Контакты
Карта

Старобельск - Харьков - последний этап

Николаевский собор

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА

Снежная и морозная зима, которая для пленников была тяжелой и потому показалась длинной, хотя весна была ранняя, теплая и бурная. С наступлением теплых солнечных дней польские офицеры почти весь день находились во дворе лагеря. Одни стояли группами и беседовали, другие прохаживались. Офицеры приводили себя в порядок после зимы, стремились быть аккуратными и подтянутыми, радовались теплу и весеннему солнцу.

А тем временем в московских кабинетах Наркомата внутренних дел шла спешная работа над списками обреченных. Вначале марта из лагеря были вывезены 15 офицеров в Юхновский лагерь, в том числе и подполковник Зигмунд Берлинг. В Старобельский спецлагерь пришли первые списки польских офицеров с указанием об отправке их в Харьков, а в Харьков такие списки о расстреле из Москвы. Первые три списка на 283 человека из управления НКВД СССР по делам военнопленных в Старобельский спецлагерь пришли 4 апреля 1940 года. Московская контора НКВД работала четко. По информации начальника Старобельского спецлагеря капитана госбезопасности В.Г.Бережкова списки шли регулярно. Всего с 4 по 27 апреля в Старобельский спецлагерь поступило с управления НКВД СССР по делам военнопленных 32 списка на отправку в Харьковское управление НКВД 3807 польских офицеров. Кроме того 5, 9 и 10 мая были получены списки на 78 человек. Это были больные и инвалиды, которым выпало жить. Кроме того во 2-й отдел НКВД в Москву было отправлено три офицера. Всего в то время в Старобельском лагере содержалось 3888 человек.

«Разгрузка» Старобельского спецлагеря НКВД шла довольно интенсивно. Последние 33 пленника были отправлены в Харьков 10 мая 1940 года. Первые 196 человек были отправлены 5 апреля 1940 года. Они утром ушли строем с монастыря улицами Кирова, Пушкина, Розы Люксембург, на железнодорожный вокзал, а там четырьмя вагонами были доставлены в Харьков. Партиями в 50-260 человек польские офицеры отправлялись почти каждый день, согласно поступившим из Москвы спискам.


Справка

о количестве отправленных из Старобельского лагеря за время с 5 апреля по 12 мая 1940 года

№№ п/пКогда направленыКуда направленыСколько направлено
1.5 апреля 1940 г.УНКВД г.Харькова195
2.6 апреля200
3.7 апреля195
4.8 апреля170
5.9 апреля163
6.10 апреля200
7.11 апреля170
8.12 апреля164
9.13 апреля130
10.14 апреля130
11.15 апреля107
12.16 апреля260
13.17 апреля260
14.18 апреля75
15.19 апреля200
16.20 апреля130
17.21 апреля65
18.22 апреля257
19.23 апреля50
20.24 апреля260
21.25 апреля131
22.25 апреляЮхновский лагерь63
23.2 мая 1940 г.УНКВД г.Харьков235
24.8 мая25
25.10 мая33
26.12 мая2
27.12 маяЮхновский лагерь15
28.12 мая2-й отдел НКВД СССР3
Итого3888

Начальник Старобельского спецлагеря НКВД В.Бережков

36/106 17 мая 1940 года г.Старобельск


Офицеры-пленники не ожидали вывоза их в другой лагерь со Старобельска. Об этом ничего не говорило. И потому среди них ходили различные предположении и слухи, в том числе: «Отправляют в Сибирь», «Отправляют в Каронтин на строительство дорог», а так же другие варианты. Даже допускался вариант, что офицеров отправляют, в немецкие лагери. Но никому не могла прийти в голову мысль, что все они уже приговорены к смертной казни и их фактически увозят на место расстрела. Ведь польские офицеры не считали себя пленниками. Но даже пленников международной конвенцией расстреливать запрещено. Они не считали себя агрессорами. Офицеры считали, что это в отношении их страны была совершена агрессия, а они выполняли свой святой долг - защищать родину от агрессора. Польские офицеры верили в то, что Польша еще будет свободным государством и открыто об этом заявляли, не считая это преступлением. Иного мнения были работники Наркомата внутренних дел. В политдонесении заместителю наркома внутренних дел Меркулову говорится: «Отдельные из военнопленных при прощании выступают о призывом «Стойко держаться в будущих боях за великую Польшу, чтобы с ними ни делали, Польша была и будет». В одном из блокнотов военнопленный записал составленное им воззвание: «Держаться стойко за честь польского офицера, за будущую великую Польшу».

Э.А.Стодольский вспоминал: «Когда вернулась группа, сопровождавшая первый эшелон польских офицеров в лагерь, и шла доложить в штаб о выполнении задания, стоящий у штаба комиссар Киршин спросил у них: «Как доехали паны офицеры?» Один из офицеров на ходу сказал: «C песнями, товарищ комиссар».».

Жуткая машина массового убийства заработала четко и безжалостно. Технология расстрелов была продумана и спланирована четко и безошибочно. Безукоризненно работали исполнители преступных приказов. В Харькове с железнодорожного вокзала «Южный» польских офицеров доставляли специально оборудованными автомобилями в подвал Управления НКВД, которое размещалось в центре города по ул.Дзержинского. Из камер, где содержались пленники, привезенные со Старобельского спецлагеря, их приводили по одному в отдельную комнату, где сверяли все анкетные данные - фамилия, имя, отчество, год рождения, социальное происхождение, воинское звание и т.д. После этого ему надевали наручники и вели в специально оборудованную камеру, где выстрелом в затылок из «Вальтера» лишали его жизни. Убитых грузили в полуторки и везли в район квартала №6 лесопарковой зоны, что по Белгородскому шоссе в полутора километрах от поселка Пятихатка, где работала похоронная команда из числа работников НКВД. Так погибли польские офицеры, которые были доставлены со Старобельска. В 1991 году в одном из двух раскопов могил бывших узников Старобельского спецлагеря были найдены останки женщины, что еще раз подтверждает, что среди пленников в Старобельском лагере были и женщины, хотя официально не значились. (С.М.Заворотнов. Харьковская Катынь, Харьков, 2004 г., стр.136).

Исполнение преступного приказа контролировали присланные из Москвы работники комендантского отдела Наркомата внутренних дел. Эта акция была настолько секретна, что о ней не знал даже первый секретарь обкома КПУ. 14 апреля подручные Меркулова - Нехорошев и Воробьев докладывали руководителю, что в Харькове отправлено (т.е. расстреляно) 923 польских офицеров. С 5-го по 9-е апреля среди убитых было 2 генерала, 25 полковников, 42 подполковника, 40 майоров, 288 капитанов, 516 других офицеров. Бериевская бухгалтерия сохранила чудовищные цифры:

10 апреля 1940 года расстреляно 200 человек

11 апреля 1940 года расстреляно 170 человек

12 апреля 1940 года расстреляно 160 человек

13 апреля 1940 года расстреляно 130 человек

15 апреля 1940 года расстреляно 107 человек

«Рекордными» днями были 16-е, 17-е, 24-е апреля в эти дни расстреливалось по 260 человек. «Мы не управлялись работать, спали всего по 3 часа в сутки», - жаловался на «непосильную работу» в своих показаниях Главной военной прокуратуре старший по корпусу внутренней тюрьмы НКВД в Харькове Сыромятников М.Ф. 12 мая 1940 года были расстреляны последние пленники Старобельского спецлагеря. В живых осталось только 79 человек. Среди расстрелянных в Харькове были военные капелланы Юзеф Чемеральда, Игнатий Дроздовский, Андрей Нива, Владислав Плевик, Ежи Вразилдо, многие ученые, деятели культуры.

В это же время погибли узники Осташковского лагеря и похоронены у сел Ямки и Медное Тверской области. Пленники Козельского лагеря погибли в лесу у Катыни на Смоленщине. Пленники Старобельского спецлагеря были похоронены у сел Пятихатка, Дергачи и Безлюдовка, что под Харьковом. Всего погибло от рук подручных Берии и Меркулова 21 857 человек. В живых остались 488 человек, в том числе 245 из Козельского лагеря, 79 - со Старобельского и 164 человека - из Осташковского лагеря.

Еще акция по уничтожению польских офицеров продолжалась в Харькове, Катыне и Калинине, а 27 апреля был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями работников НКВД». Перечень отмеченных государственными наградами занял три страницы в центральных газетах. Всего было награждено 754 человека, в том числе 175 орденами СССР.

10 мая 1940 года со Старобельска увезли последних 16 человек. Они были из числа тех 79 офицеров, которым выпало жить. 9 июня 1940 года Чернышев докладывал наркому Берия, что Старобельский лагерь готов к приему новых контингентов. Вновь были подготовлены так же Осташковский, Оранский, Юхновский и Козельский лагеря.

А в Старобельске на городском кладбище остались 48 свежих могил, которые долгие десятилетия напоминали старобельчанам о трагедии польских офицеров 1939-1940 годов. События тех лет стали незаживающей раной в душе польского народа.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика