Контакты
Карта

Макарий Жабынский

Макарий был иноком с юности. Когда он повзрослел, то принялся за строительство монастыря. Это было четыреста лет тому назад. Но пришли польские войска и полностью разорили обитель. Делать нечего. На пепелище и развалинах принялся Макарий вместе с братьями-иноками за ее восстановление. Он сумел всех монахов, разошедшихся кто куда от лютых завоевателей, собрать вместе, и они построили каменный храм на месте бывшего деревянного, да еще с надвратной колокольней. Такая колокольня ставилась прямо над сводом каменных ворот, и это было величественно и красиво - она как будто парила в воздухе и словно бы вообще ничего не весила.

И стал он жить жизнью суровой, и часто в одиночестве удалялся в лесную чащу, где его ничто не отвлекало. И там молился Богу. Часто он терпел и мороз, и зной. Мог на молитве и под дождем стоять без всякого плаща или зонта. И капли стекали по его лицу, смешиваясь со слезами, потому что Макарий, как всякий настоящий христианин, считал себя очень грешным человеком. Так что это были слезы покаяния. Или, как говорят мирские люди, раскаяния.

Однажды, когда преподобный шел лесной тропинкой, он услышал слабый стон. Макарий огляделся кругом и увидел поляка, в изнеможении прислонившегося к стволу сосны. Рядом валялась его сабля. Видно, он отстал от своего отряда и заблудился в лесу. Еле слышным голосом этот несчастный, возможно вместе с другими неприятелями грабивший обитель, попросил пить.

Это был враг. Наверно, ни я, ни ты, понимая это, не дали бы ему воды. Мы прошли бы с презрением мимо. А между тем, человек этот умирал.

И Макарий, у которого было большое и милостивое сердце, с молитвой к Господу ударил посохом о землю. И из нее забил прохладный родник. И тогда преподобный напоил страдальца.

После возрождения монастыря, когда там наладилась и окрепла монашеская жизнь, Макарий принял схиму и ушел на приток Оки, речку Жабынку, в самые верховья. Там Жабынка брала свое начало из чистого источника, который назывался «кладезь Жабынец». Кладезь значит «колодец». Вот, про некоторых очень умных людей говорят: «Да это не человек, а кладезь премудрости!». Так это старинное слово сохранилось в русском языке.

Подобным кладезем премудрости был и Макарий Жабынский.

Он умер уже глубоким старцем, ночью, при пении ранних петухов. И братья похоронили его напротив монастырских ворот, над которыми уходила в небо та самая замечательная и прекрасная надвратная колокольня.


КЛАДЕЗЬ

Душа святого глубока,

Как чистых вод источник,

Такою же наверняка,

Такой же самой точно,


Душа Макария была.

Всегда полна сердечной,

Неисчерпаемой, святой,

Любовью бесконечной.


Мы огорчаем, может быть,

И самых наших близких,

А он врагов умел любить,

Для многих ненавистных.


Вот перед ним лежит злодей,

Насильник и грабитель,

Который убивал людей

И разорял обитель.

Но с каждым мигом все слабей

И тише просит пить он.


Пришел его последний час,

Он двинуться не может,

Тоскливый взор его погас,

И кто ж ему поможет?


Но, тронут зрелищем беды,

Макарий, чудный старец,

Добыл и дал ему воды,

Сказавши: - Пей, страдалец!



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика