Контакты
Карта

ЧУДО МУЧЕНИКА ТРИФОНА О СОКОЛЕ

Предание, получившее название «Чудо мученика Трифона о соколе» и положившее начало оригинальной отечественной иконографии, имеет несколько вариантов - это и официальная версия, подтвержденная историческими фактами, и народная легенда, вошедшая в песни, баллады и романы; есть и наиболее распространенная версия, которая старается примирить легенду с официальной историей.

Согласно официальной версии чудо произошло в середине XV века, в правление Ивана III. Свидетельствовал об этом чуде сокольничий-боярин великого князя - то есть заведующий соколиной охотой князь Иван Юрьевич Патрикеев - двоюродный брат Ивана III.

Князь Иван Юрьевич Патрикеев (1419-1499) - боярин, воевода Василия II Темного и Ивана III, по отцу прямой потомок великого князя литовского Гедимина. Дед князя Патрикеева - Патрикей Наримунтович - внук Гедимина - великого князя Литовского, давший имя для этой отрасли рода. Его сын, князь Юрий Патрикеевич, женился на Анне, внучке Дмитрия Донского и сестре Василия II. Князь Иван Юрьевич был, таким образом, двоюродным братом Ивана III и одним из его ближайших помощников, главой боярской думы. Женат он был на Евдокии Владимировне Ховриной. У них был сын Василий.

Князь Иван Юрьевич был одним из приближенных бояр Василия Темного. В 1455 году он разбил татарское войско на Оке, ниже Коломны. В 1458 году состоялся неудачный поход на Вятку под командованием Ивана Васильевича Горбатова и Перхушкова. В следующем году туда направляется Патрикеев, который успешно справился с задачей. Он с ходу взял Котельнич и Орлов, а после осады сдался и Хлынов (Вятка). В 1462 году при составлении Василием II духовного завещания он был первым из свидетелей, что говорит о его положении при дворе.

В 1467 году вместе с царевичем Касимом он совершает неудачный поход на Казань. Через два года он же участвует в уже удачном походе на Казань вместе с царевичами Андреем Васильевичем и Юрием Васильевичем. В результате похода хан Ибрагим принял предложенные Иваном III условия мира.

Он являлся активным участником похода Ивана III на Новгород зимой 1477-78 годов. При капитуляции новгородцев Иван III повелел Ивану Юрьевичу быть выразителем его воли.

В 1480 году во время нашествия хана Ахмата он был оставлен Иваном III в Москве как наместник. В 1491 году брат царя, Андрей Васильевич Углицкий, обращался к нему с просьбой о заступничестве ввиду разгоревшегося конфликта с Иваном III, но Патрикеев отказал ему.

Патрикеев играл активную роль в переговорах с Великим Княжеством Литовским. В 1492 и 1493 годах в ходе переговоров по поводу брака дочери Ивана III Елены и великого князя Александра Литовского Иван Патрикеев установил дружеские отношения с послами Яном Заберезинским и Станиславом Глебовичем, чему видимо способствовало литовское происхождение Ивана Юрьевича.

В ноябре 1493 года в Москве начались переговоры о заключении мирного договора с Литвой. Князю Ивану Патрикееву в этой связи было направлено от литовского совета вельмож персональное послание с просьбой содействовать установлению дружественных отношений, подписанное римско-католическим епископом Луцка и Бреста Яном, Петром Яновичем (членом посольства), князем Александром Юрьевичем Гольшанским (наместником Гродно) и Станиславом Кезгайлом (членом посольства). Впоследствии тесные связи Патрикеева с литовским советом вельмож были поставлены ему в вину великим князем.

Патрикеев был одним из авторов Судебника 1497 года, точнее стоял во главе работавшей над Судебником комиссии.

Особенностью придворной политики в последние годы царствования Ивана III было противостояние двух групп, поддерживающих двух возможных наследников: внука Дмитрия, сына Ивана Молодого и Елены, дочери молдавского правителя Стефана III Великого и второго сына Василия, который был старшим сыном второй жены Ивана III Софьи Палеолог. Князья Патрикеевы, зять Ивана Юрьевича, князь Семен Ряполовский, дипломат и писатель Федор Курицын составляли основу партии внука, которая вначале преобладала над царевичем Василием.

Однако ситуация резко изменилась 31 января 1499 году. Князья Патрикеевы (сам Иван Юрьевич и сыновья Василий и Иван) и князь Семен Ряполовский были арестованы, а уже 5 февраля Семен Ряполовский был казнен по повелению Ивана III, то есть без суда.

Митрополит Симон вступился за князей Патрикеевых и вместо казни они были пострижены в монахи. Иван Юрьевич был пострижен в Троице-Сергиевом монастыре, где позднее и скончался.

Впоследствии Иван III в наставлении русским послам требовал, чтобы они не отходили от его инструкций и не своевольничали, как князья Ряполовский и Патрикеевы. Поэтому одна из гипотез предполагает, что это наказание за поведение на переговорах с Литвой. Через некоторое время опале подвергся и внук-наследник.

Чудо о соколе произошло за несколько лет до опалы князя Ивана Патрикеева. В это время отношения великого князя с сокольничим-боярином были изрядно подпорчены - Иван III гневался на Патрикеева за своеволие в литовских делах. Поэтому, когда нерадением Патрикеева был упущен и улетел любимый великокняжеский сокол, Иван III и пригрозил Патрикееву лишением головы. Боярин был вынужден принять личное участие в поисках сокола, но все было напрасно. Тогда князь Патрикеев обратился с молитвой к святому, считавшемуся покровителем охотников и одновременно покровителем града Москвы - мученику Трифону. Мученик внял его молитве - и вернул Патрикееву пропавшего сокола. Сам Патрикеев рассказывал, что святой мученик явился ему в виде всадника с соколом в руках. Впоследствии именно это описание положило начало оригинальной русской иконографии мученика Трифона.

Но чудесное возвращение сокола не улучшило отношения князя Ивана Патрикеева с Иваном III. Вскоре князь Патрикеев начал строить храм во имя мученика Трифона - он выполнял обет, данный святому мученику. Но своевольное строительство храма на земле великого князя также не улучшило отношения великого князя с сокольничим-боярином. Однако строительство было благословлено митрополитом и в результате было доведено до конца уже великокняжескими мастерами, возможно, самим Аристотелем Фиораванти. Впоследствии, когда несколько лет спустя князь Иван Патрикеев с семейством попал в опалу, именно митрополит заступился за них и вымолил у Ивана III разрешение заменить смертную казнь монашеским постригом. Так что можно сказать, что явление мученика Трифона и в этот раз спасло голову князя Патрикеева.

Легенда переносит описываемые события на сто лет - во времена Ивана Грозного - внука Ивана III. Свидетелем чуда вместо сокольничего-боярина князя Патрикеева становится простой сокольник по имени Трифон. Он упустил царского сокола - и был послан на его поиски с наказом без ловчей птицы не возвращаться - в противном случае сокольника ждала казнь. Сокольник несколько дней искал пропавшего сокола, но все без толку. Утомившись и отчаявшись, он обратился к своему святому покровителю - мученику Трифону - с молитвой. После молитвы сокольник заснул - и в сонном видении ему представился скачущий на коне юноша, в руках у которого был потерянный сокол. Юноша назвался мучеником Трифоном. Он отдал сокола Трифону-сокольнику и стал невидим. После этого сокольник дал обет выстроить на месте обретения церковь во имя мученика Трифона.

Впоследствии эта легенда вошла во многие народные песни, былины и баллады. А в XIX веке писатель А.К.Толстой включил легенду о сокольнике Трифоне в свой роман «Князь Серебряный». Действительно, легенда о простолюдине, избавленном мучеником от жестокой казни, всегда казалась привлекательней, чем история политика и интригана князя Патрикеева.

Третий вариант, объединивший историю и легенду, наиболее популярен. Согласно этому варианту некий князь Трифон Патрикеев был сокольником. К сожалению, в данном варианте «чуда о соколе» нет четкого обозначения, у кого служил сокольник: то ли у Ивана III, то ли у Ивана IV, поскольку согласно этой версии оба они носили прозвище Грозный. Но у кого бы ни служил сокольник - любимого государева сокола он упустил и получил суровое предупреждение от своего господина - если не вернет сокола, будет казнен. Несчастный сокольник искал пропавшую птицу несколько дней, и, совершенно выбившись из сил, взмолился своему святому покровителю - мученику Трифону - с просьбой вернуть пропавшего сокола и обещанием выстроить храм в честь святого. После этого сокольник буквально свалился, обессилев от долгих поисков. И тут произошло чудо - ему явился мученик Трифон верхом на коне и с соколом в руках. Сокол был возвращен Трифону Патрикееву и доставлен им государю. Государь помиловал сокольника. А сокольник воздвиг храм на месте явления мученика и обретения сокола.

Все три вышеприведенные версии являются неотъемлемой частью предания о мученике Трифоне. Это стало следствием того, что и в XV веке, и поныне не было и нет официальной летописи чудес мученика Трифона. Историки церковные и светские спорят с романистами и народной молвой, а большинство церковного народа пытается примирить все версии «чуда о соколе».



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика