Контакты
Карта

V Разыскание скрывшегося мужа по молитвам рабы Божией Ксении

В конце XIX-го столетия в г. Вильно много лет проживало семейство Михайловых, состоявшее из мужа, коллежского советника, военного чиновника в отставке, жены – Марии Васильевны, и единственной их дочери – Евгении, обучавшейся в гимназии.

Муж получал 970 рублей в год пенсии. И на эти-то скромные средства, при взаимной любви друг к другу, семья жила вполне счастливо.

Но судьба сулила всем членам этой семьи иную долю. Однажды дочка простудилась, получила воспаление легких и умерла. Страшно убивались от этого горя родители: жена целые дни проводила на могилке дочери, а муж стал пить водку. В пьяном виде он обладал несносным, придирчивым характером.

Житья не стало бедной Марии Васильевне. Наконец, муж как будто бы одумался: перестал пьянствовать, ходил целый день мрачный, о чем-то задумывался и с утра до поздней ночи пропадал из дома, почти не разговаривая с женой.

Прошло месяцев 7-8 со смерти дочери. Вдруг муж объявил Марии Васильевне, что дольше оставаться в Вильно он не намерен, что он получил частное место в Ташкенте и что если она хочет ехать с ним вместе, то может тотчас же распродать свое имущество и укладываться: через неделю он едет. Если же не желает ехать с ним, то может оставаться в Вильно: он будет высылать ей 50-60 рублей в месяц на содержание.

Долго раздумывала Мария Васильевна над предложением мужа. Но, с одной стороны, горячая привязанность к умершей дочке и привычка к жизни в Вильно, а с другой – боязнь жизни с пьяным мужем, от которого она так много горя видела в последнее время, и притом в чужой дальней стороне, склонили ее остаться в Вильно.

Муж совершенно хладнокровно расстался с женой и уехал в Ташкент. Первые месяцы он аккуратно высылал жене содержание, хотя писем не писал. Затем содержание стало высылаться все реже и реже и, наконец, прекратилось совершенно. Марии Васильевне пришлось распродать свою обстановку, вещи. Сначала она поселилась в комнатке... и, наконец, средства ее истощились окончательно: нечем было платить за комнату, нечего было есть. Оставалось питаться Христовым именем.

К ее счастью, на помощь ей пришло Виленское общество защиты женщин, случайно узнавшее о ее печальном положении, определило ее в богадельню и принялось разыскивать мужа, но толку из этого не вышло никакого.

Тогда Марии Васильевне посоветовали самой съездить в Петербург и здесь навести справки о ее муже. Приехала Мария Васильевна в Петербург и, прежде всего, не имея средств, стала искать себе уголок, где бы можно было приютиться. Долго ходила она по различного рода богадельням, приютам и, наконец, попала в общежитие работниц.

Радехонька была Мария Васильевна и этому приюту. Но радость ее была преждевременна. Сожительницы ее были молодые, веселые девушки, а ей было уже 58 лет. Начались издевательства, насмешки, всякого рода попреки и упреки.

Между тем и хлопоты Марии Васильевны по разысканию мужа были совсем безрезультатны: в военных канцеляриях ей сообщали только, что из Ташкента он перешел туда-то, и туда же перевел и пенсию, а где он живет, адрес его, чтобы можно было привлечь его к суду, сообщить не могли. (Впоследствии оказалось, что Михайлов со времени отъезда из Вильно семь раз менял службу и место жительства.)

В полное уже отчаяние приходила бедная Мария Васильевна. Целыми днями сидела она в садике при Греческой церкви на Песках и оплакивала свое, по-видимому, безысходное горе.

Однажды, когда Мария Васильевна, по обычаю, сидела в садике, к ней подсела какая-то старушка, разговорилась с ней, расспросила про ее горе и, прощаясь, сказала:

- Охота вам, матушка, таскаться по разным канцеляриям, ступайте-ка лучше на Смоленское кладбище к Блаженной Ксеньюшке, помолитесь там хорошенько, и Ксеньюшка разыщет вам мужа.

- А кто же это Блаженная Ксеньюшка? – спросила Мария Васильевна.

- Вот когда она разыщет вам мужа, тогда вы узнаете, кто она, - отвечала старушка. – Прощайте, мне больше некогда с вами разговаривать, других дел много. А ко Ксеньюшке сходите непременно. Каяться не будете!

С этими словами старушка простилась с Марией Васильевной и ушла. Мария Васильевна подумала, подумала, да и поплелась пешочком на Смоленское. Нашла там часовню рабы Божией Ксении. Простояла в часовне несколько панихид, помолилась, поплакала, хотела было и от себя отслужить панихиду, да денег не было. И опять поплелась пешком в общежитие работниц. На другой день сходить в канцелярию она уже не могла: очень болели ноги от вчерашней усталости. А на третий день пошла в канцелярию, и представьте ее удивление, когда там тотчас же ей сообщили, что муж ее в настоящее время проживает в Кишиневе на такой-то улице и в таком-то доме. Тотчас же подана Мария Васильевна в Санкт-Петербургский окружной суд прошение о выдаче ей законной части из пенсии мужа. Началось дело, и определением суда ей присуждено было выдавать из пенсии мужа 30 рублей в месяц.

Со времени присуждения пенсии Мария Васильевна проживала в богадельне Марии Андреевны Сабуровой – угол Манежного и Церковного переулков в Петербурге, нередко навещая часовню рабы Божией Ксении. А затем отправилась в Вильно, чтобы жить, скончаться и быть погребенной рядом с своей дорогой дочкой.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика