Контакты
Карта

Мастерские по изготовлению строительных материалов

Николаевский собор

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА

Широко развернувшееся в Киеве в конце X - первой половине XI в. строительство каменных культовых и светских сооружений вызвало необходимость производства строительных и отделочных материалов - изготовление кирпича, поливных плиток, обработки строительного камня и др. Места расположения этих производственных комплексов представляли собой большие строительные площадки, которые, как правило, находились рядом со строящимися зданиями.

Впервые отчетливые остатки камнеобрабатывающего производства, связанные со строительством, были выявлены в 1907-1908 гг. В.В. Хвойкой к юго-западу от Десятинной церкви. Это были мастерские по обработке камня, использовавшегося при строительстве зданий архитектурного ансамбля «города Владимира».

На глубине 1,5-2 м залегала сплошная масса щебня и более крупных осколков камня - гранита, шифера, известняка, мрамора и лабрадора. Большинство камней обработано, на некоторых следы извести. Вероятно, в мастерской обрабатывались архитектурные детали из камня для Десятинной церкви. Фрагменты обработанных каменных деталей и отдельных кусков плинфы, мрамора, песчаника, валунного гранита найдены в значительном количестве в культурном слое во время раскопок в районе Десятинной церкви.

В последние годы, благодаря открытиям производственных комплексов вблизи Десятинной церкви, а также в районе архитектурного ансамбля «города Ярослава», появились новые важные данные для характеристики строительного дела в древнем Киеве.

Почти рядом с мастерской по обработке камня, юго-западнее фундаментов Десятинной церкви, в 1974 г. были открыты остатки двух печей для обжига плинфы, сложенных из сырцового кирпича (раскопки автора). Одна из них сравнительно хорошей сохранности, прямоугольная в плане. Сохранился частично только нижний ярус печи - топочный, состоящий из двух камер, верхний - обжиговый, - в который загружался кирпич для обжига, не сохранился. Размеры печи по наружным обмерам 4,80х4,00 м. Максимальная высота уцелевших стен топка 1,30 м. В верхней части стен первой камеры в двух местах сохранились фрагменты свода. Поверхность внутренних стен топки под действием сильного огня ошлакована, зеленоватого цвета. Весь корпус печи прокален до красного цвета на толщину 40 см.


Печь для обжига плинфы. Ул. Владимирская, № 2. Раскопки 1974 г.

Печь для обжига плинфы. Ул. Владимирская, № 2. Раскопки 1974 г.


Вокруг печи в слое найдено много кусков ошлакованной плинфы - брака производства. Отдельные блоки скипевшихся плинф дают представление о способе ее укладки в верхнем обжиговом ярусе печи: один ряд положен плашмя, а следующий ставился на ребро. На расстоянии 3,5 м к северо-западу от первой печи находилась вторая, почти полностью разрушенная. Она имела ту же конструктивную схему и размеры, которые восстанавливаются по поду печи и сохранившейся в основании стен прокаленной докрасна глине.

Почти рядом такая же печь для обжига плинфы была открыта еще в 1936 г.

Размеры плинфы, отдельные находки керамики, а также результаты археомагнитного метода исследования обожженного сырцового кирпича, глиняного раствора и пода печи дают основания датировать открытый производственный комплекс второй половиной X в. - временем застройки территории киевского детинца в пределах «города Владимира».

Все три печи, открытые в районе Десятинной церкви, находились в перекопанном культурном слое, насыщенном разновременным строительным и бытовым мусором. Это, несомненно, следы кладоискательской деятельности А.С. Анненкова. Богатый орловско-курский помещик за жестокое обращение со своими крестьянами «по высочайшему повелению» был выслан в Киев, где занялся делами «благочестия» и покровительствовал строительству новой Десятинной церкви. Во время земляных работ по планировке территории Десятинной церкви землекопы наткнулись на какой-то древний тайник, из которого Анненков извлек богатейший клад золотых и серебряных украшений. По словам очевидцев, клад занял два больших мешка. Анненков держал в секрете эту находку, часть вещей была переплавлена на металл, часть ушла за границу, часть была распродана. Так погиб для науки бесценный клад. Чтобы не допустить новых раскопок возле Десятинной церкви и расположенной рядом собственной усадьбы, намеченных Киевской комиссией для разбора древних актов, А.С. Анненков подал ходатайство на имя киевского генерал-губернатора Бибикова, в котором указывал, что эта территория им уже исследована и что, кроме следов глубоких рвов и ям, а также засыпанных погребов, здесь ничего нет. Не исключено, что под засыпанными погребами А.С. Анненков имел в виду открытые нами печи для обжига плинфы.

Как известно, в крупных городах Древней Руси существовали отдельные артели мастеров-плинфоделателей, занятых изготовлением кирпичей для строительства каменных сооружений. Открытые печи вблизи Десятинной церкви, по-видимому, и обслуживались одной из таких артелей.

Открытые печи для обжига плинфы, как и аналогичные печи в Смоленске, Суздале, строились временно, только для обслуживания нужд определенной постройки.

Характеристику строительной площадки «города Владимира» дополняет изображение на земле трехнефного храма, открытого к востоку от печи № 1 на том же уровне.


План трехнефного храма, изображенный желтой глиной на земле. Ул. Владимирская, № 2. Раскопки 1976 г.

План трехнефного храма, изображенный желтой глиной на земле. Ул. Владимирская, № 2. Раскопки 1976 г.


Эскизное изображение храма выложено светло-желтой глиной на темном фоне земли. Четкая геометрическая форма линий размещена в строго горизонтальной плоскости. Размеры его 1,23х1,25 м. Западная часть изображения срезана поздней ямой.

Архитектор К.Н. Афанасьев, изучая древнерусскую архитектуру XI-XII вв., отмечал, что история не оставила ни одного строительного чертежа, относящегося к этому периоду. Однако установленное наличие точных геометрических и кратных соотношений всех размеров древнерусских сооружений свидетельствует об обязательности составления древними зодчими предварительного, причем точно расчерченного, проекта, который мог быть выполнен «либо на отшлифованном камне, либо на доске или даже на выравненной земляной площадке. Эти схемы и были практически рабочими чертежами, которые можно себе представить совершенно реально».

Возможно, таким рабочим чертежом и является изображение трехнефного храма, открытого на строительной площадке X в.

Как известно, древняя Десятинная церковь в плане была также трехнефным сооружением с тремя апсидами. Эскизное изображение храма представляет собой вариант архитектурного решения не плана, а фасада будущего здания Десятинной церкви. Ориентационные оси настоящего храма и эскизное изображение совпадают. Ось восток-запад храма отклоняется от оси эскизного изображения всего лишь на 3°.

Сопоставляя размеры эскизного изображения храма с фактическими размерами остатков фундаментов Десятинной церкви, можно определить такие их особенности: ширина эскизного изображения равна четырем греческим футам или 1,23 м. Ширина центральной части Десятинной церкви по западному фасаду равна шестидесяти греческим футам или 18,5 м. Отсюда следует, что эскизное изображение храма на земле является 1/15 натурного размера центральной части Десятинной церкви, которая первоначально представляла собой трехнефное сооружение.

Академик Б.А. Рыбаков отмечал, что древнерусский зодчий был не только художником, но и строителем-практиком, «которому приходилось переводить свои художественные замыслы на язык, понятный всем исполнителям». Еще до начала земляных работ нужно было заказать необходимое количество кирпичей определенных форматов, учесть, сколько кирпичей и каких именно ляжет в той или иной стене или пилястре. Важным моментом в работе зодчего было производство «очертания», т.е. плана, чертившегося непосредственно на земле, на выравненной «долине». Вполне возможно, что такой эскиз рядом с печами для обжига плинфы был необходим при расчете количества кирпичей для сооружения Десятинной церкви, а также, возможно, для архитектурного решения фасада.

Чертеж на месте строительной площадки открыт впервые и по своему значению является уникальным памятником древнерусской строительной техники.

Таким образом, археологическими раскопками на территории киевского детинца открыт большой производственный комплекс, обслуживавший сооружения Десятинной церкви и архитектурного ансамбля конца X - начала XI вв.

На строительной площадке размещались печи для обжига плинфы, мастерские по обработке камня, изготовлению поливных плиток, свидетельствующие о широко развитом и хорошо организованном строительном деле в Древней Руси.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика