Контакты
Карта

Преподобный Сергий, игумен Радонежский, всея России чудотворец

Преподобный Сергий, игумен Радонежский, всея России чудотворец (+ 1392)

ДЕНЬ ПРЕСТАВЛЕНИЯ 25 СЕНТЯБРЯ / 8 ОКТЯБРЯ;
ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ 5/18 ИЮЛЯ;
ПРАЗДНОВАНИЕ В ЧЕСТЬ ЯВЛЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ПРЕПОДОБНОМУ СЕРГИЮ РАДОНЕЖСКОМУ 24 АВГУСТА / 6 СЕНТЯБРЯ;
СОБОР ВЛАДИМИРСКИХ СВЯТЫХ;
СОБОР РАДОНЕЖСКИХ СВЯТЫХ;
СОБОР РОСТОВО-ЯРОСЛАВСКИХ СВЯТЫХ;
СОБОР МОСКОВСКИХ СВЯТЫХ


Преподобный Сергий, в миру Варфоломей, родился в Варнице под Ростовом от благочестивых и знатных родителей - бояр Кирилла и Марии. Еще от чрева матери Бог избрал его Себе на служение. Незадолго до его рождения в воскресный день Мария, по своему обычаю, пришла в церковь к литургии. Перед началом чтения Святого Евангелия младенец во чреве ее так громко воскликнул, что голос его слышали все стоявшие в храме; во время Херувимской песни он воскликнул во второй раз; а когда священник произнес «Святая святым», - в третий раз послышался из утробы матери голос младенца. Из этого все уразумели, что произойдет на свет великий светильник миру и служитель Пресвятой Троицы. При этом чуде мать преподобного была объята страхом и ужасом; сильно были удивлены и все слышавшие голос.

С первых же дней жизни младенец показал себя строгим постником. Родители и окружающие стали замечать, что он не питался молоком матери по средам и пятницам; не прикасался к сосцам матери и в другие дни, когда ей случалось употреблять в пишу мясо; заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пиши.

Когда отрока отдали учиться грамоте, то учение давалось ему с трудом. Сильно печалился о том Варфоломей, горячо и со слезами молился, чтобы Бог даровал ему разумение грамоты, и Господь внял молитве, исходившей из глубины сердца благочестивого отрока. Однажды Варфоломей встретил в поле некоего старца, перед которым он излил свою скорбь, прося его святых молитв. Старец помолился Господу, дал отроку часть просфоры и предсказал его родителям: «Велик будет сын ваш пред Богом и людьми, он станет некогда избранною обителью Святого Духа и служителем Пресвятой Троицы».

С того времени святой отрок без всякого затруднения читал книги и понимал все написанное в них; легко давалась ему грамота и Божественные книги, ибо Бог отверз ему ум к уразумению Писаний.

Варфоломей возрастал годами, а с тем вместе разумом и добродетелью. Рано почувствовал он любовь к молитве, с самых юных лет познал сладость в беседе с Богом; поэтому так ревностно стал посещать храм Божий, что не пропускал ни одной службы. Не любил он детских игр и старательно избегал их; не по сердцу ему приходились веселье и смех сверстников, ибо он знал, что худые сообщества развращают добрые нравы (1 Кор. 15, 33). Благочестивый отрок наложил на себя строгий пост: по средам и пятницам он ничего не вкушал, а в прочие дни питался только хлебом и водою. Не будучи еще в монастыре, он вел иноческую жизнь, так что все изумлялись, видя такое воздержание и благочестие отрока.

Между тем Кирилл и Мария с семьей переселились из древнего и славного города Ростова в скромный городок Радонеж. Родители преподобного сильно обеднели от тягостей и опустошений татар, которые в то время владели Русской землей, а также от поборов и притеснений со стороны наместников Московского князя Иоанна Даниловича Калиты, управлявших Ростовом. Варфоломею было тогда около 15 лет от роду, а братья его к тому времени уже женились. Когда юноше исполнилось 20 лет, он стал просить своих родителей, чтобы они благословили его постричься в иноки: уже давно стремился он посвятить себя Господу. Хотя родители его и ставили выше всего иноческую жизнь, однако просили сына подождать некоторое время до их кончины.

Варфоломей повиновался воле своих родителей и усердно старался успокоить их старость, чтобы заслужить их молитвы и благословение. Незадолго до кончины преподобные Кирилл и Мария приняли монашество в Покровском Хотьковском монастыре, находящемся в четырех верстах от Радонежа. Сюда также пришел овдовевший около того времени старший брат Варфоломея - Стефан и вступил в число иноков. Немного спустя их родители с миром преставились и были погребены в Хотьковском монастыре.

Стремясь к отшельничеству, Варфоломей умолял старшего брата Стефана оставить Хотьковский монастырь и идти для подвигов в пустыню. Стефан согласился, и братья отправились отыскивать пустынное место, удобное для отшельнической жизни. Долго они ходили по окрестным лесам, пока не пришли на гору Маковец. Место это было покрыто густым, дремучим лесом, в котором не ступала нога человека. И далеко во все стороны простирались лес и пустыня; мимо того места не пролегала дорога и никто не заходил сюда; вблизи не было ни сел, ни дворов и никаких людских поселений; одни звери обитали здесь. С горячей молитвою обратились к Богу братья, призывая Божие благословение на место будущего обитания и предавая себя Его святой воле. Устроив келию, они стали ревностно подвизаться и молиться Богу. Потом воздвигли небольшую церковь и с общего согласия решили освятить ее во имя Пресвятой Троицы, служителем Которой преподобный Сергий был от чрева матери; для этого они пошли в Москву и просили у митрополита Феогноста благословения на освящение церкви. Святитель ласково их встретил и послал с ними священнослужителей освятить церковь. Так скромно было положено основание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

С усердием предался Варфоломей духовным подвигам: великой радостью был объят юный подвижник, когда увидел, что заветное его желание исполняется. Но старший брат его Стефан, тяготясь жизнью в таком пустынном месте и оказав Варфоломею только небольшую помощь в трудах, оставил юношу одного в пустынном лесу и переселился в Московский Богоявленский монастырь и сблизился там со святым Алексием, будущим митрополитом Московским.

Оставшись в совершенном одиночестве, Варфоломей еще усерднее стал приготовляться к иноческой жизни; лишь только тогда, как укрепился он в трудах и подвигах и приучил себя к строгому исполнению правил монашеских, он решил принять пострижение. Постригавший преподобного игумен Митрофан нарек его Сергием.

День и ночь Сергий проводил в молитве и богомыслии, постоянно славословил великое имя Господне, воспевал псалмы Давидовы и песни духовные: он весь был объят радостью, и душа его горела Божественным огнем.

Святой Сергий, оставшись на том месте один, ревностно подвизался, умерщвлял свою плоть постом; проводил время в непрестанной, деннонощной молитве и в прилежном чтении слова Божия. Тяжела была его пустынная жизнь: труды, скудость, недостаток во всем необходимом. Особенно много скорбей и искушений испытал он от бесов в начале своего одиночества в пустыне. С ожесточением ополчились на инока невидимые враги; не терпя его подвигов, они хотели устрашить святого, удалить его из пустынного уединения. Сергий же отгонял их молитвой, призывая имя Господне, он разрушал бесовские наваждения, как тонкую паутину. Однажды ночью, когда подвижник молился в церкви, бесы, как бы целым воинством, грозно приблизились к нему и со страшною яростью кричали: «Уйди с этого места, уйди, иначе ты погибнешь лютой смертью!». Они грозили разорить до основания церковь и келию подвижника, а его самого убить. Преподобный же, вооружившись молитвою и честным крестом, отогнал силу вражью и, славословя Бога, пребывал без всякого опасения.

Другой раз, когда отшельник читал ночью правило, вдруг из леса поднялся шум; бесы во множестве окружили келию преподобного Сергия и с угрозами кричали ему: «Уйди же отсюда, зачем ты пришел в лесную глушь? Чего ты ищешь? Не надейся более жить здесь, сам видишь - это место пусто и непроходимо! Разве ты не боишься умереть с голоду или погибнуть от рук разбойников?».

Такими словами враги устрашали преподобного, но тщетны были все их усилия: святой помолился Господу, и тотчас же исчезло бесовское полчище.

Между тем стала распространяться молва о необыкновенном пустынножителе-подвижнике. Раньше других узнали о нем богобоязненные иноки, начали приходить в Радонежскую пустынь по одному, по двое или по трое и просили преподобного Сергия принять их к себе в сожители и сподвижники. Преподобный отговаривал их, указывая на трудности пустынного жития. Пришельцы настойчиво просили подвижника не отсылать их от себя, и, видя твердость их намерений и решимость подвизаться в пустыни, преподобный призывал их приготовиться к терпению: «Теперь приготовьте сердца свои не на пищу, не на питие, не на покой и беспечалие, но на терпение, чтобы переносить всякое искушение и всякий труд; приготовьтесь на пост, на подвиги духовные и на многие скорби». С этого времени преподобный Сергий начал подвизаться уже не одиноким отшельником, а в сожитии с братией, которая старалась подражать ему в подвигах.

Тихо и мирно проходила подвижническая жизнь пустынников; ежедневно они собирались в свою небольшую церковь и здесь возносили Господу усердные молитвы: они служили полунощницу, утреню, часы, вечерню и повечерие, а для совершения Божественной литургии приглашали к себе из ближайшего села священника.

Своим воздержанием, смирением и благочестивой жизнью преподобный Сергий подавал пример всей братии, жившей с ним. Всеми силами иноки старались подражать ему; так же, как и он, пребывали они в посте, молитве и постоянных трудах: шили одежды, переписывали книги, возделывали небольшие свои огороды и исполняли другие подобные работы. Совершенное равенство было в монастыре, но выше всех стоял преподобный: он был первым подвижником в своей обители, лучше сказать, первым и последним, ибо многие и в его время и после подвизались здесь, но никто не мог сравниться с ним.

Однако с каждым днем в монастыре все сильнее чувствовалась нужда в игумене и иерее. После очень долгих уговоров и просьб со стороны братии принять на себя игуменство преподобный Сергий был рукоположен в иеромонаха и поставлен в игумена. С ликованием встретили игумена пустынножители, они вышли навстречу своему наставнику и отцу и с сыновнею любовию поклонились ему. Радовался и игумен, видя своих духовных чад. Придя в церковь, он обратился к Господу с усердною молитвою и просил, чтобы Бог благословил его, послал ему всесильную помощь в новом, трудном служении. Помолившись, преподобный обратился к братии со словом поучения, побуждал иноков не ослабевать в подвигах, просил у них содействия себе и снисхождения, и в первый раз преподал им свое игуменское благословение.

Став игуменом, он не только не изменил своих прежних подвигов, но еще с большею ревностью исполнял все правила монашеские. В своих подвигах преподобный Сергий подражал древним столпам монашества, жития которых читал с великим усердием.

По прошествии некоторого времени бесы, не терпя добродетельной жизни святого, снова стали восставать на него. Обращаясь в змей или в зверей, они являлись к нему в келию или окружали в лесу, когда преподобный рубил дрова, и пытались отвлечь мысль его от молитвы и богомыслия. Тогда блаженный обращался с молитвой к Господу, просил избавить его от диавольского наваждения, и бесы тотчас исчезали, как дым. С того времени Бог даровал своему угоднику такую власть над нечистыми духами, что они не осмеливались даже приблизиться к нему.

Долгое время братий в монастыре было 12 человек. Но вот пришел из Смоленска архимандрит по имени Симон. Отказавшись от видного положения, с чувством глубокого смирения Симон просил преподобного принять его как простого инока. Сильно был тронут такой просьбой Сергий и с любовию принял прибывшего. Тогда же возвратился в пустынную обитель преподобного Сергия из Московского Богоявленского монастыря старший брат его преподобный Стефан. Он привел с собою младшего сына своего Иоанна, имевшего 12 лет от роду, и передал его преподобному для пострижения в иночество. Иоанн стал учеником преподобного Сергия, был пострижен им с именем Феодор и окончил дни свои святителем Ростовским.

Обитель преподобного Сергия в первое время своего существования была бедна самыми необходимыми предметами; часто подвижники испытывали крайний недостаток в самом нужном. Удаленная от жилищ, отрезанная от всего света глухим, едва проходимым лесом, обитель преподобного Сергия редко получала помощь от мирских людей. Часто у братии не было вина для совершения Божественной литургии, и они были принуждаемы лишать себя этого духовного утешения; часто не хватало пшеницы для просфор или фимиама для каждения, воска для свеч, елея для лампад, - тогда иноки зажигали лучину и при таком освещении совершали службы в церкви. В бедно и скудно освещенном храме они сами горели и пламенели любовию к Богу ярче самых ярких свеч.

Так однажды у преподобного не оставалось ни одного куска хлеба, да и во всем монастыре была скудость в пище; выходить же из обители для того, чтобы просить пропитания у мирян, преподобный строго запрещал инокам: он требовал, чтобы они возлагали надежду на Бога, питающего всякое дыхание, и у Него с верой просили бы всего благопотребного; а что он повелевал братии, то и сам выполнял без всякого опущения.

Поэтому три дня терпел святой. Но на рассвете четвертого дня, томимый голодом, взяв топор, он пришел к одному старцу, по имени Даниил, жившему в его монастыре, и сказал ему:

- Я слышал, старче, что ты хочешь пристроить сени к своей келии; я желаю, чтобы руки мои не оставались праздными, поэтому и пришел к тебе; позволь мне построить сени.

Даниил отвечал:

- Да, я уже давно желаю сделать сени, даже заготовил все необходимое; жду только плотника из деревни; порядить же тебя я не решаюсь, ибо ты возьмешь с меня большую плату.

Но Сергий сказал, что ему нужно только несколько кусков старого гнилого хлеба. Тогда старец вынес своему игумену решето с кусками хлеба, но преподобный сказал:

- Не сделав работы, я не беру платы.

После того он усердно принялся за работу; целый день занимался этим делом и, с Божией помощью, кончил его. Лишь вечером на заходе солнца святой принял хлеб; помолившись, он стал вкушать его, причем некоторые иноки заметили, что из уст преподобного исходит дым, так как хлеб был гнилым. Видя это, пустынножители дивились его смирению и терпению.

Приблизительно через 15 лет после возникновения святой обители вблизи ее стали селиться крестьяне. Они беспрепятственно вырубали лес, настроили дворов и сел, распахали поля и стали сеять хлеб. Крестьяне исказили пустынь, не пощадили ее, превратили в чистые поля. Однако новые соседи монастыря прекратили и его пустынную скудость. Часто посещали они монастырь, усердно приносили в изобилии разные припасы, и нищета в обители преподобного Сергия кончилась навсегда.

Со временем в монастыре почувствовался недостаток в воде и братия возроптала на своего авву. Тогда по молитвам преподобного внезапно забил источник. Сильно поражена была братия, и недовольство сменилось чувством благоговения перед святым игуменом. За водой из этого источника приходили и миряне, иногда издалека, и пьющие эту воду с верой получали исцеление.

Много и других чудес совершил преподобный еще при жизни: так однажды он воскресил мертвого. Это произошло следующим образом: в окрестностях обители жил поселянин, питавший к Сергию великую веру; единственный сын его был одержим неизлечимою болезнью; твердо надеясь, что святой исцелит отрока, поселянин принес его к преподобному. Но в то время, как он пришел в келию святого и стал просить его помочь болящему, отрок умер. Потеряв всякую надежду, отец стал горько плакать: «Увы мне, - говорил он святому, - я пришел к тебе, человек Божий, с твердой уверенностью, что ты поможешь мне. Увы мне! Что теперь мне делать?». Так скорбя и рыдая, он вышел, чтобы принести все нужное для погребения сына.

Увидев рыдания огорченного отца, преподобный сжалился над ним и, сотворив молитву, воскресил отрока. Вскоре возвратился поселянин с гробом.

Святой же сказал ему:

- Напрасно ты неосмотрительно предаешься печали: отрок не умер, но жив.

Так как этот человек видел, как умер его сын, то не хотел верить словам святого; но подойдя, он с удивлением заметил, что отрок действительно жив; тогда обрадованный отец стал благодарить преподобного за воскрешение сына.

- Ты обманываешься и не знаешь сам, что говоришь, - отвечал ему чудотворец, - Когда ты нес отрока сюда, он от сильной стужи изнемог, - а ты подумал, что он умер; теперь в теплой келии он согрелся, а тебе кажется, что он воскрес.

Но поселянин продолжал утверждать, что сын его воскрес по молитвам святого. Тогда преподобный Сергий запретил ему говорить о этом, прибавив:

- Если ты станешь рассказывать о том, то будешь наказан и вовсе лишишься своего сына.

В великой радости вернулся поселянин домой, прославляя Бога и Его угодника Сергия. Об этом чуде узнал один из учеников преподобного, который и поведал о нем.

Слава о чудесах преподобного Сергия стала быстро распространяться, и начали привозить к нему больных не только из окрестных селений, но даже из отдаленных местностей. Все, с верою приходящие к святому, какими бы ни страдали недугами, получали телесное здоровье и нравственное назидание, так что обретали сугубую пользу.

Слух о таких чудесах преподобного Сергия распространялся все далее и далее, молва о его святой, подвижнической жизни росла шире и шире; более и более возрастало число посещавших его обитель. Все прославляли преподобного Сергия, все благоговейно почитали его; многие шли сюда из различных городов и мест, желая видеть святого подвижника; другие стремились получить от него наставление и насладиться его душеполезной беседой; многие иноки, оставив свои монастыри, приходили под кров основанной преподобным обители, желая подвизаться под его руководством и жить вместе с ним; простые и знатные жаждали получить от него благословение. Все его уважали и считали за пророка или как бы за одного из древних святых отцов.

Уважаемый и прославляемый всеми, преподобный Сергий оставался все тем же смиренным иноком: людская слава не прельщала его; все так же продолжал он трудиться и служить всем примером величайшего смирения.

Один раз поздно вечером блаженный, по своему обычаю, совершал правило и усердно молился Богу о своих учениках; вдруг он услышал голос, звавший его:

- Сергий!

Преподобный сильно изумился такому необычайному в ночное время явлению; отворив окно, он хотел посмотреть, кто зовет его. И вот, видит он большое сияние с неба, которое настолько разгоняло ночной мрак, что сделалось светлее дня. Голос послышался во второй раз:

- Сергий! Ты молишься о своих чадах, и моление твое услышано: посмотри - видишь число иноков, собирающихся под твое руководство во имя Пресвятой Троицы?

Оглянувшись, святой увидел многое множество прекрасных птиц, прилетевших и в сам монастырь, и за его ограду. И опять был слышен голос:

- Так умножится число твоих учеников, подобно этим птицам; и после тебя оно не оскудеет и не умалится, если они станут следовать твоим стопам.

Святой был изумлен таким дивным видением. Желая, чтобы и другой кто-либо порадовался вместе с ним, он громким голосом позвал Симона, жившего ближе прочих. Удивляясь необычайному призыву игумена, Симон поспешно пришел к нему, но видеть всего видения уже не сподобился, а узрел только некоторую часть небесного света. Авва Сергий подробно рассказал ему все, что он видел и слышал, и оба провели без сна всю ночь, радуясь и прославляя Бога.

Вскоре после этого к преподобному Сергию пришли послы от Патриарха Константинопольского Филофея и передали святому вместе с благословением дары от Патриарха: параман и схиму. Патриарх Филофей советовал ему ввести в обители общежительный устав. Московский же святитель Алексий одобрил этот совет и благословил сие начинание.

С того времени преподобный Сергий установил в своей обители общежитие и строго приказал братии соблюдать общежительный устав: никому из иноков ничего не приобретать для себя, не называть ничего своим, но по заповедям святых отцов все иметь общее, монастырское: и пищу, и одежду, и жилище.

Скоро, однако, в Радонежской обители начался ропот на святого игумена. Братия, с такой настойчивостью принудившая преподобного принять власть, теперь стала недовольна строгостью общежития. Родной брат его Стефан, не чуждый духа властолюбия, был во главе восставших и произнес оскорбительные слова о святом прямо в церкви за вечерним богослужением. Кроткий подвижник ничего не сказал обидчику. Не заходя в келию, несмотря на позднее время, преподобный Сергий скрылся из монастыря и ушел на реку Киржач, где основал новый монастырь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Троицкие иноки скоро хватились своего игумена, пошли в разные стороны искать его и, когда открыли новое место его подвигов, начали переходить в монастырь на Киржаче. Повинуясь мольбам братии и благословению святителя Алексия, преподобный возвратился в свой монастырь, поставив игуменом Киржачского монастыря ученика своего Романа, и с величайшей радостью был встречен своей братией.

Святой Стефан, епископ Пермский, питавший великую любовь к преподобному, однажды ехал из своей епархии в Москву. Дорога, по которой проезжал святитель, отстояла от Сергиева монастыря верстах в восьми. Так как Стефан очень спешил в город, то проехал мимо обители, предполагая посетить ее на обратном пути. Но когда он был против монастыря, то остановился, прочитал: «Достойно есть...» и, сотворивши обычную молитву, поклонился преподобному Сергию со словами:

- Мир тебе, духовный брат.

Случилось, что тогда блаженный Сергий вместе с братией вкушал за трапезою. Уразумев духом поклонение епископа, он тотчас же поднялся; немного постояв, он сотворил молитву, в свою очередь также поклонился епископу и сказал:

- Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и благословение Господне да будет с тобой.

Братия была удивлена таким необычайным поступком святого; некоторые же поняли, что преподобный удостоился видения. По окончании трапезы иноки стали расспрашивать его о происшедшем, и он сказал им:

- В тот час против нашего монастыря остановился епископ Стефан на пути в Москву, поклонился Пресвятой Троице и благословил нас, грешных.

Некоторые из учеников преподобного тотчас же поспешили к указанному месту, потом нагнали святого епископа и убедились, что все произошло именно так, как сказал преподобный.

Многие благочестивые мужи просияли славою в обители преподобного; многие из них были поставлены на игуменство в другие монастыри, а иные возведены на святительские кафедры. И все они преуспевали в добродетелях, наставляемые и руководимые своим великим учителем - аввой Сергием.

Преподобный Сергий еще при жизни, будучи во плоти, сподобился иметь общение с бесплотными. Однажды святой игумен совершал Божественную литургию вместе с братом своим Стефаном и племянником Феодором. В церкви тогда среди прочих находился также Исаакий молчальник. Со страхом и благоговением, как и всегда, совершал святой великое Таинство. Вдруг Исаакий увидел в алтаре четвертого мужа, в чудно блистающих ризах и сияющего необычайным светом; при малом входе с Евангелием небесный сослужитель следовал за преподобным, лицо его сияло, как снег, так что невозможно было взирать на него. Чудное явление поразило Исаакия, он отверз уста свои и спросил рядом стоящего с ним отца Макария:

- Что за дивное явление, отче? Кто этот необыкновенный муж?

Макарий также был сподоблен видения; изумленный и пораженный им, он отвечал:

- Не знаю, брате; я и сам ужасаюсь, взирая на такое дивное явление; не пришел ли разве какой священнослужитель с князем Владимиром?

Князь Владимир Андреевич в то время был в церкви. Старцы спросили у одного из его свиты, не приходил ли с князем иерей; спрошенный ответил, что священника с ними не было. Тогда иноки поняли, что с преподобным Сергием сослужит Ангел Божий. По окончании литургии приступили к святому и спросили его об этом. Сначала подвижник не хотел открывать им тайны:

- Какое необычайное явление видели вы, чада? Служили литургию Стефан, Феодор и я, грешный; более никого не было.

Ученики же продолжали просить его; тогда преподобный сказал им:

- Чада, если Сам Господь Бог открыл вам, то могу ли я утаить это? Тот, кого вы видели, был Ангел Господень; не только ныне, но и всегда, когда мне, недостойному, приходится совершать литургию, он, Божиим изволением, служит вместе со мной. Вы же никому не говорите, что видели, пока я жив.

Равноангельная жизнь преподобного, необычайное его смирение и труды на пользу Церкви внушили святому митрополиту Алексию желание иметь блаженного Сергия своим преемником и заместителем. Достойный пастырь стада Христова, замечая, что уже приближается кончина его, призвал к себе преподобного Сергия и убеждал его принять на себя Московскую митрополию после его кончины. Но преподобный был непреклонен в своем желании продолжать монашеские подвиги, и святитель вынужден был оставить его.

В это время нечестивый татарский хан Мамай поднялся на Русь со всеми своими несметными полчищами. Великий князь Димитрий Иоаннович также стал готовиться к войне, но прежде чем выступить в путь, он отправился в монастырь Животворящей Троицы, чтобы поклониться Господу и испросить благословения на предстоящий поход у святого игумена обители. Преподобный благословил его на ратную битву, дал в помощь двух своих иноков - Александра Пересвета и Андрея Ослябю и предсказал князю победу на Куликовом поле. Во все время, пока происходила Куликовская битва, преподобный Сергий, собрав братию, стоял с нею на молитве и усердно просил Господа, чтобы Он даровал победу православному воинству. Имея дар прозорливости, святой ясно видел как бы перед своими глазами все то, что было удалено от него на большое расстояние; он поведал братии о победе русских, называл павших по именам, сам приносил о них моление.

Фрагмент Троице-Сергиевой Лавры; вид с юго-восточной стороны (литография середины XIX в.)

Однажды ночью блаженный Сергий стоял перед иконою Пречистой Богородицы, совершая свое обычное правило, и, взирая на святой лик Ее, молился: «Пречистая Матерь Господа нашего, Иисуса Христа, заступница и крепкая помощница человеческому роду, будь ходатаицей за нас, недостойных, молись всегда Твоему Сыну и Богу нашему, да призрит на святое это место. Тебя, Матерь Сладчайшего Христа, призываем на помощь рабы Твои, ибо Ты для всех пристанище и надежда».

Так преподобный молился и воспевал благодарственный канон Пречистой. Окончив молитву, он присел на короткое время для отдохновения. Вдруг он изрек своему ученику Михею:

- Чадо, бодрствуй и трезвись! В этот час к нам будет неожиданное и чудесное посещение.

Лишь только произнес он эти слова, внезапно послышался голос, говорящий:

- Се, грядет Пречистая.

Услыхав этот голос, святой поспешно вышел из келии в сени; здесь осиял его великий свет ярче солнечного сияния, и он сподобился узреть Пречистую, сопровождаемую апостолами Петром и Иоанном: необычайный блеск окружал Богоматерь. Не вынося необычайного сияния, святой пал ниц. Пречистая же прикоснулась к святому Своими руками и сказала:

- Не ужасайся, избранниче Мой! Я пришла посетить тебя, ибо услышаны твои молитвы об учениках. Не скорби больше об обители своей: отныне она будет иметь изобилие во всем не только при твоей жизни, но и по отшествии твоем к Богу. Я же никогда не оставлю места сего.

Изрекши это, Пречистая Богоматерь стала невидима. Светой был поражен великим страхом и трепетом. Придя в себя через несколько времени, он увидел, что ученик его лежит, как мертвый. Светой поднял его; тогда Михей стал кланяться в ноги старцу, говоря:

- Отче, Господа ради, расскажи мне, что это за чудное явление; едва душа моя не разлучилась с телом, столь блистательно было это видение.

Святой же был объят великою радостью; даже лицо его сияло от несказанного ликования; он не мог промолвить ничего другого, как только:

- Чадо, помедли немного, ибо и во мне от чудного видения трепещет душа!

И некоторое время преподобный стоял молча; потом сказал своему ученику:

- Позови ко мне Исаака и Симона!

Когда они пришли, то святой рассказал им все по порядку, как он видел Пречистую Богородицу с апостолами, и что Она изрекла ему. Услышав это, они исполнились великой радости, и все вместе совершили молебен Богородице; святой же провел без сна всю ту ночь, размышляя о милостивом посещении Пречистой Владычицы.

Однажды преподобный совершал Божественную литургию. Вышеупомянутый ученик его Симон, муж испытанной добродетели, тогда был экклесиархом. Вдруг он видит, что по святому престолу носится огонь, озаряя алтарь и окружая служащего Сергия, так что святой был объят пламенем с головы до ног. А когда преподобный приступил к принятию Христовых Таин, огонь поднялся и, свившись, как бы некая дивная пелена, погрузился в святую чашу, из которой и причастился авва Сергий. Видя это, Симон пришел в ужас и стоял в безмолвии. Причастившись, преподобный отошел от святого престола и, поняв, что Симон сподобился видения, призвал его и спросил:

- Чадо, чего так устрашилась душа твоя?

- Отче, я узрел чудное видение: я видел благодать Духа Святого, действующую с тобою.

Тогда преподобный запретил ему рассказывать об этом кому-либо:

- Не говори никому, что ты видел, до тех пор, пока Господь не призовет меня к Себе.

И оба они стали горячо благодарить Творца, явившего им такую милость.

Прожив много лет в большом воздержании среди неусыпных трудов, совершив много славных чудес, преподобный достиг глубокой старости.

- Я отхожу к Богу, меня призывающему, и поручаю вас Всемогущему Господу и Пречистой Его Матери; да будет Она вам прибежищем и стеной от сетей и козней вражиих.

В самые последние минуты авва Сергий пожелал сподобиться Святых Таин Христовых. Он уже не мог сам подняться со своего ложа: ученики благоговейно поддерживали под руки своего учителя, когда он в последний раз вкушал Тела и Крови Христовых; затем, воздев свои руки, он с молитвой предал Господу чистую свою душу. Лишь только святой преставился, несказанное благоухание разлилось по его келии. Лицо праведника сияло небесным блаженством, - казалось, он опочил глубоким сном.

Лишившись своего учителя и наставника, братия почувствовали себя осиротелыми, сильно скорбели и проливали горькие слезы; с надгробными песнями и псалмопениями они погребли честное тело святого, положив его в церкви Живоначальной Троицы, на правой стороне ее.

Прошло уже тридцать лет после преставления преподобного Сергия, когда Господь восхотел еще более прославить Своего угодника. В это время близ монастыря жил один благочестивый человек; имея великую веру к святому, он часто приходил ко гробу Сергия и усердно молился угоднику Божьему. Однажды ночью после горячей молитвы он впал в легкий сон; тогда ему явился святой Сергий и сказал: «Возвести игумену обители: зачем оставляют меня так долго под покровом земли в гробе, где вода окружает мое тело?».

Пробудившись, тот муж исполнился страха, но вместе с тем почувствовал в сердце своем необычайную радость; немедленно рассказал он о видении ученику преподобного Сергия - Никону, бывшему тогда игуменом. Никон поведал братии - и велико было ликование всех иноков. Слух о скором открытии мощей угодника Божия распространился далеко, и много людей стеклось в обитель; прибыл и почитавший преподобного, как отца, крестный сын его князь Юрий Димитриевич, много заботившийся о святой обители. Лишь только собравшиеся открыли гроб преподобного, тотчас же великое благоухание распространилось кругом. Тогда увидели дивное чудо: не только честное тело преподобного Сергия сохранилось целым и невредимым, но тление не коснулось даже и одеяния его; по обе стороны гроба стояла вода, но она не касалась ни мощей преподобного, ни его одежды. Видя это, все возрадовались и восхвалили Бога, прославившего Своего угодника. С ликованием были положены святые мощи преподобного в новую раку. Обретение мощей преподобного Сергия произошло 5 июля 1422 года, в память чего и было установлено празднование.

Господь дивно прославил великого угодника Своего: многочисленные и многоразличные чудеса подаются всем, с верой призывающим его святое имя и припадающим к раке многоцелебных и чудотворных мощей его. Смиренный подвижник всегда бегал славы мирской, но могущественная десница Божия высоко возвеличила его, и чем более он смирял себя, тем более Бог прославил его. Дивны чудотворения, подаваемые всем через великого угодника Божия: слепые получают прозрение, хромые - исцеление, немые - дар слова, бесноватые - освобождение от лукавых духов, болящие - здравие, находящиеся в бедах - помощь и заступление, теснимые врагами - защиту, скорбящие - облегчение и успокоение, всем, обращающимся с верою к преподобному, подается помощь. Светло светит солнце и согревает своими лучами землю, но еще светлее сияет великий чудотворец, просвещая своими чудесами и молитвами души человеческие.

Множество чудес совершил великий угодник Божий, и до этого времени святые его мощи являются неоскудеваемым источником чудотворений; все, с верою приходящие, получают различные и богатые милости. Припадем и мы к раке многоцелебных мощей святого Сергия и в сердечном умилении воззовем:


Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас!


На преставление тропарь, глас 4:

Иже добродетелей подвижник, / яко истинный воин Христа Бога, / на / страсти вельми подвизался еси в жизни временней, / в пениих, бдениих же, и пощениих образ быв твоим учеником. / Темже и вселися в тя Пресвятый Дух, / Егоже действием светло украшен еси: / но яко имея дерзновение ко Святей Троице, / поминай стадо, еже собрал еси, мудре, / и не забуди, якоже обещался еси, / посещая чад твоих, / / Сергие преподобне, отче наш.


На обретение мощей тропарь, глас 4:

Днесь пресветло красуется царствующий град Москва, / яко светолучными зарями, молниями чудес твоих осияемь, / всю вселенную созывает похвалити тя, богомудре Сергие, / пречестная же и славная обитель твоя, / юже во Имя Святыя Троицы многими труды твоими создал еси, отче, / имущи в себе стада ученик твоих, / веселия и радости исполняется. / Мы же, празднующе преславное обретение честных мощей твоих, в земли сокровенных, / яко цвет благоуханен и кадило благовонно, / любезно я лобызающе, / различная исцеления приемлем и твоими молитвами грехов прощения сподобляемся, / отче преподобне Сергие, / / моли Святую Троицу спасти души наша.


На обретение мощей тропарь, глас 8:

От юности восприял еси Христа в души твоей, преподобне, / и паче всего вожделел еси мирскаго мятежа уклонитися: / мужески в пустыню вселился еси, / и чада послушания в ней, плоды смирения возрастил еси. / Тем быв Троице вселение, / чудесы твоими всех просветил еси, приходящих к тебе верою, / и исцеления всем подая обильно, / / отче наш Сергие, моли Христа Бога, да спасет души наша.


На преставление кондак, глас 8:

Христовою любовию уязвився, преподобне, / и Тому невозвратным желанием последовав, / всякое наслаждение плотское возненавидел еси, / и яко солнце Отечеству твоему возсиял еси: / тем и Христос даром чудес обогати тя, / поминай нас, чтущих пресветлую память твою, да зовем ти: / радуйся, Сергие / / богомудре.


На обретение мощей кондак, глас 8:

Днесь яко солнце пресветло возсиявше от земли честныя мощи твоя, / нетленны обретошася, яко благоуханный цвет, / множеством чудес сияюще, / и всем верным источающе различная исцеления, / и веселяще избранное твое стадо, / еже мудре собрав, добре паствил еси. / От нихже и ныне Троице предстоиши моляся, / и воинству победительная на враги даровати, / да вси вопием ти: / / радуйся, Сергие богомудре.


Преподобным Сергию и Никону Радонежским кондак, глас 8:

В постницех приобщившеся Великому Антонию / и Евфимию Иерусалимскому поревновавше в подвизех, / яко Ангели, на земли явистеся, / просвещающе, преподобнии, верных сердца / Божественными знамении и чудесы повсегда, / сего ради радостно вас почитаем и любовию вопием вам: / радуйтеся, преподобнии отцы Сергие и Никоне, / / постником удобрение и всея Российския земли великое утверждение.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика