Контакты
Карта

Массовая застройка. Жилой район на склонах Старокиевской горы.

Территория киевского детинца Х - начала XI вв. начинает быстро застраиваться жилыми постройками. Вокруг дворцов вырастают боярские дома, жилища простого люда, а также мастерские ремесленников.

Проведенные в течение ряда лет археологические исследования открыли не только интересный материал для изучения застройки киевского детинца, его планировки, но выявили и наиболее характерные конструктивные особенности жилых построек того времени.

Многие исследователи считали, что основным типом массовой застройки в древнем Киеве были полуземляночные жилища. Так, по мнению Н.Н. Воронина, - рядовые жилища киевских низов, горожан и ремесленников представляли собой «тесные, закопченные и темные полуземляночные жилища, задернованные кровли которых, подобно курганам, поднимались невысоко над землей».

М.К. Каргер считал, что основным типом массового городского жилища вплоть до XII-XIII вв. продолжала оставаться полуземляночная постройка.

Подобный вывод можно объяснить тем, что во время археологических раскопок открывались самые нижние части жилищ, углубленные в материковую глину. Деревянные конструкции в условиях Верхнего города почти не сохранились.

Однако еще В.В. Хвойка, исследуя жилища в бывшей усадьбе Петровского (территория исторического музея УССР), отмечал, что жилые постройки Киева сооружались из дерева, причем часть стен этих сооружений находилась в выкопанном в материковой глине четырехугольном углублении. Остальная часть стен возвышалась над поверхностью земли. В некоторых случаях более обширные сооружения имели надстройку в виде второго этажа.


Жилище X-XI вв. Ул. Десятинная, № 2. Раскопки 1972 г.

Жилище X-XI вв. Ул. Десятинная, № 2. Раскопки 1972 г.


Археологические исследования последних лет на Подоле, а также Верхнего города показали, что жилища массовой застройки древнего Киева были в основном наземными и в конструктивном отношении представляли собой два типа: каркасно-столбовые и срубные. Археологическими раскопками открыто значительное количество жилищ на верхнем плато Старокиевской горы и ее склонах. Большая глубина залегания культурного слоя, поврежденного позднейшим городским строительством, разновременные мусорные ямы, растущие деревья - все это очень усложняло работу. В таких условиях трудно рассчитывать на открытие каких-либо уцелевших комплексов. Только в некоторых случаях удается исследовать ненарушенные культурные напластования. Открытые жилые и хозяйственные комплексы были разной сохранности.

Жилища в северо-западной и северо-восточной частях киевского детинца размещались в основном по краю горы, ближе к склонам, поскольку центральная часть была занята строительной площадкой.

Среди этих жилищ рядовых горожан, ремесленников, челяди особый интерес представляет открытое П.П. Толочко жилище в усадьбе № 10 по улице Владимирской.

В нем находился завал глинобитной печи, в котором найдены небольшие фрагменты фресковой росписи белого, темно-серого, коричневого, зеленого и желтого цветов на глиняной подоснове. Толщина ее от 1 до 6 см. Очевидно, стены жилища были обмазаны глиной и расписаны. В.В. Хвойка во время раскопок в усадьбе Петровского также находил фрагменты фресок на глине, объясняя это тем, что фресковой росписью украшались стены не только дворцовых сооружений, но и жилища бояр и других зажиточных слоев населения. Предположение В.В. Хвойки нашло подтверждение в материалах настоящего жилища, датируемого керамикой X в.

В 1965-1969 гг. производились большие археологические исследования на северо-западных склонах Старокиевской горы, в результате которых открыто двадцать жилищ, в частности производственные помещения, гончарная печь (раскопки П.П. Толочко и автора). Впервые открыта интересная система планирования жилого района на склонах горы, что меняет наше представление о действительной площади застройки города.

Выявленные стены, углубленные в материковой глине, следы бревен, канавки, в которые они закладывались, ямки от деревянных столбиков дают основания отнести эти жилища к каркасно-столбовому типу построек, конструкцию которых в деталях проследил П.П. Толочко: «В углах, а иногда и посредине четырехугольного углубления, выкопанного в лессе, ставились деревянные столбы-опоры. В верхней части, а при наличии второго этажа и посредине, они перевязывались горизонтальными балками, способными нести чердачное или междуэтажное перекрытие и кровлю. Стены возводились из досок, горбылей или тонких бревен, закрепленных в пазах вертикальных опор конструкции. После окончания строительства такой дом оштукатуривался с внешней и внутренней стороны тонким слоем желтой глины, а также, вероятно, белился». Следы кусков беленной штукатурки встречались в раскопанных нами жилищах на склонах Старокиевской горы.

Значительная часть описанных жилищ очень повреждена позднейшими постройками, бытовыми ямами. Поэтому не всегда удается проследить в них отдельные конструктивные детали. Так, в отдельных жилищах не прослеживаются ямки от деревянных столбов-опор, не сохранились остатки бревен, не исключено, что некоторые из них, возможно, были срубными.

Внутреннее устройство жилищ очень простое - в одном из углов находилась глинобитная печь, вдоль стены иногда прослеживается вырытая в материковой глине лежанка, примыкающая к печи.

Очень близкое расстояние одного жилища от другого свидетельствует о густоте заселенности района.

Амфорка киевского типа. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1965 г.

Амфорка киевского типа. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1965 г.

Инвентарь жилищ беден. Найдено много обломков глиняных горшков X-XI вв. Интерес представляют клейма на донышках сосудов, они разной формы: в виде трезубца, двойного круга, креста, вписанного в круг, круга, заполненного сеткой, колеса со спицами. Среди других керамических изделий - обломки амфорок так называемого киевского типа, кувшинов с высоким горлом, светильники. Найдено значительное количество шиферных пряслиц, костяных проколок, обломков стеклянных браслетов.

В раскопках, расположенных ближе к Десятинной церкви, найдено много строительного материала - плинфы, цемянки, кусков обработанного шифера, мрамора. На некоторых обломках плинфы видны отпечатки рельефных линий, кругов, на одном из обломков - рельефный знак в виде трех переплетенных овалов. Найдены целые блоки плинфы с цемянкой, много фрагментов фресок с орнаментальными мотивами.

Среди других находок значительный интерес представляет фрагмент мозаики на цемяночном растворе, состоящий из маленьких каменных кубиков нескольких оттенков - розового, белого и серого цветов. По краям обломка, в гнездах, - следы смальтовых кубиков, на фресковой основе прослеживаются пустые гнезда с предварительной росписью красного цвета. Размер фрагмента мозаики 17х11 см. Аналогичный фрагмент мозаики найден и во время раскопок территории Десятинной церкви в 1937 г. Вполне возможно, что это части одной мозаичной композиции.

Пряслице с дарственной надписью. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1968 г.

Пряслице с дарственной надписью. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1968 г.

Уникальной находкой на склонах горы было шиферное пряслице с очень четкой грамотной дарственной надписью: «Янъка въдала пряслень Жиръце».

На склонах и по краю горы наряду с жилищами открыты следы производственных сооружений. Так, в северо-западной части детинца обнаружено жилище, в котором найден набор костяных заготовок разных изделий. Среди них шесть полуфабрикатов костяных проколок разной величины, фрагмент заготовки ручки, костяная накладка сложного лука. Найдено значительное количество костей домашних животных, очевидно, заготовленных для их дальнейшей обработки. Наличие различных полуфабрикатов свидетельствует о довольно широком ассортименте изделий. По-видимому, хозяин жилища был ремесленником по обработке кости и изготовлению различных костяных изделий.

На северо-западных склонах Старокиевской горы была обнаружена постройка размером 3,0х3,1 м. В центре, под большим скоплением пепла и угля, обнаружена глинобитная печь круглой формы, вырезанная в материковой глине, размер ее 1,0х1,0 м. Свод печи разрушен, частично сохранился лишь под печи, покрытый слоем угля и пепла. Обнаружено большое количество кусков железного шлака, углей, что свидетельствует о производственном характере этого помещения, вероятнее всего - кузницы.

В другом помещении, посредине юго-восточной стены, сохранилась небольшая глинобитная печь диаметром 0,6 м. При таком сравнительно небольшом размере печи стены свода довольно мощные: ширина 0,2-0,3 м; высота сохранившегося свода 0,3-0,4 м. Под и стены свода сильно прокалены, ярко-красного цвета. В юго-западной части пола жилища находился другой завал печины, обожженной докрасна. Пол жилища очень твердый, также обожженный. В заполнении обнаружены куски стеклянного и железного шлаков.

Гончарная печь. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1967 г.

Гончарная печь. Северо-западные склоны Старокиевской горы. Раскопки 1967 г.

В западном конце одной из террас, над которой располагались жилища, находилась гончарная печь. При ее сооружении было использовано старое заброшенное жилище, к которому пристроено другое помещение. В последнем находилась печь, представлявшая собой двухъярусное сооружение с двумя камерами - верхней и нижней. Наземная часть печки (верхний ярус) круглой формы. Свод ее мощный, сложенный из глины и камня. Высота сохранившейся части печки 0,55-0,6 м от уровня пола. Размер пода 1,05х1,1 м. Под верхней камерой печки, на поде которой складывали глиняную посуду для обжига, была нижняя камера - топочная, тоже сферической формы, только меньших размеров. Размер ее пода 0,7х0,7 м. Перед топочной камерой находилась яма довольно значительных размеров: 0,8х1,1 м, глубиной 0,80 м. Из этой ямы гончар загружал топливом топочную камеру печи, на поде которой сохранился большой слой угля. Под и стены топочной камеры прокалены до красного цвета, что свидетельствует о высокой температуре при обжиге посуды. В верхней камере обнаружены сквозные отверстия - «продухи», диаметром около 0,15 м, по которым горячий воздух поступал из нижней камеры в верхнюю. Недалеко от гончарной печки обнаружена еще одна яма овальной формы. Размеры ее 0,80х1,40 м, глубина от уровня пода 0,6 м. Такая яма могла быть рабочим местом гончара. В ней стоял ножной гончарный круг.

В небольшом помещении, где находилась гончарная печь, обнаружено девять ямок от деревянных столбиков. Четыре из них размещены по углам мастерской, три - посредине стен: южной, западной и северной, два столбика - с двух сторон устья печки. Сравнительно хорошо сохранилась та часть стен, которая была вырезана в материковой глине. Пол в обоих помещениях был на оном уровне. Как видно, гончар использовал брошенное жилище и соорудил одно большое помещение с целым комплексом производственных процессов и оборудования. Вполне вероятно, что старое жилище ремесленник использовал как рабочую площадку для изготовления посуды, о чем свидетельствует, в частности, обнаруженный здесь толстый слой глины и песка.

Есть все основания датировать печь, открытую на склонах Старокиевской горы, X-XI вв., так как на поде верхней обжигательной камеры, в предпечной яме и во всем заполнении помещения сохранились обломки глиняной гончарной посуды X-XI вв. Кроме того, само помещение гончарного горна является как бы продолжением одного плана застройки исследованных жилищ, которые относятся к этому же периоду - к концу X-XI вв.

Гончарная печь для обжига глиняной посуды, открытая на склонах Старокиевской горы, является наиболее ранней из известных до этого времени печей эпохи Киевской Руси. Она свидетельствует о переходе от домашнего производства глиняной посуды к ремеслу, к производству на рынок.

Интересно, что у склонов Старокиевской горы, где обнаружена печь, находится урочище Гончары (современная улица Гончарная).

Возможно, открытая гончарная мастерская является одной из многих, которые дали название этой древней улице города.

Археологические исследования древнейшей части Киева, а также письменные источники раскрывают грандиозную картину строительной деятельности князя Владимира Святославича, позволяют уточнить некоторые вопросы исторической топографии и социальной структуры киевского детинца.


«Город Владимира». Фрагмент макета «Древний Киев». Автор Д.П. Мазюкевич.

«Город Владимира». Фрагмент макета «Древний Киев». Автор Д.П. Мазюкевич.


К концу X - началу XI вв. на Старокиевской горе завершается строительство нового политического и административного центра города - детинца, известного в исторической литературе под названием «город Владимира».

Территория его в пределах 10 гектаров была окружена оборонительными сооружениями - валами и рвами. Укрепления строились в основном на естественных склонах Старокиевской горы. В юго-западной части находились въездные ворота - Софийские.

Композиционным центром детинца стала Десятинная церковь, украшенная фресками, мозаиками, ценными породами камня. Вокруг церкви с севера, юга и запада располагались каменные княжеские дворцы.

Княжеский двор в конце X - начале XI вв. находился «вне града», где был «терем камен», который стал личной резиденцией князя Владимира Святославича. Перед дворцом, к северо-востоку от Десятинной церкви, находилась парадная площадь, так называемый «Бабин торжок», украшенная античными скульптурами. Впервые упоминаемая в летописи под 986 г. «гридница» - дворцовое сооружение, предназначенное для больших собраний и пиров, - отождествляется с остатками дворцового сооружения, которые были открыты к югу от Десятинной церкви.

Жилища ремесленников, челяди, обслуживавшей княжий двор, а также мастеровых, занятых на строительстве каменных сооружений киевского детинца, размещались по краю и на террасах Старокиевской горы, о чем свидетельствуют приведенные выше результаты археологических исследований.

Укрепленный мощными оборонительными сооружениями киевский детинец - политический и административный центр города X - начала XI вв. - возвышался над огромным посадом на Подоле и другими районами города, расположенными на Замковой горе, Лысой, Щекавице и Копыревом конце.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика