Контакты
Карта

Князь-Владимирский собор на Петроградской стороне

Этот собор занимает особое место среди православных святынь Санкт-Петербурга. В нем нашло отражение множество исторических событий от Петровских времен до наших дней. В то же время собор наглядно свидетельствует о преемственности Отечественной истории - через него духовные связи града святого Петра тянутся и к Москве, и к древнему Киеву. Первоклассный памятник русской церковной архитектуры, этот храм имеет выдающееся градостроительное значение. Неповторим его художественный облик. Собор очень уютен внутри, удивительно гармоничен и располагает душу к молитве.

Санкт-Петербург был предназначен Петром I стать столицей страны. Местность вдоль берега Малой Невы, к западу от Петропавловской крепости получила название «Мокруша», поскольку часто заливалась при наводнениях. В 1710-е годы там велось строительство трехпрестольного мазанкового храма - предшественника Князь-Владимирского собора. В его боковых приделах, Никольском и Предтеченском, службы начались в 1717 году. Главный престол храма был освящен в честь Успения Богоматери 5 апреля 1719 года.

Одновременно по царскому повелению храм получил степень соборного. Своими размерами и числом престолов он даже превосходил более ранние соборы Санкт-Петербурга, которых насчитывалось к тому времени три - Петропавловский, Исаакиевский и Троице-Петровский. Четвертый петербургский собор, напоминая своим посвящением о Большом Успенском соборе Московского Кремля, подчеркивал столичный статус «юного града» как преемника Москвы. Рядом с новым собором было устроено и подворье митрополита Стефана, которому с 1718 года пришлось почти постоянно жить в Петербурге: город на Неве становился центром не только гражданского, но и церковного управления.

Именно Успенские соборы трех древнерусских столиц стали символом Святой Руси - «Дома Пресвятой Богородицы». В 1740 году по указу императрицы Анны Иоанновны рядом с деревянным Успенским собором «на Мокруше» заложили каменный храм. Архитектор П.-А.Трезини спроектировал его одноглавым, по образцу собора Петропавловской крепости. На втором году строительства случился дворцовый переворот, приведший на престол императрицу Елизавету Петровну. Здание вывели под своды, но дальнейшее финансирование работ было прекращено. Сам же небогатый приход не мог взять на себя издержки по возведению каменного собора вместимостью в 3000 человек. Только в 1747 году «дщерь Петрова» повелела приступить к его достройке, причем с изменением завершения на пятиглавое «как в Москве на Успенском соборе». Однако новый проект был разработан лишь в царствование императрицы Екатерины II. В конкурсе победил архитектор Антонио Ринальди. Как и Аристотель Фиораванти, тремя веками ранее воздвигший Успенский собор Московского Кремля, он был уроженцем Италии. В своем проекте Ринальди передал композицию древнерусского первоисточника и достиг неповторимой гармонии колокольни и самого храма.

Пятиглавый собор на Петербургской стороне был вчерне отстроен в 1766-1772 годах. Он занял центральное место в панораме города, открывающейся из парадных залов невской анфилады Зимнего дворца, а его высокая столпообразная колокольня служит ориентиром для судов, плывущих из залива в Малую Неву. В 1772 году пришедший в ветхость деревянный Успенский собор был уничтожен пожаром. Каменный храм к тому времени оставался еще совсем неотделанным внутри, поэтому для службы наскоро приспособили его притвор: там 8 сентября того же года освятили одноименный придел. На этом в строительных работах вновь наступил многолетний перерыв. Тем временем Российская империя победоносно вышла на берега Черного моря. 19 октября 1778 года в устье Днепра, где в 988 году великий князь киевский Владимир Святославич принял крещение и вступил в брак с царевной Анной, был заложен город Херсонес. Борьба за черноморские рубежи в XVIII веке не могла не оживить память о святом равноапостольном князе Владимире. 22 сентября 1782 года императрица Екатерина II учредила орден Святого Владимира «в поощрение службы военной и гражданской».

Наряду с Таврическим дворцом Князь-Владимирский собор знаменует обретение Россией купели своего крещения. Первоначальное посвящение собора было сохранено в наименовании его Успенского придела. Позднее в храме устроили еще один придел - Никольский. Оба придела долгое время оставались в малых помещениях по сторонам от притвора, и зимой служили только в них. Лишь в 1866-1867 годах они были перенесены в боковые нефы: Успенский занял место справа, а Никольский - слева от главного алтаря. При этом весь собор был сделан теплым. С изданием в 1845 году нового статута ордена Святого Владимира собор стал кавалерским (при учреждении ордена его кавалерам был предназначен Софийский собор близ Царского Села). С этого времени по ходатайству кавалеров ордена, в Князь-Владимирском соборе сложилась традиция отмечать орденский праздник 22 сентября архиерейской службой, с молебным пением святому просветителю Руси. К 100-летию учреждения ордена собор был отреставрирован, и 22 сентября 1882 года множество духовных и светских владимирских кавалеров собралось в храм на Литургию. 15 июля 1888 года, в день празднования памяти святого князя Владимира, для юбилейных торжеств в столице был разработан специальный церемониал: их средоточием стал Князь-Владимирский собор. В него были доставлены чудотворные и особо чтимые иконы из многих петербургских храмов, и после литургии общегородской крестный ход направился отсюда через Тучков и Николаевский мост на водосвятие к Медному всаднику. Величественная духовная процессия растянулась почти на две версты. В годовщину 100-летия освящения главного алтаря собора (1 октября 1889 г.) в нем служил епископ Выборгский Антоний (Вадковский; впоследствии - митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский) с протоиереями - кавалерами ордена Святого Владимира. Он же в сане архиепископа Финляндского и Выборгского совершал в соборе литургию 22 сентября 1895 года, когда отмечалось 50-летие присвоения Князь-Владимирскому собору статуса кавалерского. Летом военного 1915 года особое патриотическое звучание получили церковные службы и проповеди по случаю 900-летия кончины святого князя Владимира. Православная вера, которую на рубеже X-XI веков насадил в своей державе равноапостольный великий князь, помогала народам, населявшим Русь, выстоять и победить - из поколения в поколение, в самых трудных исторических испытаниях. Богослужения 14-15 июля 1915 года в Князь-Владимирском соборе возглавил именинник дня митрополит Петроградский и Ладожский Владимир (Богоявленский; впоследствии священномученик, митрополит Киевский). Орденский праздник, отмеченный в соборе в 1916 году, оказался последним...

В 1875-1918 годах при Князь-Владимирском соборе действовало приходское благотворительное общество. Оно продолжило традиции церковной благотворительности, прерванные в царствование императрицы Екатерины II (первая богадельня при храме была открыта еще в 1721 г.). С 1896 года общество состояло под покровительством великого князя Владимира Александровича, а с 1909 - его вдовы, великой княгини Марии Павловны. Общество содержало небольшой детский приют, а в Первую мировую войну открыло церковный лазарет на 16 коек. Собору принадлежала часовня Святого Александра Невского у Тучкова моста, построенная на пожертвования прихожан в память императора Александра II Освободителя.

Особенно ярко в жизни собора запечатлелись события церковной истории послереволюционной эпохи. На Поместном Соборе 1917-1918 годов было установлено совершать во второе воскресенье после Троицы празднование Всем святым, в земле Российской просиявшим. В Петрограде этот праздник впервые был отмечен 22 июня 1919 года, а 6 декабря 1920 года в соборном притворе был освящен придел Всех святых, в земле Российской просиявших (впоследствии придел был упразднен; ныне восстановлен и освящен как крестильный храм).

В апреле 1922 года, при изъятии большевиками церковных ценностей, прихожане собора встали на их защиту. За это пришлось пострадать настоятелю храма, протоиерею Михаилу Союзову: привлеченный к суду по сфабрикованному «делу» священномученика митрополита Петроградского Вениамина, он был приговорен к трем годам заключения «с применением строгой изоляции» и умер в тюрьме. Власти провоцировали всевозможные расколы, поставив каноническое устроение Русской Православной Церкви на несколько лет вне закона. В 1922-1926 годах Князь-Владимирский собор принадлежал обновленческой группе «Живая Церковь», которую возглавлял священник Владимир Красницкий, печально известный своим сотрудничеством с карательными органами коммунистической власти. Однако его малочисленные приверженцы не смогли содержать и ремонтировать здание. Храм, изъятый у живоцерковников, был на несколько месяцев закрыт.

В 1927 году храм «передали в пользование» общине верующих Патриаршей Церкви. Собор был заново освящен и на пожертвования православного народа капитально отремонтирован. В 1929 году верующих лишили последней возможности отстаивать свои интересы - из Конституции СССР был изъят пункт о праве на религиозную пропаганду. Гонения на Церковь развернулись с новой силой, и уже в начале «второй пятилетки» (1934) Князь-Владимирский собор оказался единственным действующим храмом Петроградской стороны.

В октябре 1933 года смолк колокольный звон - соборные колокола были сняты и сданы в переплавку. В 1937-1938 годах мученическую смерть за Христа претерпели многие протоиереи. При ликвидации храмов города гибли многие чтимые святыни. Редкое исключение произошло в 1935 году: в Князь-Владимирский собор из разоренного Киево-Печерского подворья на Васильевском острове поступает храмовая икона Успения Божией Матери, «изображение и мера» древнейшего лаврского образа. В клеймах на раме этой иконы среди избранных святых есть и изображение святого князя Владимира. Ее благодатная сила открылась петербуржцам еще в Петровское время, а в 1801-1811 годах для хранения иконы был воздвигнут Казанский собор. С 1923 по 1940 год икона находилась в руках обновленцев. Прибытие всероссийской чтимой святыни в кафедральный Князь-Владимирский собор Ленинграда предвозвещало конец открытого антирелигиозного террора и скорое прекращение церковных расколов.

В начале 1941 года митрополит Алексий (Симанский) перенес свою резиденцию из Князь-Владимирского собора в Николо-Богоявленский, который и стал кафедральным на последующие 60 лет. В день, когда началась Великая Отечественная война, митрополит Ленинградский Алексий служил литургию в Князь-Владимирском соборе: 22 июня 1941 года отмечался праздник Всех святых, в земле Российской просиявших. Все 900 дней блокады собор с хранившейся в нем чудотворной Казанской иконой Божией Матери составлял одну из главных духовных твердынь города-фронта. Благодаря неиссякаемому блокадному паломничеству к святыням храма его посещаемость даже в первую блокадную зиму, вопреки опасениям, нисколько не упала, а возросла. По свидетельству очевидцев, «стали трамваи, прекратилась подача электрического света, керосина не было. В предутренней тьме, озаряемой вспышками орудийных выстрелов, через глубокие сугробы неубранного снега спешили священники, певчие, служащие и прихожане собора со всех концов города... Певчие пели в пальто с поднятыми воротниками, закутанные в платки, в валенках, а мужчины даже в скуфьях. Так же стояли и молились прихожане». Голодная смерть косила людей повсюду - на улице, дома, на работе... Но утренние и вечерние богослужения в храме не прерывались ни на один день, было много причастников и исповедников, целые горы записок о здравии и за упокой, нескончаемые общие молебны и панихиды. По благословению церковного священноначалия, за каждой литургией читалась особая молитва о помощи Божией и даровании победы.

С каждым военным днем к Богу обращалось все больше людей, которые годами боялись переступить церковный порог. «Наш град находится в особенно трудных условиях, но мы твердо верим, что его хранит и сохранит покров Матери Божией и небесное предстательство его покровителя, святого Александра Невского», - писал митрополит Ленинградский Алексий в своем Пасхальном послании 1942 года, прочитанном в храмах в Вербное воскресенье. Пасхальные богослужения в Ленинграде и в 1942, и в 1943, и даже в 1944 годах были перенесены на раннее утро. К первой блокадной Пасхе, в ночь с 4 на 5 апреля 1942 года, враг приурочил массированный налет на осажденный город. В ту ночь Князь-Владимирский собор получил многочисленные повреждения осколками снарядов, на его южном фасаде были выбиты почти все окна.

В период войны и блокады клир и церковный совет Князь-Владимирского собора приняли самое широкое участие в церковно-патриотической работе. Пожертвования его прихожан и духовенства на военные нужды за 1941-1945 годы превысили 3,5 миллиона рублей, что составило 21,5% взносов от всех 8 действовавших храмов Ленинграда (1% общецерковных сборов). При этом в пользу Красного Креста собор направил средств больше, чем какой-либо другой ленинградский храм. Вклад Русской Православной Церкви в общенародное дело обороны страны не могли не заметить ни в Кремле, ни в Смольном. В двадцатипятилетней борьбе за право на существование Церковь вышла победительницей, восстановив в сентябре 1943 года Патриаршее возглавление. А когда в октябре 1943 года представители духовенства впервые в советской истории были удостоены государственной награды - медали «За оборону Ленинграда», в число награжденных во главе с митрополитом Алексием вошли все три священнослужителя Князь-Владимирского собора: настоятель протоиерей Павел Тарасов, протоиерей Филофей Поляков и архимандрит Владимир (Кобец).

После войны Князь-Владимирский собор становится активным участником миротворческой деятельности и межцерковных связей Русской Православной Церкви, его посещали предстоятели и иерархи многих Поместных Православных церквей. В 1946 году удалось восстановить колокольный звон собора, причем большой колокол отливали в Финляндии. Бессменный и усерднейший клирик храма блокадной поры, архимандрит Владимир (Кобец), постриженик Киево-Печерской Лавры и последний настоятель ее подворья в городе на Неве, в марте 1948 года был рукоположен в сан епископа. В 1946 году в клир Князь-Владимирского собора был назначен вернувшийся в Ленинград протоиерей Александр Медведский, до высылки в 1932 году служивший настоятелем собора (в 1949-1953 гг. вновь его настоятель).

Летом 1989 года собор отметил 200-летие своего посвящения святому князю Владимиру. В недалеком будущем соборному приходу, начало которому положили первостроители Петербурга, заселившие район «Мокруши», исполнится три века. Во всем городе нет другого места, где на протяжении стольких лет (кроме короткого промежутка на рубеже 1926-1927 гг.) не прерывалась молитва. Собору возвращена часовня Святого Александра Невского.

Соборное духовенство окормляет Дом ветеранов сцены на Петровском острове, Военно-воздушную академию им. А.Ф.Можайского. Приход соборной общины сотрудничает с приходом собора Святого Петра в Гамбурге - городе-побратиме Санкт-Петербурга. В церковном доме Князь-Владимирского собора действует воскресная школа, открыта приходская библиотека, занимается детский хор «Горчичное зернышко». При соборе организован народный хор, который поет за ранними литургиями по воскресным и праздничным дням. В 2005 году в число престольных праздников собора вернулся день памяти Всех святых, в земле Российской просиявших. Четвертый престол храма устроен в крестильном помещении, там, где он находился и ранее - в 1920-х годах. При храме ведется сбор и обработка материалов о жертвах большевистских гонений на веру и верующих.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика