Контакты
Карта

О прозорливости блаженной Ксении

Икона блаженной Ксении ПетербургскойМиниатюра к книге о блаженной Ксении Петербургской

За свое великое смирение, подвиг духовной и телесной нищеты, любви к ближним и молитвы блаженная Ксения получила от Бога дар прозорливости.

Однажды блаженная пришла к Параскеве Антоновой, которой она когда-то подарила свой дом, и сказала: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь и не знаешь, что тебе Бог сына послал! Иди скорее на Смоленское кладбище!»

Параскева, всегда верившая словам блаженной, тотчас же поняла, что случилось нечто особенное, и поспешила на Смоленское кладбище.

На одной из улиц Васильевского острова, вблизи Смоленского кладбища, Антонова увидала большую толпу. Она подошла и постаралась разузнать, что случилось. Оказалось, что, извозчик сбил с ног беременную женщину, которая тут же, на улице, родила мальчика, а сама скончалась.

Сжалившись над ребенком, Параскева Антонова взяла ребенка к себе. Узнать, кто была умершая мать ребенка, кто был отец, несмотря на старания как полиции, так и самой Антоновой, не удалось, и ребенок остался на руках у Параскевы. Она воспитала его, дала прекрасное образование. В последствии он сделался видным чиновником и до самой смерти заботился о своей приемной матери, будучи для нее самым почтительным и горячо любящим сыном. С глубоким благоговением относился он также и к памяти блаженной Ксении.

Недалеко от часовни блаженной Ксении - могила Евдокии Денисьевны Гайдуковой, скончавшейся в 1827 году. Святая любила Евдокию Гайдукову и иногда посещала ее дом.

Однажды блаженная Ксения зашла к Гайдуковой днем, перед обедом. Обрадованная ее приходом, Евдокия Денисьевна тотчас же поспешила накрыть на стол, усадила блаженную Ксению и стала угощать ее чем Бог послал. Кончился обед. Евдокия Денисьевна стала благодарить блаженную Ксению за ее посещение и извиняться за плохое угощение.

«Не взыщи, - говорила она, - голубчик, Андрей Федорович, больше мне угостить тебя нечем, ничего сегодня не готовила».

«Спасибо, матушка, спасибо за твое угощение, - отвечала Ксения, - только лукавить-то зачем? Ведь пожалела же ты дать мне уточки!»

Евдокия Денисьевна сконфузилась; в печи у нее действительно была жареная утка, которую она приберегла для отсутствующего мужа. Тотчас же бросилась Евдокия Денисьевна к печке и стала вынимать оттуда утку.

Но блаженная Ксения тотчас же остановила ее: «Нет, нет, что ты? Не надо, не надо, я не хочу утки. Ведь я знаю, что ты радехонька меня всем угостить, да боишься своей кобыльей головы. Зачем же его сердить?» Кобыльей головой блаженная Ксения называла мужа Евдокии Денисьевны, которого не любила за пьянство, грубый характер и за скверную ругань в пьяном виде.

К числу знакомых блаженной Ксении, к которым она иногда наведывалась, принадлежали также вдова Голубева и ее семнадцатилетняя красавица-дочь. Девушка эта была любима блаженной за свой кроткий, тихий нрав и доброе сердце.

Однажды блаженная Ксения зашла к ним в гости. Мать и дочь сидели за столом и варили на спиртовке кофе.

«Эх, красавица, - сказала Ксения; обращаясь к девушке, - ты вот тут кофе варишь, а муж твой жену хоронит на Охте. Беги скорее туда!»

«Как так?! - воскликнула девушка. - У меня не только мужа, но и жениха-то нет. А тут какой-то мой муж да еще жену хоронит?»

«Иди», - сердито отвечала блаженная, не любившая возражений.

Голубевы, почитавшие блаженную Ксению за угодницу Божию, хорошо знали, что юродивая никогда не говорит чего-либо напрасно. Они тотчас же отправились на Охту. Здесь они увидели, что к кладбищу направляется похоронная процессия. Голубевы присоединились к провожавшим и вместе с процессией пошли на кладбище. Хоронили молодую женщину, жену доктора, скончавшуюся в родах. В кладбищенском храме началась и кончилась литургия, затем и отпевание. Покойную понесли на место ее последнего упокоения. Вслед за гробом шли и Голубевы. Кончилось и погребение. Народ стал расходиться по домам. Пошли и Голубевы. Но тут они неожиданно натолкнулись на горько рыдавшего молодого вдовца, который, при виде могильного холма над прахом любимой супруги, потерял сознание и бесчувственно свалился на руки подбежавших Голубевых. Они постарались привести его в чувство, познакомились с ним - и через год юная Голубева стала женой доктора. Счастливо и безмятежно прожила она со своим мужем до глубокой старости, при смерти строго завещая своим детям хранить могилу и чтить память рабы Божией блаженной Ксении.

Медный пятак с изображением всадника

Однажды встретила блаженная Ксения на улице благочестивую женщину, свою знакомую, остановила ее и, подавая ей медный пятак с изображением всадника, сказала: «Возьми пятак, тут царь на коне; потухнет!» Женщина взяла пятак, попрощалась с Ксенией и, недоумевая, что бы значили эти странные слова, пошла домой. Едва она вошла на свою улицу, как увидела, что ее дом загорелся. Она не успела даже добежать до своего дома, как пламя было потушено. Тут только поняла она, что означали слова блаженной Ксении: «Возьми пятак... потухнет!»



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика