Контакты
Карта

Языческое возмущение в Эфесе

Отправив в Македонию своих учеников Тимофея и Эраста, Павел решил сам на некоторое время задержаться в Эфесе. Как раз в это время в городе случилось языческое возмущение. Местные ювелиры делали серебряные макеты храма Артемиды и продавали их почитателям этой богини. Но с началом христианской проповеди в Эфесе число таких почитателей и паломников значительно уменьшилось.

Возмущенный таким положением дел, серебряных дел мастер по имени Димитрий, делавший серебряные модели храма Артемиды и имевший много работников, собрал своих коллег и сказал им: Друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная (Деян. 19, 25-27).

Другие ремесленники поддержали Димитрия; они толпой вышли на улицу и начали кричать: «Велика Артемида Эфесская!» Возмущение тотчас распространилось по всему городу. Толпа захватила двоих спутников апостола Павла, Гая и Аристарха, и потащила их в театр, служивший местом сборищ для народа. Апостол Павел хотел было сам выйти к разъярённой толпе, дабы защитить своих спутников, но верующие не пустили его. Местные начальники, уважая апостола, также просили его не показываться толпе.

Тем временем в толпе кричали то одно, то другое; большая же часть собравшихся была просто праздношатающиеся зеваки, они и понятия не имели, в чем дело и зачем собралась толпа. Иудеи, которые в понятии толпы смешивались с христианами, воспользовались настоящим случаем, чтобы показать свое отличие от христиан; их оратор, Александр, хотел говорить на этот счет, но его не слушали и около двух часов кричали: «Велика Артемида Эфесская!»

Когда же народ немного утих, к толпе обратился один из блюстителей порядка, сказав: Мужи Эфесские! какой человек не знает, что город Эфес есть служитель великой богини Артемиды и Диопета? Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво. А вы привели этих мужей, которые ни храма Артемидина не обокрали, ни богини вашей не хулили. Если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга. А если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании. Ибо мы находимся в опасности - за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которою мы могли бы оправдать такое сборище (Деян. 19, 35-40). Прислушавшись к его словам, толпа разошлась, оставив христиан в покое.

Дальнейшие события вызывают споры исследователей. Некоторые, в полном согласии с текстом Деяний Апостольских, считают, что в скором времени после языческого возмущения в Эфесе апостол Павел отправился в Македонию и Элладу. Другие, основываясь на тексте второго Послания к Коринфянам, предполагают, что после эфесского мятежа апостол Павел сразу же отправился в Коринф, и эта поездка стала тяжким испытанием для него, так как там он был неправедно оскорблен и обвинен своими духовными чадами - коринфскими христианами. Это заставило его на краткое время вернуться в Эфес и лишь затем вновь отправиться в путь - на сей раз в Македонию и Элладу.

Но в любом случае именно в это время - в начале пастырской поездки в Македонию - было написано второе Послание к Коринфянам.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2018.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика