Контакты
Карта

Мария Кузьминична Чалап

Прошло уже много времени, а я хорошо помню те тяжелые и страшные дни. До войны колхоз «Третий решающий» села Криничное был в числе лучших хозяйств района. Жили перед войной хорошо, село было красивое. Когда началась война, почти всех здоровых мужчин призвали в армию, а к нам в Криничное привезли 30 молодых ребят из Винницкой области. Это были работящие ребята. В самом начале сентября 1941 г. председатель колхоза, вернувшись из райцентра, собрал все село и сказал, что через неделю село будет эвакуировано в Поволжье. На сельском сходе было рассказано все, что касалось отъезда. Со схода люди не шли, как обычно, домой, а просто бежали. Но ни криков, ни слез не было, а было очень тревожно. Неделю все село кипело. Казалось, что люди не ложились спать ни на час. Всю ночь у всех горел свет, все что-то делали. А работы было много. Люди готовились в дальнюю дорогу и понимали, что это надолго, если не навсегда. Каждая семья среди двора складывала все, что собиралась взять с собой. Особенно много готовили продуктов. Хотя было сказано, что запасов надо брать только на 5-6 суток. Перебирали все вещи, посуду, инструменты, отбирали самое необходимое. На 6-й день к каждому двору подошла арба, запряженная парой волов. Люди погрузили отобранные пожитки, продукты и детей и поехали в город. В селе остались только кошки и собаки.

Только на следующий день подали вагоны и началась погрузка. В вагоне размещали 5-6 семей, а то и больше. В наш эшелон погрузили колхозников из села Омельково. Председателем колхоза у них был Петр Иванович Загадский. Он был старшим эшелона, а по прибытии на место стал председателем колхоза. Оба эшелона почти постоянно бомбила немецкая авиация. Поэтому время в дороге затянулось. У многих закончился выпеченный дома хлеб. Ехали без вареной пищи. Часто эшелоны останавливались, объявлялось, что впереди бомбят. В это время женщины быстро выбегали из вагонов со сковородками и чугунками, собирали сухой бурьян, разжигали костры и пытались готовить пищу. Иногда это удавалось. Но чаще раздавался сигнал о продолжении движения и недоваренные супы выливались на землю, а коржи доходили в вагонах на остывающих сковородках. И все равно на следующих остановках все повторялось снова.

Высадили нас в Воскресенске. Там разгружались баржи с зерном. Вот в них нас погрузили и повезли в районный центр Ундервальд, что в 25 километрах от города Маркса. Отсюда подводами доехали до села Ремлер, которое позже стало называться Михайловкой. В нем находилось несколько военных, которые охраняли имущество, они же управлялись с бесхозным скотом. Для нас все было непривычно и ново. Поражала чистота в селе, во дворах, в домах, на огородах. Дома рубленные под тесовыми крышами, с добротной мебелью, с кладовыми, в которых мука, зерно, а на чердаках – вяленая рыба. На огородах – созревшие овощи и картофель. Впервые увидела огромные пудовые арбузы. В домах стены, полы и потолки окрашены лаковой краской. Как-то на чердаке мы обнаружили деревянную статую Иисуса Христа размером в натуральную величину. Удивляло многое: крупный и чистый картофель в огороде с супесчаным грунтом, оригинально сложенные печи. Особенно поражала беспредельная равнина. Было видно, как бомбят город Энгельс, как полыхают в городе пожары, и все это за 50 километров от Ремлера. Ко всему нужно было привыкнуть.

Сразу же по прибытии на место заработали колхоз и сельский Совет. Но школа открылась только в ноябре – не было учителей. На полях стояли скирды хлеба, который был повязан в тонкие снопы, что облегчало работу женщин на молотьбе. Многому пришлось учиться. Мы совсем не могли обращаться с верблюдами. Волов там запрягают по одному, а не по паре, как у нас. Пришлось делать ярма на пару и учить волов ходить в паре. Мы совершенно не могли бороться с комарами, которых там великое множество. На все село был всего один колодец, пришлось воду брать из реки.

Почти всю войну работала на подвозе горючего из Энгельса и Вольска. А это почти 90 километров в один конец. Возили бричками, обозами, по 18-20 подвод в обозе. А мне было всего 16 лет.

В военные годы в Поволжье мы работали много и тяжело. Работали все годы без выходных, праздников и отпусков. Домой вернулась только в 1948 году.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика