Контакты
Карта

163-172

Строитель обители Герман, казначей Сергий и другие монахи, предстоя перед царем и слыша такие речи из его уст, возрадовались от всего сердца и пошли известить братию, после чего все воздали хвалу и славу в Троице славивому Бегу и Пречистой Богородице - ибо так творит Господь Своим угодникам. Тотчас было написано единодушное прошение великому государю:

«Царю государю и великому князю Феодору Алексеевичу, всея Beликия и Малыя и Белыя России самодержцу, бьют челом твои богомольцы, строитель Воскресенского монастыря старец Герман и казначей старец Сергий с братией. Благоволением Божьим, великий государь, в превеличестве милости не только человеческими, но и бесплотных умами непостижимого Бога, нашего и твоего, благочестивый царь, и всех христиан единого Владыки и Царя, Тот, Кто возносит над всеми Свое милующее и любящее сердце и обращает по Своей премудрости к благоугодному изволению, преклонил твое сердце на сострадание и неизреченную милость к сей святой обители, и к сему великому подобию первого устроенного на месте жизнеподательных страстей Христовых и Его живоносного пресветлого Воскресения храма, и к нам, твоим нищим рабам и богомольцам. О сем радуемся превеликой радостью и торжествуем, как перешедшие с Моисеем Чермное море печалей и страстей и вселившиеся в землю обетования, всегдашней радостью о воскресшем во Иерусалиме Христе. Малого недостает, добрый владыка, дабы мы уподобились древним израильтянам, вынесшим из Египта кости Иосифа, избавившего их от голода, и в позднейшее время константинопольцам, которые умолили благочестивого царя Феодосия возвратить Иоанна Златоустого из Коман - до сего времени мы не простирали к тебе моления о нашем отце, избавившем нас от глада неслышания Божия слова и напитавшего нас тучным Тельцом и Агнцем, вкушающие Которого во веки не умирают. Молим ныне твое, благочестивейший государь царь, богоподобное благоутробие: помилуй нас, своих нищих богомольцев, подай Церкви полноту, приведи кораблю кормчего, пошли пастыря стаду, приставь к телу главу - христоподражательного нашего наставника святейшего Никона, проведшего нас, подобно Моисею, через море мира; повели, да и землю обетования, которую мы в преизбытке наследуем твоим прещедрым подаянием, разделит нам, как Иисус и Елеазар разделили всем по достоинству. Изведи из темницы его душу и, как некогда блаженного Игнатия, патриарха Цареградского из заключения, повели освободить из Кириллова монастыря и вселить в обитель живоносного Христова Воскресения, возвышающуюся в повсеместной славе подобно плодоносному древу; да и он с нами вместе насладится твоими пребогатыми щедротами и возвеселится в старости при исходищах твоего благодаровитого и щедролюбивого излияния. Царь государь, смилуйся!»

Эту челобитную с подписями строителя, казначея и братии (всего к подлинному прошению приложили руку человек с шестьдесят) монахи вручили благочестивейшему царю и слезно молили его, да повелит возвратить из заточения блаженного Никона.

Благочестивый царь, приняв прошение и пожив в обители довольное время, вернулся в царствующий град Москву. Прибыв во дворец, государь начал изъявлять святейшему патриарху Иоакиму свое намерение освободить патриарха Никона из заточения и перевести в построенный им Воскресенский монастырь, где он должен довершить начатое им здание великой церкви. Патриарх не соглашался, говоря: «Буди, царь, твоя воля, но сие дело решено не нами, а великим собором святейших вселенских патриархов, и мы без их ведома ничего сделать не можем». Видя, что патриарх на то не благоволит, благочестивый царь весьма опечалился, однако и после не переставал напоминать святейшему о блаженном Никоне. Патриарх же никак не соглашался освободить Никона из заточения, но чем дальше, тем сильнее тому препятствовал.

Спустя некоторое время благочестивый царь собрал в патриаршей Крестовой палате архиереев и весь освященный собор. Придя на собор с царским синклитом, царь во всеуслышание объявил о своем намерении освободить патриарха Никона и передал прошение братии Воскресенского монастыря. Патриарх Иоаким с упорством настаивал, чтобы Никон пребыл в заточении; архиереи же хотя и боялись патриарха, но многие из них поддерживали царя, говоря в один голос, что надобно взять патриарха Никона из заточения в его новопостроенный Воскресенский монастырь и пусть он там пребывает. Святейший патриарх Иоаким на то дело не соблаговолил, и с тем собор разошелся.

Благочестивый царь, видя, что ничего не выходит, через малое время призвал к себе патриарха и снова усердно просил его вместе со своей теткой, благородной царевной и великой княжной Татианой Михайловной, об освобождении патриарха Никона из заточения. Он же нимало не преклонился на их царское прошение и на сие благое дело, чтобы облегчить участь блаженного, но продолжал упираться, говоря: «Не мы это постановили, но великий собор и вселенские патриархи, и без них мы решать не смеем».

Благочестивый царь сильно опечалился; сжалившись над святейшим патриархом Никоном, столько лет страждущим в изгнании, он своей рукой написал ему утешительное послание, прося молить в Троице славимого Бога, Пречистую Богородицу и всех святых о царском многолетном здравии и состоянии всего мира, а также ожидать к себе милости его царского величества и праведного рассмотрения. Это послание было отправлено с иеродьяконом Мардарием, которого вместе с иеромонахом Варлаамом отпустили из заточения из Крестного монастыря, что на океане-море; тогда же по прошению государыни благоверной царевны и великой княжны Татианы Михайловны был возвращен из новгородского изгнания клирик Иоанн Корнильев. Блаженный Никон с радостью принял послание и увидел, что царское величество являет о нем великое попечение и желает освободить из заточения, дабы святейший патриарх снова пребывал в своем Воскресенском монастыре и довершил создание начатого им строения, великой церкви Воскресения Христова, а также хочет его видеть, ибо благочестивейший царь много слышал о блаженном Никоне как о премудром пастыре, снискателе Божественного писания, истинном рачителе и поборнике святой непорочной веры и хранителе святых Божественных догматов.

Прочтя царское писание, блаженный возрадовался душою и сердцем и воздал хвалу Спасителю нашему Богу, свыше призревшему благодатью на смирение раба Своего и даровавшему благочестивому царю духовное влечение сердца к нему и к обители Воскресения Христова и к довершению церкви; и сие было ему малой отрадой во всех его скорбях и печалях.

Благочестивый царь все более распалялся любовию к святой обители и ревностию к завершению великой церкви, а также к освобождению блаженного Никона из заточения. По своему благому намерению и вере в Бога благочестивый царь неоскудно жаловал из своей казны на постройку, сколько было надобно.

Блаженный Никон хотя и получил от царя милость, однако сильно изнемогал от тяжкой болезни; также и царь страдал от недуга, почему и случилось промедление в переводе святейшего патриарха из Кириллова монастыря в Воскресенский.

Когда болезнь блаженного усилилась, архимандрит той обители Никита написал в царствующий град Москву к святейшему патриарху, извещая его, что блаженный Никон изнемогает и лежит при смерти (а он уже и схиму принял и через семь дней соборовался; имя же не благоволил переменить), а также спрашивая, как соизволяет святейший совершить над ним чин погребения, когда Бог возьмет его из сей жизни, и о поминовении, и где положить тело. Получив это послание вскоре, святейший патриарх повелел немедленно отписать в Кириллов монастырь к архимандриту, повелевая Никона посхимить, а когда он преставится, то творить над ним обычный монашеский чин погребения, тело же положить в притворе.

Благочестивому царю о том ничего не было известно; когда же он узнал, что такое писание о блаженном Никоне отправлено в Кириллов монастырь, то послал к патриарху, желая, дабы святейший повелел возвратить письмо, на что патриарх отвечал, что оно уже в монастыре.

Блаженный Никон, видя себя в тяжкой болезни и близ смерти, написал своей рукой краткое писание и послал в построенный им монастырь Воскресения Христова к своим чадам и ученикам и ко всей братии. Вот это письмо:

«Благословение Никона патриарха сыновьям нашим архимандриту Герману, иеромонаху Варлааму, монаху Сергию, монаху Ипполиту и всей братии. Да будет вам известно, что я болен тяжелой болезнью, вставать не могу, на двор выйти также не могу и лежу в гное, из меня исходящем; а милость великого государя была такова, что по вашему челобитью он хотел меня взять отсюда и писал ко мне своею рукою. Ныне подошло время, а его милостивого указа нет, как бы мне не умереть внезапною смертью. Сделайте милость, чада мои, не помяните моей грубости, побейте еще челом обо мне великому государю, не дайте погибнуть напрасною смертью, ибо уже приходит конец моего жития; а каков я ныне, то вам подробно скажет Иоанн, который от вас живет на приказе в Богословском».

Когда послание дошло до Воскресенского монастыря, архимандрит и вся братия предались плачу, сетованию и рыданиям о своем отце и пастыре, пребывающем в такой великой скорби и близ смерти. Архимандрит вручил это письмо благочестивому царю, моля его со слезами о возвращении блаженного Никона в обитель, им самим основанную. Когда благочестивый царь прочел письмо и узнал, что блаженный тяжко болен и лежит при смерти, он исполнился к нему сострадания и душевно умилился.

Государь снова стал просить святейшего патриарха и весь освященный собор возвратить блаженного Никона из заточения, говоря, что он уже при смерти, на что патриарх Иоаким и весь собор отвечали царю: «Да будет по твоей воле». Приняв благословение от патриарха и от всего собора, царь спешно послал в Кириллов монастырь Иоанна Чепелева, дьяка из конюшенного приказа, с повелением взять блаженного Никона, живого или мертвого, и везти в Воскресенский монастырь его постройки.

Посланный пустился в путь и скоро прибыл в Кириллов монастырь. За день или больше до приезда дьяка блаженный Никон, хотя и был сильно болен, начал собираться в дорогу. Братия, бывшие с ним, думали, что он творит сие в болезни и беспамятстве, он же не единожды, но много раз принимался за сборы. А в самый день, когда прибыл посланный из царствующего града, блаженный Никон начал прибираться, оделся, уселся в кресла, что в передней, на крыльце, и сказал своим келейным: «Я готов, а вы почему не прибраны? Смотрите, скоро за нами приедут». Все решили, что он так говорит от болезни; и вдруг входит посланный от царя, возвещая блаженному Никону царскую милость: благочестивый царь благоволит ему ехать в его строение, Воскресенский монастырь. Блаженный насилу встал, оказывая царскому лицу подобающую честь, ибо был сильно болен.

Начали готовить лодки, так как путь их лежал вниз по реке Шексне; все приготовив к речному плаванию, блаженного посадили в сани, довезли до реки и с большим трудом усадили в лодку, ибо он был совсем немощен, и так пустились вниз по реке.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2020.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика