Контакты
Карта

Смертный час и после него

«Отец Виталий очень много пережил за всех нас и потому так рано умер», – с болью сказала однажды одна из духовных дочерей старца.

Тот, кто брал на себя телесные и душевные недуги многих людей, избавляя их от болезней и вымаливал у Господа им здравие; тот, чей организм был смолоду надорван суровыми лишениями подвижнической жизни, кто не раз переступал порог жизни и смерти и выживал вопреки всем законам медицины – тот, казалось, не может уйти, оставив всех сиротами.

Господь призвал его к Себе, когда он достиг полной своей меры и послужил ближним до самого конца своих земных сил.

Страдальческий путь старца схиархимандрита Виталия заканчивался на 65-м году жизни.


Схиигумения Серафима:

«Зная час своего отшествия, отец Виталий, обрезал виноград в саду на Дидубе, закончил свои дела, а затем сказал: «Едем на Московский, я приму ванну и потом отслужу Литургию» (по благословению Владыки он мог келейно служить дома). Со всеми простился, но сестры почувствовали, что он уже не вернется домой. Завезли отца Виталия в храм, он обошел его весь, но класть поклоны, по обыкновению, перед иконами уже не мог. Прощался со всеми, очень плакал. В машине сказал: «Я теперь буду всегда с отцами в храме». Никто не уразумел тогда этих слов».


За две недели до смерти отца Виталия его посетили сестры из Таганрога:

«Он был очень слаб, хлеба не ел уже шесть месяцев. Исповедовал нас сидя, потом пересел на диванчик и стал, нам рассказывать, как совсем недавно, перед нашим приездом, ему был явлен мир горний: «Пришел Иоанн Богослов, взял меня и мы стали подниматься. Когда мы, поднялись на Небо, там шла трапеза. За столами сидели святитель Николай, Святые, Апостолы, и Сам Господь сидел и трапезовал со всеми. Тогда Иоанн Богослов дал мне со стола сухарик, я положил его запазуху в подрясник, а Господь сказал Иоанну Богослову, что этому рабу Божию еще не время – отведите его на землю. Иоанн Богослов проводил меня на землю, и я почувствовал, как вошел в свое тело. Сразу же поспешил я достать сухарик, но его не оказалось...» Тут у Батюшки потекли слезы. Одна сестра сказала: «Отец, мы недостойны небесной части». Он промолчал.

Никто из нас не верил, что отец Виталий скоро уйдет от нас. За всю жизнь никто не слышал, чтобы он стонал или тяжело вздыхал; он никогда не подавал вида, что ему плохо».


Схимонахиня Елизавета (Александра Орлова) * Когда Александра молодой девушкой впервые увидела отца Виталия, он сказал ей: «У каждого человека в сердце как бы книжечка. Вот у тебя на одной стороне написано «Бог», а на другой – «врач». Значит тебе талант врача дан от Бога. Ты только не заносись». Ей, духовной дочери старца и его постриженице, суждено было находиться рядом с ним в его предсмертные дни, оказывая возможную врачебную помощь и облегчая его физические страдания.:

«Отца Виталия обследовали в военном госпитале, где я работала. У него оказались пораженными почки. Главный хирург сказал, что надо бы заменить почку, но больной может не выдержать этой операции.

Батюшку привезли в квартиру на Московском проспекте, и я стала ходить к нему каждый день. В один из вечеров он был очень возбужден, не мог понять, что с ним происходит. Я всячески старалась показать, что все будет хорошо, как он сам меня всегда учил ободрять больного, разговаривать добродушно и ласково, вселяя надежду на выздоровление, даже если дела его очень плохи.

Последними обращенными ко мне словами Батюшки были: «Следи за свечами». Как ему ни было плохо, он продолжал молиться за своих чад.

Мы с Анастасией вышли, чтобы приготовить теплую воду для ванны. Когда я вернулась в комнату, Батюшка лежал, но уже ничего не мог сказать – у него отнялась речь. Он попытался встать, чтобы что-то написать, но не смог. Оказалась парализованной правая сторона тела. Матушка Серафима побежала, чтобы по телефону сообщить о случившемся Патриарху, а я стала лихорадочно соображать, чем еще можно помочь Батюшке в данный момент: сделала кровопускание – ему стало немного легче. Приехал Святейший Патриарх Илия, с ним врач – монахиня Евгения и другие врачи. Они привезли лекарства, которые отец Виталий послушно принимал. Только я каждый раз, прежде чем дать ему лекарство, спрашивала: «Отец Виталий, благослови. Святейший благословил». Батюшка не владел правой рукой и благословлял левой.

Так он лежал девять дней. Все это время у него было заметно ощущение внутренней радости. Он постоянно молился, четки из руки не выпускал, часто крестился. Потом он мне показал, чтобы я тоже его крестила. За три дня до смерти он уже не мог сам поднять руку; посмотрит на меня, а я подойду и спрошу: «Перекрестить?» Он глазами скажет: «Да». Я старалась почаще его крестить.

Были такие моменты: Батюшка лежит, потом вдруг обернется, посмотрит в сторону и кого-то благословит. У меня тогда появлялось такое ощущение, будто кто-то просил его о помощи.

Всех приходящих к нему отец Виталий благословлял крестом, иконами. Как и прежде, никто не уходил от него без гостинцев – здоровой рукой он сам старался раздавать фрукты с блюда, стоявшего рядом.

В течение этих дней отец Виталий ежедневно принимал Святые Дары. Рано утром из Александро-Невского храма к нему обычно приходил отец Вячеслав, причащал его и шел на службу. Приходили и другие священники. Когда отцу Виталию становилось совсем плохо, матушка Серафима шла звонить Патриарху, и Святейший обязательно что-нибудь присыпал или приезжал сам. Как-то раз он привез масло от мироточивой Иверской иконы Божией Матери из Канады, помазал Батюшку сам и оставил нам, чтобы мы потом помазывали его. Все это время Святейший постоянно укреплял отца Виталия и всех нас. Зайдет, лучезарно улыбаясь: «Отец Виталий, все будет хорошо!» Когда же Святейший выходил из комнаты, было видно, как он скорбел, но отцу Виталию он никогда этого не показывал. После его посещений отец Виталий всегда бывал радостным, бодрым.

Перед смертью Батюшка показал, что жить ему осталось три дня. Я сделала вид, что не поняла. Тогда он взял мою руку в свою и спросил одними глазами: «Ты понимаешь, что я говорю?»

Тяжело было чувствовать свое безсилие. Я думала: «Господи, передай ему хоть немного моего здоровья, пусть мне будет плохо, а он еще поживет»».


Схиигумения Серафима:

«Врачи старались помочь ему чем могли, но воля Божия была иной. За день до смерти он вдруг рукой подал мне знак, чтобы я раскрыла штору на окне. Я спросила: «Кого видишь?» Он смотрел молча, потом поцеловал свою руку и показал на икону Божией Матери. Я подала образ и он всех им благословил. Я спросила: «Приходила Матерь Божия?» Он кивнул головой и заплакал».


Схимонахиня Елизавета:

«В тот день, когда отцу Виталию явилась Божия Матерь, я спросила его, видел ли он владыку Зиновия, отцов Андроника и Серафима. Он дал понять, что они постоянно тут.

Как-то в полночь Батюшка, очень взволнованный, стал показывать, чтобы я помогла ему встать на ноги. Я уговаривала его не вставать. Он пытался мне то-то сказать и сделал несколько попыток подняться сам. Вероятно он увидел то, что от меня было сокрыто. В эти последние дни его связь с Небесным миром была постоянной.

Ночь на 1 декабря была очень тяжелой – у отца Виталия было несколько приступов. Мы с матушкой Евгенией чувствовали, как дрожит пол. Было такое ощущение, будто весь ад, издеваясь, хлестал и терзал его, чтобы заставить его возроптать. Видно было, как ему трудно, но он не жаловался на боли, был спокоен и даже радостен. Весь день около него были матушка Серафима и Евгения, Лейла и я».


Схиигумения Серафима:

«Видя ухудшение состояния отца Виталия, мы стали читать акафист Успению Божией Матери. Я позвонила в Москву отцам, чтобы читали Канон на исход души, позвонила Святейшему. Он, предвидя скорый исход, сказал: «Мать, пойди к отцу Виталию, посмотри». Я вошла в комнату, дала Батюшке в руку свечу и попросила прощения. Он открыл глаза и дал знать, что прощает. По его щеке потекла слеза...»


Схимонахиня Елизавета:

«Батюшка никого не отпускал от себя без своего благословения. К вечеру я почувствовала, что очень устала и попросила благословить пойти на кухню, поесть. Он благословил одними глазами. Я чувствовала, что оставались считанные часы его жизни, и поэтому попросила: «Отец Виталий, дождись меня». Наскоро перекусив, мы с матушкой Евгенией быстро вернулись. Я снова взяла у него благословение, как мы обычно делали после трапезы. Поцеловала его руку, затем протерла его святой водой. После этого он тихо вздохнул и скончался, исполнив свое последнее «послушание» – дождался меня».


Было 1 декабря 1992 года, 18 часов 45 минут.

Приехал Святейший Патриарх Илия попрощаться с любимым Батюшкой. Лейле он сказал: «Вы не знаете, кого мы потеряли». Поблагодарил всех, кто «досмотрел» Батюшку и, указав на комнату, где жил, молился и умер этот великий старец, сказал: «Идите туда, поклонитесь месту».

Гроб с телом схиархимандрита Виталия поставили храме Святого благоверного князя Александра Невского в котором Батюшка служил двадцать лет. Здесь, в приделе святителя Николая Чудотворца, покоился его духовный отец и друг – любимый им владыка Зиновий.

Народ шел прощаться со своим пастырем в течение нескольких дней. Несмотря на сложившуюся в то время тяжелую военно-политическую обстановку в Грузии, приехали его духовные чада из России, Украины... Но далеко не все в эти дни могли приехать – из-за разразившегося конфликта с Абхазией плохо работал транспорт, через Сухуми поезда не ходили. Многие добирались чудом, своими слезами и молитвами старца прокладывая дорогу – и отец Виталий не мог оставить их неутешенными.

Рядом с ним не было ощущения смерти. Каждый, кто отдавал Батюшке свое последнее целование, отмечал, что тело его оставалось совсем теплым, а мягкая рука приобрела цвет восковой свечи. Он сам уже был подобен жертвенной церковной свече, продолжавшей тихо и ровно гореть постоянной молитвой к Богу.

«И скорби было много, и необъяснимой радости» – вспоминает схимонахиня Елизавета.


Елена Орлова (г. Сергиев Посад):

«Мы прилетели 4 декабря вечером. Отцы всю ночь читали Евангелие. Ночь была необыкновенная. Храм пылал свечами. Состояние было удивительно легким. Утром все причащались».


Это состояние духовного подъема ощущалось всеми, особенно в день погребения схиархимандрита Виталия, которое состоялось 5 декабря. Чин отпевания при большом стечении верующего народа совершал Святейший и Блаженнийший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, в сослужении причта Александро-Невского храма, тбилисского клира и священнослужителей, приехавших из России и Украины. На погребении Святейший произнес проникновенное слово о кончине праведника.


Слово Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II, произнесенное на отпевании схиархимандрита Виталия в храме Святого благоверного князя Александра Невского 5 декабря 1992 года

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, братья и сестры, все мы провожаем в последний путь нашего великого старца, схиархимандрита Виталия. Сегодня мы возносим наши молитвы, чтобы Господь упокоил его безсмертную душу в селениях праведных, идеже вси святии упокоеваются.

Тот, кто знал отца Виталия, кто имел радость общения с ним, – знает, насколько святой жизни был этот великий и дивный старец.

Удивительная и святая вера, необъятная любовь, удивительное и примерное смирение и послушание – все это создавало ту духовную атмосферу, которая несла любовь всем, кто хотел получить духовное утешение от него.

Действительно, братья и сестры, это был святой старец. И я, общаясь с ним, беседуя с ним, неоднократно видел эту святость, которую он источал вокруг себя.

Как говорил преподобный Богоносный Серафим Саровский: стяжи частицу благодати Божией, и вокруг тебя спасутся тысячи.

Действительно, есть духовные люди, которые и сами спасаются, и спасают очень многих. И удивительное свойство этих духовных старцев: иногда они могут даже ничего не говорить, но, находясь рядом с ними, человек, пришедший к старцу, получает Божественную благодать через невидимое и таинственное общение душ человеческих. Я очень многим пастырям указывал на схиархимандрита Виталия как на пример для подражания, как на пример смирения послушания.

Сегодня, братья и сестры, мы провожаем его, но мы должны всегда помнить, что отец Виталий всегда с нами. И для того, чтобы все мы могли иметь ежедневное духовное утешение, мы приняли решение, чтобы погребение было совершено во дворе Александро-Невского храма. Это позволит всем нам часто приходить к нему, брать у него благословение. И как при жизни, он всегда будет помогать нам. Господь да упокоит его в селениях праведных.

Мы должны помнить, что это один из тех великих старцев, которых во времена тяжелых испытаний с любовью приняла благословенная Иверия, удел Пресвятой Богородицы. В этом храме покоится Высокопреосвященный митрополит Зиновий. Он мне особенно дорог, потому что когда я был студентом Духовной Академии, в этом святом храме, по благословению Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Мелхиседека III, Высокопреосвященный Зиновий постриг меня в монашество и нарек имя Илия в честь пророка Божия Илии. И я очень благодарен Высокопреосвященному владыке Зиновию за его любовь, за его пример, который он давал. Я с любовью вспоминаю схиархимандрита Андроника. Я с любовью вспоминаю игумена, а потом уже схиархимандрита Серафима, который находился в Сухуми. И вот, среди этих великих старцев пребывал и наш дорогой отец Виталий, молитвы о котором мы сегодня возносим. И мы должны помнить, что все они с нами. И все они молятся о нас, молятся о мире и благополучии России, молятся о мире и благополучии благословенной Иверии, Грузии. И мы верим, что их молитвами Господь умиротворит наши страны и наши Церкви. Их молитвами Господь приведет каждого из нас, каждого верующего человека к Богу. Господь да хранит вас всех их молитвами. Аминь».


Отец Павел Косач:

«Патриарх прочел разрешительную молитву и передал ее мне, чтобы вложить в руку отца Виталия. В это время большой палец на его руке отгибается, я вкладываю в ладонь лист с молитвой – и рука закрывается. Сама. Я был так потрясен, что от неожиданности вскрикнул: «Сам взял!» – и лишь позже осознал это как должное – ведь человек этот был не от мира сего».


«Сам взял!» – подтвердил стоявший рядом протоиерей Михаил Диденко * Скончался в 2000-м году в сане архимандрита..

Святейший Патриарх молча утвердительно кивнул головой и продолжал службу * Эта реакция священнослужителей зафиксирована видеосъемкой, проводившейся во время отпевания отца Виталия. Факт также подтвердили и находившиеся в этот момент возле гроба схимонахиня Елизавета (Орлова), схимонахиня Лариса (Воронова, +1993), схимонахиня Игнатия (Буховцева), Елена Орлова и другие..

Это чудо, воспринятое видевшими его с благоговением и страхом, стало очевидным подтверждением Богоизбранности этого праведника, что давно уже было открыто его близким духовным чадам. За несколько лет до кончины отец Виталий сказал как-то своей духовной дочери схимонахине Ларисе (Вороновой): «За слезы сестер я из гроба протяну руку». Матушка Лариса эти слова запомнила и передала их сестрам, но тогда никто не придал им значения. Это чудесное событие и стало тем утешением, которое Господь ниспослал всем оплакивающим старца.

Не случайно и то, что произошло это в храме благоверного князя Александра Невского, в канун празднования преставления этого русского святого, которого особенно почитал отец Виталий. Ведь и кончина великого князя была ознаменована подобным чудесным явлением, описанным в его житии.

Погребен схиархимандрит Виталий по благословению Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха Илии против алтаря Александро-Невского храма, внутри церковной ограды. На его могиле возжена неугасимая лампада, не потухают свечи и всегда живые цветы, к могилке отца Виталия приходят и те, кто раньше не знал о нем – приходят за благодатной помощью старца которую они реально ощущают в своей жизни.

При жизни Батюшка нередко говорил: «Когда умру, приходите ко мне на могилку и рассказывайте все, как живому. Я помогу». Вот лишь некоторые свидетельства чудесной помощи отца Виталия после его смерти:

У Лии из Тбилиси дочь проживала с мужем в Америке. Пришло время ей родить, и мать очень переживала. Зная, что отец Виталий очень многим помогает, пошла она на могилку отца Виталия и как живому поведала ему свою скорбь. На душе у нее сразу стало спокойно и легко. Возвращается домой, а ей звонят из Америки – у дочки благополучно родился мальчик, и произошло это в тот самый час, когда она была у отца Виталия.

Монахиня Клавдия из Таганрога однажды легла спать с болезнующим сердцем и обидой на родственников, и вот приснился ей отец Виталий. Батюшка, стоя на амвоне, ласково и как бы уговаривая, произнес: «Надо прощать. Прощайте, прощайте всех». Потом быстро пошел к подсвечникам и стал возжигать свечи. Откуда-то появились дети, и отец Виталий стал давать им продукты, посылая отнести их нуждающимся и больным. Удивительно, что Батюшка называл имена людей, которых при жизни никогда не видел.


Анна Макарова (Москва):

«Мой муж много лет не мог справиться с недугом пьянств. Однажды вечером ему было особенно плохо. Я взяла фотокарточку отца Виталия и стала со слезами его просить: «Батюшка родненький, помоги, помолись за него, чтобы он не пил...» Наутро, как только открыла глаза, вижу – стоит отец Виталий в монашеском одеянии. «А он крещеный?» – спросил Батюшка и сам ответил: «Некрещеный».

Для меня это было полной неожиданностью. Мой муж воспитывался в детском доме и сам не знал, крестили ли его в детстве, а когда я заводила с ним разговор на эту тему, избегал подробностей и просто говорил, что крещен. В этот же день я повела мужа в ближайшую церковь. Я все рассказала священнику, и он, поговорив с моим мужем, окрестил его. Это произошло в день празднования иконы Иверской Божией Матери».


Наталия (г. Таганрог):

«Я собиралась поехать в Тбилиси на могилку к Батюшке. Незадолго до отъезда снится мне, будто я занимаюсь гаданием, а потом вижу – стоит разгневанный отец Виталий и с возмущением говорит: «Как же ты после этого можешь называться моей дочерью?»

Через неделю я была в гостях, и хозяйка дома затеяла гадание на кофейной гуще. Я тоже искусилась погадать, смогу ли поехать в Тбилиси, а на следующий день сломала себе руку, да так серьезно, что два месяца была в гипсе. Так за молитвы, Батюшки вразумил меня Господь».


Схиигумения Серафима:

«После смерти отца Виталия заболел юноша Мераби. Врачи сказали, что жизнь его на волоске, нужно срочно удалить почку. А у родителей его тяжелое материальное положение. Я втайне молилась, просила Небесные силы, Отцов и отца Виталия спасти юношу. Является мне во сне отец Виталий и говорит: «Ищи бумаги». Я спрашиваю: «Какие бумаги?» – «Отца Иннокентия», – отвечает он. Проснувшись, я позвонила в Москву отцу Иннокентию: «Прошу вас, спасите юношу. Мне отец Виталий велел вам позвонить». И вот чудо – отцы собрали помощь – три миллиона, необходимых на операцию. И до сего дня присылают из Москвы лекарства этому юноше».


Мераби Гогинигивили:

«Это было зимой, после смерти отца Виталия. Во сне я увидел мать Марию и отца Виталия. Он передал ей сверток и сказал, что это для Мерабика на операцию. Там, видимо, были деньги. Тогда никто еще не знал, что мне предстоит тяжелая операция по пересадке почки. Потом нашлись люди, помогли деньгами – и мне удачно сделали операцию в Москве. Отец Виталий помогал, он молился за меня.

Однажды, вечером после молитвы я оставил гореть свечу. Ночью проснулся оттого, что услышал голос дедушки. Мне стало страшно, ведь он умер. Я перешел в другую комнату к матери и там уснул. А утром в моей комнате мы увидели на полу черные следы от потушенного кем-то огня. Я понял: если бы отец Виталий не помог, случился бы настоящий пожар. Он охраняет нас и всех, кого знал. Я знаю, что он непрестанно молится за нас».


Анзор Гогинигивили:

«Когда матушка Мария в 1997 году лежала в больнице, мы очень переживали. Ей должны были делать операцию. Ночью я не спал. Вижу – в черной монашеской одежде входит в нашу квартиру отец Виталий и спрашивает: «А где матушка?» Я растерялся и только повторяю: «Матушка, матушка...» Тогда он говорит: «А я знаю где она. Она в больнице, и ей надо помочь», – и выходит, как обыкновенный человек. Утром прихожу я к матушке Марии в больницу, а она сидит на кровати довольная – операцию делать не стали. Вскоре ее выписали».


Лидия (г. Таганрог):

«У моего мужа Ивана болели ноги – полиартрит и кожное заболевание. После смерти отца Виталия Ваня поехал к нему на могилку. Там он снял носки и намазал ноги влажной землей с могилы. После этого все коросты сошли и ноги перестали болеть».


Схимонахиня Елизавета (Орлова) и монахиня Инна.

«У духовной дочери отца Виталия Клавдии (в схиме Виталии) была открытая форма рака груди. Когда она заболела, Батюшка спросил ее:

– Хочешь в рай?

– Хочу! – ответила раба Божия.

– Тогда не лечись.

Но он сам помогал ей переносить страдания. Матушка пережила своего духовного отца на два года. И когда ее спросили, как она выносит боли, она ответила: «Отец Виталий помогает. Ночью, когда нестерпимо больно, он является, прижимает меня к груди – и боль сразу отпускает»» * Схимонахиня Виталия (+ 1994) погребена в Ольгинском монастыре в Мцхете. По свидетельству монахини Елизаветы (Орловой), когда сняли крышку гроба, от тела пошло тепло и дивное благоухание, так что одна послушница даже вскрикнула: «Она же живая!» Схимонахиня Виталия, подвижница высокой духовной жизни, была на послушании у Батюшки примерно 12 лет; отличалась смирением, кротостью, молчаливостью и любовью ко всем. Перед смертью у нее были благодатные видения..


Отец Серафим Косареву, священник Никольского храма в Таганроге:

«В августе 1996 года к нам в храм пришли недавно уверовавшие люди. Случайно в библиотеке храма они увидели фотографию отца Виталия и были очень удивлены. Дело в том, что одной из них приснился сон, будто стоят в храме соборные священники, а из алтаря в ослепительно белом облачении выходит отец Виталий, подходит к одному из священников и подает ему три шоколадки.

Удивительно то, что отца Виталия в жизни эта женщина никогда не видела, а священник, к которому он подошел в сонном видении, оказался духовным чадом Батюшки».


Монахиня Инна (г. Батуми):

«Однажды мне пришлось ехать на междугородном автобусе. Была нестерпимая жара, градусов под 50 на солнце. И сделалось мне так плохо с сердцем, что чувствую – дальше ехать не могу. Стала я молиться: «Отец Виталий, помоги!»

Вдруг у автобуса одновременно лопнули две шины, мы остановились. Недалеко оказался сад, я пошла туда и легла под деревьями. За те три часа, что чинили автобус, стало заметно прохладнее. Я почувствовала себя значительно лучше и благополучно доехала домой».


Лейла Гогинишвили:

«Я ездила в Турцию со знакомыми. Собрались мы возвращаться домой. Ночью во сне является мне отец Виталий и говорит:

«Сегодня ехать не надо». Я удивилась – откуда здесь, в Турции, отец Виталий? Утром моя знакомая стала уговаривать меня ехать в этот день на автобусе, но я твердо решила: «Сегодня никуда не поеду. А потом мы узнали, что автобус перевернулся, и были жертвы. Отец Виталий нас тогда спас».


«Отец Виталий, помоги!», «Батюшка, дорогой, дай облегчение!» – призывают его чада – и скорби отходят, душа наполняется радостью, душевные и телесные недуги отступают.

После смерти Батюшки один епископ сомневался, неужели отец Виталий был таким великим подвижником? И вот он видит во сне: стоят у престола Божия святой Пророк Иоанн Креститель и Преподобный Серафим Саровский и говорят: «Позовите отца Виталия! Ему нужно служить с нами Богу».

А одной рабе Божией, которая очень сомневалась в том, как это мертвый человек может взять в руку листок с молитвой, отец Виталий явился во сне с разрешительной молитвой в руке и сказал: «А вот так – взял и держу».

Чудесное ощущение живого присутствия Батюшки дано было узнать очень многим. Он никогда не расставался с теми, кого любил.

Маленькая жительница города Тбилиси Луиза сильно скорбела после его смерти: «Дедушка, мы скучаем без вас – вас нет». Он явился ей во сне: «А я с вами, детка. Каждый день свечи ставлю».

Истаяла свеча земной жизни старца Виталия. Но Любовь истинная, Господня, не умирает. Так и Батюшка не умер, но его любовь по отшествии его в Горний Иерусалим неотлучно пребывает с нами на земле по слову святого Апостола Павла: «Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13, 8).



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика