Контакты
Карта

ЯРМАРОК БЫЛО ЧЕТЫРЕ

В XIX и в начале XX века уездный город Старобельск был широко известен своими ярмарками, годовой оборот которых превышал 10 миллионов рублей. Уже в 1842 году старобельские ярмарки считались самыми значительными в Харьковской губернии. Сюда приезжали купцы из Воронежа, Богучара, Таганрога, Ростова, Харькова, Полтавы и даже из Москвы. На четырех ярмарках ежегодно продавалось более 7000 голов крупного рогатого скота, 15000 голов овец, около 1000 лошадей, до 5000 пудов шерсти, до миллиона пудов зерна, около 750 тысяч пудов муки. Ас развитием мукомольной отрасли доля муки превысила долю реализуемого на ярмарках зерна.

Ярмарок в Старобельске было четыре: Васильевская, или Рождественская – с 3 января. Николаевская, весенняя – с 22 мая. Петровская, летняя – с 12 июля и Покровская, осенняя, которая открывалась в первое воскресенье октября. Наиболее значительными были Покровская и Рождественская. Именно на них больше всего продавалось зерновых, подсолнечного масла, марковского лука, конопли в волокне, изделий из конопли, а также скота и лошадей. Петровская была богата медом, горами только что настриженной шерсти.

К концу XIX века в городе сложилась влиятельная группа купечества, которая имела в Старобельске значительную торговлю. В нее входили Руднев, Скляров, Рыков, Ковтунов, Абрамов, Марченко, Кожухов, Тремпольцев и ряд других. Они-то и контролировали ход ярмарок.

Старобельская ярмарка того времени – это не только значительное событие, но и целое действо. На нее прибывали заранее, за день-два до открытия. Предъярмарочными ночами по дорогам, ведущим к Старобельску, тяжело скрипели телеги, нагруженные мешками с зерном, мукой и всем, чем были богаты ярмарки. Поднимая тучи степной пыли, в город шли гурты скота, отары овец, табуны лошадей. С первого дня ярмарки город утопал в многотысячной толпе, бесконечных рядах навьюченных телег, в гуртах скота, табунах и отарах. Ярмарка шумела по всему городу, на приайдарских лугах от виллы князя Бойчевского (теперь водолечебница) до Заерчанско хутора и театра Д.Поповича. Широкие приайдарские луга давали возможность разместиться многим тысячам повозок, а Айдар, который опоясывал всю ярмарку, позволял трижды в день напоить скот, который пригоняли в Старобельск на продажу, и тысячи волов и лошадей, которые притащили сюда телеги. «Не было бы Айдара – не было бы и ярмарки» - так когда-то говорили. А в Марковке старые люди, которые бывали на старобельских ярмарках, говорили: «Главное – надо стать ближе к Айдару, а то не успеешь привести волов с утреннего водопоя, как уже надо вести на обеденный». Теперь все это движение многих десятков тысяч людей, волов и лошадей трудно даже представить.

У самой реки возле Пристина располагались отары овец, гурты скота, табуны лошадей. Ближе к подворьям в три-четыре ряда тянулись подводы с зерном и мукой. В 1842 году, как отмечается в статистическом обзоре Харьковской губернии 1850 года, со старобельской ярмарки «вывезли более четырех тысяч подвод с зерном и до тысячи подвод с мукой». Торговля зерном и мукой были стержнем ярмарки. В первую очередь распродавались дорогие твердые сорта пшеницы «арнаутка» и «угорка», которыми славилась старобельская ярмарка. Хлеб из Старобельска увозили в Таганрог, Елец, Ливны, а позже – на железнодорожные станции Чертково, Кантемировку, Рубежное, Сватово.

Хотя хлеб и был стержнем ярмарки, но все же это был далеко не единственный товар. На ярмарки съезжались от 15 до 20 тысяч человек. Свои товары привозили хлеборобы, животноводы и кустари Купянского уезда Харьковской губернии, Острогожского уезда Воронежской губернии, Славяносербского уезда Екатеринославской губернии, из многих станиц Войска Донского. Первую Торговую площадь – между Покровским собором и Айдаром – занимала торговля привозными винами, водкой, кондитерскими изделиями, сахаром, рыбой, колбасами и другой гастрономией. Здесь же купцы из Таганрога и Дона торговали вяленой рыбой, таранью. Любили в Старобельске вяленых азовских бычков.

Вторая Торговая площадь – от Николаевской церкви к Айдару – была занята торговлей тканями и готовой одеждой. Здесь было все: от дорогого сукна и шелка до домотканого полотна. Но в первую очередь это был праздник легких и дешевых российских ситцев. Разнообразная его цветистость и дешевизна привлекала массы покупателей, как богатых, так и людей со скромным достатком. Ситца хватало всем. Здесь был большой выбор готовой одежды – детской, женской, мужской, модной и не очень, дорогой, дешевой, привозной и местного пошива, на любой вкус и рост.

На выгоне между последней городской улицей Богучарской (Гаршина) и Куликовским хутором (ул. Свободы) велась торговля гончарными и бондарными изделиями. Десятки возов с посудой из глины, переложенной соломой, тянулись в три-четыре ряда. Они были из разных мест, но большинство – из Евсуга и Васильевки (теперь Бутковка). Гончарные изделия были различного назначения, формы и емкости. Только евсугские гончары предлагали более 50 видов гончарной посуды. Рядом были гончары из Сватово, Новоастрахани, Белокуракино, Марковки. Здесь можно было выбрать любой емкости и конфигурации кувшин, горшок, макитру от литровой до пятиведерной, миски, тарелки глазурованные и чистые. Из тысяч изделий из глины не было двух одинаковых. Покупатели долго толкались у гончаров, не столько выбирая посуду, сколько любуясь глиняным чудом. По звону кувшина определяли его качество.

Тут же возле Куликовки торговали своими изделиями мастера бондарного и столярного промыслов. Они выставляли деревянные бочки, бодни, кадушки, чаны, кадобы, ведра и ушаты, разнообразные блюда и миски, ложки и половники. Они удивляли тонкостью и красотой своей работы. Здесь же торговали разнообразными детскими возочками, люльками. Отдельно, но на этой же площади, выставляли свои изделия старобельские столяры. Деревянная мебель их изготовления пользовалась высоким спросом. Они предлагали разнообразные столы, кровати, диваны, шкафы, комоды, буфеты, стулья. Особый интерес вызвали у покупателей лари и сундуки, которых всегда было множество. Они действительно были разными и все красивыми. Здесь были ивовые, липовые и дубовые, кованые и не кованые. Но все были или расписаны, или инкрустированы. Привлекало то, что у каждого мастера товар был не похож на другой. Каждая вещь, как теперь говорят, была эксклюзивная, неповторимая. Между ними ходили девушки на выданье с родителями и подбирали нужную вещь по вкусу. На самом краю площади торговали своими изделиями мастера плетения из лозы. Они удивляли многочисленных покупателей творениями своих рук. У них можно было выбрать и купить корзины по вкусу, плетеную детскую колыбель или прекрасную плетеную детскую коляску, хлебницу. Отдельно выставляли свой товар мастера лозоплетения из Подгоровки – отец и сыновья Червяки. У них были плетеные столы со стульями, большие кресла-качалки, детские кроватки и даже кровати-односпалки для взрослых. Мебель из лозы была красивой, легкой и удобной. Это был не дешевый товар, но он всегда раскупался.

При входе на площадь от имения князя Бойчевского над самым берегом реки столяры торговали всем, что нужно было пасечникам – ульями различных форм, рамками, дубовыми бочками для меда, инструментами и т.д. Здесь не было лишних – здесь были только пасечники, которые обсуждали свои пчеловодческие дела, а потом покупали нужные вещи.

Старожилы утверждают, что больше всего покупателей было там, где столяры торговали всем необходимым для домашнего ткачества. Ведь в те времена практически все сеяли пеньку или лен, держали овец, а затем обрабатывали, пряли и ткали полотно. Поэтому и была такая заинтересованность в этих изделиях. Здесь столяры предлагали ткацкие станки, прялки, гребни, вертушки, днища, осколки, веретена, мотовила, лодочки, цевья, утварь и многое другое, необходимое для ткацкого дела.

На площади в конце Монастырской улицы, у Казенного спиртзавода (теперь СИЗО), шла бойкая торговля шерстью, изделиями из шерсти, смушками и изделиями из них. Особенно много шерсти привозилось на Петровскую ярмарку. Но изделия из шерсти, смушки и изделия из них можно было купить на каждой из ярмарок. Кожух и бекешу на любой вкус и рост, тулуп, шапку, рукавицы и муфту можно было купить всегда. Кантемировцы, богучарцы и острогожцы всегда привозили валенки в большом ассортименте. У них можно было купить валенки на любую ногу и на любой вкус. Особенно завораживали детские – они были и белые, и серые, и черные, с отворотами и без, а главное – их товар был теплым, красивым и дешевым и расходился в первый же день ярмарки.

Особенно большим был выбор женских пуховых платков – всех цветов и размеров. Этот уголок ярмарки был просто женским царством. Молодые и не очень долго выбирали себе пуховый платок. Выбор был большим, а товар красивым – и ни одного одинакового. Здесь же предлагали шерстяные вязаные рукавички, теплые носки, просто шерстяную домотканую ткань и даже уже выходящие из моды свитки. На все находился покупатель.

Обширную площадь между городом и Чмыровкой (теперь базар) занимала торговля сельхозинвентарем, хозтоварами, кожами. Привлекали изделия из металла беловодских мастеров. Их однолемешные плуги, букари, бороны, драпаки, веялки и молотилки имели многочисленные Дипломы Всероссийской Новгородской ярмарки и пользовались огромным спросом. Рядом с ними торговали колесами мастера из Трехизбенки. Кроме колес они привозили ходы на повозки и телеги, санные полозья и другие изделия из дерева. Только здесь можно было купить ярмо на пару волов, дугу для одноконки, барки для пары лошадей, хомуты и другой необходимый в хозяйстве товар.

На «Больничной» площади (теперь пл. Гоголя) мастера-каретники Старобельска, Марковки, Станицы Луганской и Купянска торговали своими красивыми изделиями. Они предлагали простенькие, но со вкусом сделанные, и более роскошные с кожаными сиденьями, в середине обитые бархатом, на колесном и санном ходу, для двух и четырех пассажиров кареты. Как правило, они были запряжены парой лошадей с красивой упряжю, под роскошными попонами и со множеством колокольчиков. Покупатели опробовали кареты, проезжая на них по большому кругу на площади. Это действо привлекало довольно много публики. Здесь интересно было посмотреть на кареты, на лошадей, а также на покупателей.

У Покровского собора со стороны Харьковской улицы «богомазы», мастера серебряных и золотых окладов, изящных киотов торговали иконами. Их покупали не только для домашнего святого угла. Присматривали иконы монахини для своих келий, сельские общины для церквей, которые строятся, и даже в подарок. Но больше всего брали иконы родители, у которых дочери были на выданье. Ведь дочь должна идти в новую семью со своей иконой. Надо сказать, что старобельские иконописцы были мастерами своего дела и славились далеко за пределами родного города. Выбор икон был всегда велик. Больше всего привлекала публику церемония освящения икон, которая проходила утром первого дня ярмарки.

Вообще многочисленное старобельское духовенство не стояло в стороне от организации ярмарок. В дни ярмарок во всех старобельских храмах велась служба. Те, кто приехал издалека, старались побывать в храмах, послушать службу, полюбоваться красотой и величием их убранства. Богатые иногородние купцы всегда привозили монастырским храмам значительные пожертвования. Было большой честью и удачей отстоять заутреню или вечернюю службу в Покровском соборе, Николаевской церкви или в одном из монастырских храмов. Простой приезжий люд тоже считал обязательным побывать в одном из старобельских храмов и хотя бы поставить свечу.

Вся многотысячная людская масса, заполонившая на время ярмарки город и его околицы, постоянно двигалась, шумела, спорила, присматривалась, приценялась, «била по рукам» и постепенно покидала ярмарку. Это был и большой торг, и огромная выставка, и обзор талантов, и торжество труда, и, конечно же, огромное действо, которое демонстрировало уровень обшей культуры уезда. Каждая ярмарка была большим и ярким зрелищем. К ним обязательно готовили, как теперь сказали бы, культурную программу. На ярмарки приезжали бродячие артисты, передвижные цирковые группы, даже цыгане с медведями. В театре Д.Поповича и в дворянском концертном зале, как правило, выступали харьковские артисты и студенческие любительские группы. Радовали народ и местные актеры.

Зарабатывали на ярмарке все, кто хотел. Хозяева подворий пускали на время ярмарок постояльцев. Мужики окрестных деревень торговали сеном и свежескошенной травой, ведь надо было накормить тысячи голов скота. Местные женщины разносили вкусные пирожки, пампушки и вареники, молоко, свекольный и хлебный квас, водку на шкалик. А детишки в жару бойко торговали холодной водой. В особом режиме работали трактирщики. В общем, каждый делал свой бизнес.

... Через три-четыре бурных ярмарочных дня все стихало. Кто расторговался, а кто скупился – все возвращались домой до следующей ярмарки. При этом везли с собой, кроме выручки и товара, массу впечатлений, которыми еще долго делились с односельчанами.

Ярмарка всегда была показателем экономического развития уезда и его торговых связей с соседними и более далекими торговыми партнерами. По итогам ярмарок земледельцы, животноводы, купцы, промышленники и кустари-ремесленники координировали свои действия, готовясь к следующим торгам. Каждая ярмарка обязательно подталкивала все производство уезда хоть на небольшой шаг вперед. Ведь торговля всегда была двигателем прогресса.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика