его, живота не имате в себе. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день. Плоть бо Моя истинно есть брашно, и кровь Моя истинно есть пиво. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем. Якожа посла Мя живый Отец и Аз живу Отца ради, и ядый Мя, и той жив будет Мене ради» (Иоан. 6, 53-57).

Вся эта речь, полная одна другой более сильных и выразительных мыслей о безусловной необходимости для получения вечной жизни причастия тела и крови Христовой, поставляет выше всяких сомнений то, что И. Христос, обетовав в будущем дать живой хлеб, состоящий в Его плоти, вместе с сим обетовал преподавать верующим истинную Свою плоть и истинную Свою кровь с тем, чтобы приобщающиеся их внутренно соединялись с Ним Самим и чрез это становились причастниками жизни вечной.

Самое же таинство живого или евхаристическаго хлеба, как передают свв. евангелисты Матфей и Марк, так установил на тайной вечере, после совершения вместе с апостолами ветхозаветной пасхи, Иисус Христос: «идущим же им, прием Иисус хлеб и благословив, преломи и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: сие есть тело Мое, и прием чашу, и хвалу воздав, даде им, глаголя: пийте от нея вси: сия бо кровь Моя новаго завета, яже за многия изливаемая во оставление грехов» (Матф. 26, 26-28, снес. Марк. 14, 22-24), или, по изображению ап. Павла и св. Луки: «Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, прием хлеб и благодарив, преломи и рече: приимите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, сие творите в Мое воспоминание; такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша новый завет есть в Моей крови, сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание» (I Кор. 11, 23- 25; снес. Лук. 22, 19 и 20).

Из приведенных слов писания при установлении сего таинства ясно видна особенная важность и особенно высокое значение сего таинства для христианина. Главное и существенное в сем таинстве то, что под видом хлеба и вина нам преподается истинное тело и истинная кровь Христова. Христос прямо говорит: «хлеб, его же Аз дам., плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира... ибо плоть Моя истинно есть брашно, и кровь Моя истинно есть пиво» (Иоан. 6, 51, 55).

б) для чего Господь установил сие таинство?

аа) Ближайшая цель установления его - воспоминание о Спасителе, особенно о Его страданиях и крестной смерти. «Сие творите в Мое воспоминание», сказал Господь (Сн, I Кор. XI, 25).

бб) С этим вместе оно служит для нас учреждением и знамением новаго завета и новаго союза нашего с Богом во Христе, котораго ветхий завет служит только прообразованием. «Сия есть кровь Моя новаго завета, говорит Спаситель: сия чаша - новый завет Моею кровию» (Мф. 26, 28, I Кор. XI, 25. Сн. Евр. гл. 9).

вв) Далее цель его теснейшее соединение со Христом и между собою. «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем». (Иоан. 6, 56-57). «Едино тело есмы мнози, вси бо от единаго хлеба причащаемся» (Кор. 10, 17).

гг) Кроме того оно служит для нас очистительною и умилостивительною жертвою за грехи наши, и не за наши только, но и за грехи всего мира, и вместе благодарственною жертвою за все, что имеем от Бога: ибо Господь, прияв хлеб, прежде хвалу воздал и благодарил Бога, и потом, преподавая тело Свое, сказал: «сие есть тело Мое, за вас преломляемое во оставление грехов», и преподавая чашу, сказал: «сия есть кровь Моя новаго завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов», ибо у нас нет ничего, чем бы мы могли или достойно возблагодарить Бога за Его милости, или умилостивить Его за грехи наши.

дд) Далее, таинство св. причащения служит для нас духовною пищей и духовным врачевством. Эту истину с великою мудростяю развивает святитель Филарет, митрополит московский, котораго мы и возьмем себе в руководители при изложении этой мысли, - Как для жизни растения требуется не только сила произрастания, но и почва, соками которой питается растительный организм: так и для возрожденнаго человека нужна, кроме благодатной силы произрастания, соответствующая пища. «Только божественная пища может истинно питать, и только божественное врачевство врачевать болящую душу человека, которая по началу своему есть дыхание жизни от уст Божиих. Но как божественное, по существу своему, не может не быть сокровенным для человека, то надлежало еще изобрести средство соделать божественную пищу и врачевство удобообретаемыми и удобоприемлемыми для человека в таинстве причащения, «в котором верующий, под видом хлеба и вина, вкушает самаго тела и крови Христовой для вечной жизни». (Катихиз.). «Сын Божий предлагает нам в таинственную пищу и питие и во всецелебное врачевство, под видами хлеба и вина Свое божественное тело и Свою божественную кровь. Ядите, глаголет, сие есть тело Мое. Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя. Может быть, представится нечто подобное сей трапезе в том, когда мать питает младенца млеком своим, которое только на время сего питания отделяется из ея тела и крови. Но как мало и сие подобие пред великим таинством! Мать преподает младенцу только избыток своего тела, приготовленный для сего природою, - преподает без труда и даже к облегчению своему от избытка, который мог бы обременить ее. Наш божественный Питатель преподает нам самое тело Свое, - всецелое тело Свое, - преподает его сладостию любви, без сравнения превышающей материнскую, но притом преподает нам тело Свое, горьким и смертным страданием уготованное нам в пищу. Сие есть, глаголет, тело Мое, еже за вы ломимое. Сия есть кровь Моя, еже за вы и за многия изливаемая. Как пшеница страждет в жерновах, и под рукою хлебоделателя, и в разженной пещи, да будет хлеб, укрепляющий сердце человека; как кровь гроздова страждет в утеснении точила, да будет вино, веселящее сердце человека; так благоволил воплощенный Сын Божий предать тело Свое на разнообразный страдания - елеонския, иерусалимския и голгофския, допустил многострадально источить кровь Свою в предкрестных и крестных мучениях, дабы в них уготовать нам пищу и питие жизни и врачевания, безсмертия и блаженства». (См. Слова Филарета, митр. моск., изд. 1848, стр. 226-7).

ее) Наконец, св. причащение служит для нас залогом безсмертия и вечной жизни. «Аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крови Его, живота не имате в себе... Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день... Отцы ваши ели манну в пустыне и померли, а ядущий хлеб сей - жить будет во век». (Иоан. 6, 53-54, 57-59). Понятно, что столь высокое таинство должно требовать и особенных условий с нашей стороны; оно требует полнаго сосредоточения в самих себе, строгаго самоиспытания своей совести и всецелой готовности к принятию его. Апостол кратко выразил все это в следующих словах: «да искушает же человек себе и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет; ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня» (I Кор. XI, 28-29).

III. Таковы, братие, высокия цели святейшаго таинства причащения, столь спасительнаго и столь необходимого для нас. (Свящ. Гр. Дьяченко).



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика