Контакты
Карта

Христа ради юродивый старец Макарий

Старец Макарий, в миру Макар Андреевич Мордовцев, по прозвищу Бирюк, родился в 1894 году в Новопскове в семье православного священника. Его родители были очень верующими людьми: отец Андрей служил в местном храме и был уважаем прихожанами, маму звали Татианой, на ее плечах лежали заботы по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей.

Особой религиозностью отличался дедушка будущего старца, который часто ходил на богомолье в монастыри. Когда он поставил на ноги своих детей, заявил им: «Все недвижимое хозяйство оставляю вам, а с движимого возьму столько, сколько нужно, чтобы добраться до Афона». Свое решение ему удалось осуществить: впоследствии он уехал на Святую Гору, где остаток жизни посвятил служению Богу, там и преставился.

В детстве Макарий отличался от своих сверстников: был мальчиком серьезным и молчаливым. Если гулял с соседскими детьми, и те начинали драться, то всегда разнимал их и мирил. Уже в раннем возрасте у него открылся дар прозорливости. Однажды, когда отец венчал в церкви одну пару молодоженов, то обратил внимание на серьезное выражение лица своего сына и спросил его о том, что он видит. Тот ответил, что над головой жениха он видит сияние, а над головой невесты нет. «Почему так?» - спросил отец. «Потому, что жених девственник, а невеста уже не девица» - не по годам серьезно ответил Макарий.

Его душа всегда была преисполнена мира, когда со старшими братьями пас скотину и те однажды заспорили о наследстве, то он, не выдержав, стал примирять их словами: «Возьмите и мою часть, только не спорьте».

Когда Макарий достиг зрелости, стал взрослым парнем, родители решили женить его. Но он и не помышлял об этом, так как сердцем возлюбил лишь единого Бога, которому решил посвятить всю свою жизнь. Родители настаивали на своем, это заставляло его сильно скорбеть. Вида это, дедушка, он еще тогда жил с ними, дал внуку такой совет: «Ты родителям не противоречь, женись, долго с женой жить не будешь».

Зимой поехали сватать ему невесту в соседнюю деревню, где по совету близких была на выданье хорошая девушка по имени Татиана. Макарий ее никогда не видел. Когда приехали в ее дом и родители завели принятый в подобном случае разговор, он сел на лавку, стоявшую в углу, и стал смотреть в покрытое изморозью окно. Ему стало скучно, и он попросил родителей на некоторое время отпустить его, якобы повидать приятеля, хотя никого из знакомых у него здесь не было. Вышел на улицу и пошел по протоптанной в снегу дорожке. Навстречу ему шла девушка, та, которую они и приехали сватать. Она, не подозревая о том, что происходит в ее доме, возвращалась от подруги. Когда Макарий увидел ее, ему вдруг ясно открылось, что это его будущая жена, и ему в один миг представилась вся их совместная жизнь. Пораженный видением, он упал на колени. Девушка подошла к нему и удивленно спросила: «Что с Вами, Вам помочь подняться?» На что он ответил: «Я сам поднимусь, но если бы ты знала, что я видел, то тоже не устояла бы на ногах». Когда они вошли в дом, насчет свадьбы уже все было оговорено.

Сыграли свадьбу, началась семейная жизнь. Потекли дни, для новой четы исполненные привычными для земледельцев трудами и заботами. Но недолго пришлось жить спокойно: свершилась революция, началась гражданская война, утвердилась новая безбожная власть. В это неспокойное время в 1921 году у них родился сын Иван. Смута коснулась и церкви, в которой в 20-е годы произошел раскол. Когда в Новопсковской церкви стали служить раскольники-обновленцы, а в Осиновском храме служили священники, оставшиеся верными Московскому патриарху, Макарий стал ходить туда на службы, считая себя «Тихоновцем», нелицеприятно обличал еретиков.

Когда стали ломать обычный на селе уклад жизни и людей начали сгонять в колхозы, Макарий не знал, как ему поступать. В селе Писаревка на монастырском подворье жила тогда блаженная монахиня Фаина. Макарий пошел к ней за духовным советом, та отправила его к своей старице инокине Параскеве. Направляясь в Старобельский монастырь, на пути, возле одного храма, он встретил шесть женщин, идущих ему навстречу. Среди них была одна, очень странно одетая: одна ее нога была обута в сапог, а другая в тапочек, на одной руке совсем не было рукава. Он прошел мимо, но глядя на странную женщину, подумал: «Ни это ли инокиня Параскева?». Что-то заставило его развернуться и пойти назад. Женщины тоже возвратились и, когда поравнялись с ним, нелепо одетая, спросила: «Что, барыню думал встретить? Параскева - это я. Перекрести лоб на четыре стороны и иди странствуй. Зайди в храм Божий и поставь свечи». Помазала блаженная его елеем, а также приказала отслужить двенадцать водосвятных молебнов. Исполнив это, Макарий стал юродствовать.

В колхоз он не вступил, его выгнали из дома. Жена не понимала поведения своего мужа, она работала в колхозе, где была на хорошем счету. За это ей дали добротный кулацкий дом, в который не хотел переходить Макарий. «Это не твой дом, ты даже не знаешь, какими трудами он строился, я туда жить не пойду, а ты как хочешь, это твое дело» - говорил он жене. Она с сыном поселилась в этом доме, а Макарий выкопал для себя землянку, где и жил.

Однажды пришел он к ним в гости, жена усадила его за стол покормить. На заработанные трудодни ей выдали муки, из которой она напекла пирожков, которыми стала угощать мужа. «Вот я заработала», - с тайным укором сказала она, на что тот ответил: «Я их не зара6отал и есть не буду».

Тяжелые настали времена. Тех, кто своим честным трудом смог обустроить свою жизнь и не хотел мириться с новыми порядками, раскулачивали, выгоняли из домов, ссылали в Сибирь. Человеческий разум оказался бессильным перед безумием безбожников, развязавшими в стране жестокую вомну против русского православного народа.

И в эту тяжкую годину испытаний Господь не оставил своих верных детей без духовной поддержки, явил им помощников и наставников в лице подвижников благочестия, таких как инокиня Параскева и монахиня Фаина. Они, подвизавшиеся в подвиге юродства, своим видимым безумством попрали разум сильных мира сего. Их последователем стал и Макарий.

Предсказывая будущее разорение семей, он вбегал во дворы односельчан, выгонял их из домов, выводил на улицу коров. Так впоследствии и происходило с теми людьми за то, что они отказывались вступать в колхоз. Их выселяли, имущество и дома конфисковывали, а скот сгоняли на общий двор.

В разгар коллективизации пришел однажды к Макарию один единоличник узнать о своей дальнейшей судьбе. Его сильно беспокоил вопрос: поживет ли еще он в своем доме, или уже пришло время покидать насиженное гнездо? Заходит он в землянку, а Макарий по полу таскает старый полуразвалившийся сундук и не обращает никакого внимания на пришедшего. Затем бросил сундук посредине землянки, сел на него, вытер пот и спросил у гостя: «Скажи мне: будет какой-нибудь с него толк или нет?» И указал на сундук. Тот посмотрел и говорит: «Нет, не будет!». «Так и я думаю, что уже никакого толку не будет» - сказал Макарий.

Пришедшему все стало ясно; придя домой, он собрался и уехал, поселившись в другом месте. Вскоре его жену выгнали из дома, и она приехала жить к своему мужу.

Образ жизни и поведение Макария раздражали представителей местной власти, и они решили расправиться с ним. Однажды к его жилищу подъехали вооруженные всадники. Быстро соскочив с лошадей, ворвались в землянку, схватив его, выволокли на улицу. Связав ноги веревкой, они привязали его к лошади. Вскочивший всадник пришпорил ее и поскакал по дороге. Волочившееся по земле тело подняло клубы пыли. Можно себе представить те чувства, которые испытывал истязаемый человек. Переворачиваясь, он обдирал себе спину и грудь. Когда его отвязали от лошади, он был похож на окровавленный кусок мяса, с которого клочьями свисала кожа. Милостию Божию Макарий остался жив. Позже, когда он вспоминал об этом, говорил: «Если бы вы только знали, какая бывает боль, когда кожу сдерут!»

Испытания не сломили старца, по-прежнему он жил в своей землянке. Несмотря на то, что он ничего не сеял и не сажал на огороде, у него всегда был достаток в пище, которой он охотно делился с нуждающимися.

Основное время его жизни занимала молитва, днем и ночью молился он в своей землянке при свете лампадки и свечей. Короткое время сна проводил на топчане, сбитом из грубо отесанных досок и застеленным соломой. Ходил часто без обуви, босиком, в бедной черной одежде с котомкой за плечами летом, а зимой таскал за собой санки, на которых всегда что-то лежало. Внешне он был высокий ростом, худой телосложением, лицо украшали серые глаза, и обрамляла большая черная борода, носил волосы длиной до плечей. Зимой старец купался в речке, чем многих удивлял.

В 1933 году начался страшный голод, унесший многие человеческие жизни. Макарий у себя в землянке сплел две небольшие сетки и ставил их на речке, так он спасался от голодной смерти. Однажды пришел к нему сын с просьбой накормить его, на что Макарий ответил: «Возьми ведро, пойди на речку, вытяни две сетки и хорошо их потряси». Тот так и сделал, возвратился в землянку с полным ведром рыбы. Ты себе возьми немного, а остальное разнеси людям, - посоветовал отец. Послушав Макария, сын пошел к соседям. Когда давал им рыбу, те взамен делились с ним продуктами, которые были у них. Так ему удалось выжить.

Когда в 1934 году в Новопскове закрыли церковь. Макарий предсказывал, что со временем ее разрушат, а на этом месте построят клуб. Что и сбылось в 50-х годах. Высказывая непочтение безбожной власти, он однажды попытался разбить памятник Сталину, веревкой опутывал бюст Ленина и хотел свалить его с пьедестала. Эти действия не остались безнаказанными. Его арестовали и отправили в тюрьму, где страшно пытали. Истязая, выбивали из него показания: есть ли у него сообщники и что он может сообщить о них? Один Господь ведает о том, что ему пришлось претерпеть в тюремных застенках, но он ничего не сказал мучителям.

В следственных документах по его делу значится запись: «Мордовцев от показаний католически отказался».

Поскольку его содержали как политзаключенного, за ним был установлен строгий надзор. В тюрьме Макарий продолжал юродствовать и тюремное начальство решило обследовать его как душевнобольного. На проверку отправили в Кенигсберг, где был проведен тщательный анализ головного мозга. Но, не обнаружив никаких патологических изменений, а также болезненных симптомов, врачи дали заключение, что пациент здоров.

Когда освободился из заключения. Макарий возвратился домой, жил в своей землянке, вел прежний образ жизни. В это время случилось большое горе с его бывшей женой Татианой. Кулацкий дом, в каком поселилась она с сыном, сгорел. Во время пожара она получила множество ожогов, от которых и скончалась.

Приближалось грозное время. Перед тем, как началась Великая Отечественная война, Макарий попросил у кого-то телегу с впряженной в нее лошадью, положил на нее козу с перерезанным горлом так, что с свисавшей сзади головы на землю капала кровь, и поехал по дороге. Мало кто тогда мог понять значение этого поступка. Но, когда в июне 1942 с тяжелыми боями, неся большие потери, отступали наши войска, именно эта дорога была обильно полита кровью защитников Отечества.

Накануне войны он многим людям предсказывал их дальнейшую участь. Однажды, встретив одного мужчину, он схватил в правую руку деревянную корягу, похожую на пистолет, и громко крикнул: «Стой, стреляю!» Во время оккупации этого мужчину расстреляли немцы. Незадолго до войны Макарий у своей сестры взял корову, впряг ее в телегу, как лошадь, и поехал в лес за дровами. Затем впрягал ее в плуг и в борону. Многие над его юродством смеялись, но когда пришло военное время, сами вынуждены были так поступать.

Когда началась война, многие спрашивали его о том, чем она закончится. Он отвечал: «Немецкий генерал будет развенчан».

Одному парню Макарий подарил гимнастерку, тот радостный принес ее домой, а мать в слезы: «Это видно тебя в армию заберут!» В скорости его мобилизовали и отправили на фронт. Когда он ухолил служить, пришел к старцу за благословением. Тот дал ему такое напутствие: «Если согрешишь с женщиной, не вернешься с войны, а если нет, то придешь невредимым». Все так и вышло, несмотря на соблазны, парень, помня слова Макария, удержался от падения, и Бог сохранил ему жизнь.

На фронт ушел и его сын Иван, но не довелось возвратиться ему в родные края, как и многие его сверстники, сложил он голову в одном из боев с фашистами.

Зимой Макарий нарезал веточки деревьев, сложил их на свои саночки и повез по улицам. Один двор пропустит, а в другой зайдет, положит веточку и дальше идет. Так целый день и ходил, заходил туда, куда ему указывал промысел Божий. В те дома, куда положил он веточки, стали приходить похоронки, извещавшие о гибели родных отцов и сыновей. Ничего он не делал и не говорил случайно, все имело свой таинственный смысл, и всегда его пророчества исполнялись.

На это указывает следующий случай. В одной семье молодой парень боялся идти на фронт. Родители, жалея его и, не думая о последствиях, спрятали его на чердаке. Видя, что в доме, где скрывается дезертир, по этой причине может случиться большая беда, Макарий решил пойти туда. Зайдя в дом, он строго сказал: «Что-то у вас здесь неспокойно». Мать вынуждена была во всем сознаться. Внимательно выслушав ее, старец встал, обратился лицом к иконам и долго молился, затем сказал: «Пусть идет на фронт, на это воля Божья». Тогда подвели к нему парня, и он благословил его.

10 июня 1942 года немцы оккупировали Новопсков. Они ввели чрезвычайно суровый режим - расставили повсюду посты усиленной охраны, устраивали систематические проверки документов, массовые облавы. За малейшее нарушение оккупационного порядка жителям грозило жестокое наказание. Подозреваемых в связях с партизанами брали под стражу. Так была арестована группа в количестве 8 человек, которым грозил расстрел. Перед арестом с одним из группы Макарию удалось поговорить и благословить его. Именно этот человек смог убедить немецкого коменданта в том, что они невиновны. Свое освобождение они посчитали истинным чудом, и твердо были уверены, что так произошло благодаря молитвам старца. Пережив под стражей предчувствие смерти и чудное освобождение, все они уверовали в Бога.

Оккупанты стали угонять молодежь в Германию. Пришла к Макарию со своим горем одна мать, у которой угоняли ее единственную дочь. «Пускай едет, Господь везде есть, пусть только молиться Ему», - сказал Макарий. С тем бедная и ушла, напутствовав дочь словами старца, не забывая их, искренне молились о том, чтобы Господь привел им встретиться на этом свете. Молитвы были услышаны: после окончания войны эта девушка возвратилась домой. Все у нее было благополучно.

Макарий не боялся немцев, смело выступал против них. Так, в ноябре, когда солдаты шли через мост, он пошел им навстречу, при этом махал руками и кричал: «Назад! Назад!». За это они его избили. После этого случая он возле комендатуры залез на дерево и проходившему мимо мужчине, указывая вперед рукой, крикнул: «Смотри туда, вон сколько красных идет!» Тот ответил, что ничего не видит, но старец повторял свое. Это хорошо слышали полицаи. Затащив его в комендатуру, стали жестоко бить по голове так, что из ушей потекла кровь. Предсказание старца вскорости сбылось, именно с той стороны, куда он указывал с дерева, в январе 1943 года в поселок вошли советские войска.

Оправившись от побоев. Макарий продолжал свое. Однажды, пробравшись в комендатуру, в пустом кабинете коменданта он разбросал все бумаги и умудрился застелить стол красной скатертью. Не успел он покинуть кабинет, как в него вошел комендант и увидев беспорядок, оторопевший сел на стул. Блаженный быстро подскочил к нему и стянул с его ноги валенок. Тот с перепугу выскочил из кабинета. Макарий бросил ему в спину валенок со словами: «Возьми, а то разутым убежишь!» В кабинет ворвались немцы, схватили его и стали допрашивать, а он молчит. Затем он вскочил с места и быстро стал расстегать ремень на штанах. Один немец подумал, что он будет делать что-то скверное и ударил его по лицу. Тогда Макарий спокойно застегнул ремень и сказал: «Я успел это сделать, а вы не успеете». Все так и произошло: под натиском наших войск немцы из Новопскова бежали, не успев обуться и даже застегнуть ремни. Его опять жестоко избили. На следующий день у того немца, который ударил старца по лицу, взрывом оторвало руку. Фашисты решили окончательно расправиться с Макарием: заперли его в своей землянке, облили ее бензином и факелами стали поджигать. Но ничего не вышло: ни деревянные стенки, ни камышовая крыша, облитые бензином, не горели. Пораженные чудом немцы выволокли его из землянки и стали спрашивать: «Кто тебе помогает?». Он им отвечал: «Ангелы в архангелы». Перед этим он трижды обошел свое жилище с молитвами. Больше его уже никто не трогал, даже возле землянки поставили специальную табличку, предупреждающую об этом.

После вышеописанных событий старец закрылся в затвор в своей землянке, в котором пробыл около двух лет.

Несмотря на то, что он уединился, продолжал принимать людей. С обратившимися за советом и нуждавшимися в его помощи, разговаривал через специальное окошечко, занавешенное шторкой. И хотя он не видел приходивших, но знал с кем разговаривает и знал их нужду. Возле окошка лежал камень, на который он ставил колено при разговоре. Приходивших поражало то, что Макарий находясь в затворе, не выходя из своей кельи, знал и видел то, что происходит вокруг. Однажды, пришедшему к нему мужчине сказал: «Пойди за сарай, там цыпленок запутался». Тот в недоумении пошел в указанное место и в правду увидел запутавшегося в сухой траве цыпленка.

Когда старец вышел из затвора, еще продолжалась война, с фронта в дома приходили похоронки. Макарий сильно обличал женщин в неверности, говоря: «Мужья ваши на фронте уже давно покаялись, а вы блудничаете!». В это время пришла к нему одна женщина узнать о своем муже по имени Яков, с фронта от него давно не было никаких вестей. Заходит она в келию старца, а тот прыгает на одной ноге. «Яшки нету!» - обомлела та. Макарий сунул ей что-то в руку и опять запрыгал на одной ноге. Через некоторое время Яков пришел домой на костылях без ноги... Другая женщина получила извещение, что ее сын пропал без вести. Но она долгое время надеялась, что, может быть, это ошибка и он жив. Решила пойти к старцу, что он скажет. Молча выслушал ее Макарий и сказал, чтобы о сыне в церкви подавала «за упокой» и дал ей три пирожка. Так, сын не вернулся с фронта, а мать осталась с тремя дочерями. Пришла еще одна мать узнать о судьбе троих сыновей, сражавшихся на фронтах войны. «Молись Богу», - сказал ей Макарий и еще добавил: «Когда будешь идти домой, посмотри, как ветер будет катить перекати-поле». Вышла та, идет по дороге, а сзади катится куст перекати-поле, обогнал ее и понесся вперед. Вслед за ним катится второй куст, тоже обогнал ее. Когда она подходила уже к дому, увидела как ветер гонит и третий куст. На всех троих сыновей в разное время пришли похоронки.

Долгое время одна женщина не получала от мужа с фронта писем. Переживая за его жизнь и мучаясь неизвестностью, решила обратиться к гадалкам. Те о нем наговорили разное, так что еще больше разболелась голова. Тогда свекровь посоветовала ей сходить к старцу Макарию. Пошла та к нему, начала рассказывать о своем горе, а он спрашивает: «Ну что, всех гадалок обошла?». Достал с полки буханку белого хлеба, разрезал пополам и, отдав ей, сказал: «Придешь домой, разрежешь хлеб и раздай его людям. Молись Богу и больше к гадалкам не ходи». Через два месяца возвратился ее муж домой живой и здоровый.

Военное время было очень тяжелым. Люди жили бедно, питаться было почти нечем, одежды теплой не было, потому что все променяли на еду, ходили босиком. У одной женщины было пятеро детей, на мужа получила похоронку - пропал без вести. Правление колхоза посылает ее везти пшеницу в Старобельск нужно в холоде и голоде бросать детей. Вечером к этой женщине приходит Макарий, приносит ей чуть живого петуха, валенки, полушубок, бросает все на землю и уходит. Можно себе представить ту радость, какую он принес в семью. Оклемавшийся в тепле петух закукарекал в 12 часов ночи. Ко всеобщей радости через неделю возвратился с фронта муж, правда без одной ноги.

Приходит старец к другой женщине, стал у нее перед домом и стоит. Увиден его, та вышла, а он стоит в застегнутой фуфайке, только руки не в рукавах, а под ней и спрашивает: «Накормишь меня?» Она завела его в дом, а он стоит в пороге и опять спрашивает: «Накормишь меня?» Она провела его к столу, сняла с него шапку, а он так руки и не вынул, как будто их у него и не было. Так и пришлось кормить его с ложки. А через неделю получила она извещение, что ее муж находится в госпитале с ампутированными руками и ногами.

Закончилась война, принесшая людям столько горя, и многие, пережив ее, искренне обратились к Богу. Многим людям примером в жизни тогда был старец Макарий. Жил он в своей землянке, где много молился. К земным благам он не стремился, его уделом были одиночество, голод и холод. Денег у него никогда не было. Жил он Духом Святым. Зиму и лето ходил раздетым. Людям говорил: «Не стремитесь к богатству, не ищите радости на этой земле. Есть вечная жизнь, к ней надо стремиться. Знайте, что каждый ваш добрый поступок записывается ангелом-хранителем, а каждый грех - черным ангелом. Всегда помните, что Господь смотрит на вас и видит все ваши чувства, мысли и дела». Учил приходящих к нему почаще осенять себя крестным знамением. Старец никогда никого ни о чем не просил, самовольно не брал, не жил блудной жизнью. Он жил по воле Божьей.

Он не был разговорчив, со многими говорил иносказательно, так что и сразу не поймешь смысла его слов. Но все сказанное им несомненно сбывалось. Учил тому, что каждый человек должен нести свой крест, который Богом дается ему по силам. Каждый должен испить свою чашу, не роптать, если она окажется горькой, но молиться Богу и просить у Него прощения своих земных грехов. Макарий говорил, что Бог милостив, но нам надо молиться искренне, со слезами, надо благодарить Господа за солнце, за день, за ночь, за воду, за хлеб, за все, что Он дал человеку и создал для него. «Молитва - это начало вечной жизни, это двери, через которые мы входим в Царство Небесное, это дорога, которая ведет к Господу и соединяет с Ним», - учил старец.

Макарий был строгим человеком, часто обличал греховные поступки людей. Отношение к посещающим его было разным: к одним был он ласковым, других ругал за их грехи, третьих просто не принимал. Но каждый обратившийся к нему ухолил вразумленным. Однажды пришла к нему с каким-то вопросом одна девушка, под полой пальто принесла она для старца сухофрукты, взятые дома без спроса. Не успела она переступить порог землянки, как Макарий обличил ее в воровстве и приказал отнести их (т.е. сухофрукты) домой. Одна верующая женщина принесла старцу хлеб, но он его не взял, а приказал отнести нищим, которых она встретит по дороге. Долго она шла и никого не встречала, уже начала сомневаться, как вдруг у речки встретила нищих и отдала им хлеб, как приказал Макарий. Они голодные с радостью приняли этот дар и не знали, как ее отблагодарить.

Одна жительница Новопскова вспоминает послевоенное время: «Это было весной 1946 года. Мы с девочками из мельницы несли муку. Возле речки нас встретил дедушка Макарий. Он остановил нас, а мне сказал: «Сними с плечей мешок и поставь на камень. Не бойся, он не промокнет, а ты потрудись». Заставил меня рукой пошарить под камнем, он лежал в воде. Я полезла руками в воду и из-под камня вытащила рыбу. Дедушка Макарий спросил, чтобы ты сделала с ней. Я ответила, что бросила бы ее в речку. «Брось рыбу в речку и скажи ей, чтобы плыла с Богом», - сказал старец и снова заставил опустить меня руку под камень. Я снова достала из воды рыбу, но меньшую размером, чем первая. Дедушка задал мне опять тот же вопрос. «Не буду разлучать их, брошу и эту рыбу в речку, плыви с Богом», - сказала я. После этого дедушка Макарий забеспокоился, вырвал с корнем полынь и подал мне, затем дал мне клубок репяхов и одну большую проросшую картофелину. Поддал мне на плечи мешок и собрался уходить. Я задала вопрос: «Что мне делать со всем этим?» Он ответил: «Картошку весной посадишь, а осенью сама определишь, сколько ты ее соберешь». Урожаи картошки собрала хороший, а полынь и клубок репяхов сожгла. Вскорости сбылось предсказание дедушки Макария.

Наша мама умерла, отец в жены взял женщину с дочкой, возрастом меньше меня. Но эту женщину осудили за какой-то проступок и посадили в тюрьму. Остались жить мы втроем. К нам приехала моего отца племянница с мужем и ребенком. На зиму нас собралось семь человек. Всю заготовленную на зиму картошку съели. Весной приехала старшая сестра отцовой падчерицы и забрала к себе девочку: вот две рыбки большая и маленькая уплыли. Вскорости уехали на Донбасс жить племянница отца с мужем и ребенком. Мы остались с отцом без ничего, с полынной горечью на душе. Вот и вспомнилась встреча со старцем на речке.

Одна девушка, жившая на той улице, где и Макарий, увидев его, стала читать «Отче наш». Старец подошел к ней и сказал: «Молись, это хорошо». Девушку звали Лидой; однажды, когда она с тремя своими подругами возила колхозный перегной на свои огороды, Макарий подошел к ним, подошли и ребята. Он всех поставил на колени, а Лиду заставил читать «Отче наш». Она очень стеснялась, но он сказал, что молиться не грех и стесняться нечего. После этого Лидия не стеснялась, открыто молилась, посещает сейчас церковь, где поет на клиросе.

Одна женщина рассказала, что работая в колхозе, она не имела свободного времени для домашней работы. В воскресный день она начала копать картошку и не заметила, как к ней сзади подошел Макарий, взял за голову и наклонил ее, толкая лицом в землю. Когда та опомнилась от неожиданности, спросил ее: «Какой сегодня день?» «Воскресенье», - ответила она. «То-то», - сказал старец и ушел.

Однажды шли к нему одни женщины, по дороге рассуждали между собой: «Так далеко мы пришли, а что может знать о нас этот человек?»

Когда зашли к Макарию, постучали в оконце его землянки, а он открыл занавесочку и повторил им все те слова, какие они говорили по дороге. «Идите себе с Богом, он ничего не знает», - сказал им на прощание. Сгорая от стыда, вышли они на улицу, долго плакали, просили у него прощения, сожалели, что своим маловерием обидели такого человека.

Одной женщине старец дал мужской костюм, при этом сказал: «Возьми, он тебе пригодится». Через три дня умер ее муж. Действительно, костюм пригодился, так как умершего не было во что одевать. Приходилось только удивляться, где он брал вещи, которые давал людям для предсказания, всегда они были у него под рукой.

Однажды Макарий зашел в один из дворов, взял стоявший на пороге ботинок и бросил его в корыто с водой. Находившаяся во дворе женщина спросила у него: «Зачем Вы сделали это? Ведь это ботинок М...» «А они ему больше не нужны», - ответил старец и ушел. Женщина вынула ботинок из корыта, высушила его и поставила на место. Через некоторое время владелец этих ботинок утонул и был он обут в эту самую обувь.

Подошел также старец к одной женщине и спрашивает: «Есть ли у тебя кутья?» Та ответила, что нет. «Если нет, то вари», - сказал Макарий и пошел дальше. Вскоре сын этой женщины глушил гранатой рыбу в реке и сам подорвался, умер от ран.

Однажды одна женщина ехала со степи на волах, впряженных в арбу, нагруженную соломой. К ней подошел дедушка Макарий, остановил арбу, предложил распрячь волов, сам поджег солому. После этого случая его отправили в Сватовскую психиатрическую больницу. Туда забирали его неоднократно, но главврач вскорости отпускал домой, считая его нормальным человеком. Однажды старец Макарий был доставлен в больницу со скрученными проволокой руками и с раной в боку. Главврач был возмущен таким варварским отношением к человеку. В больнице Макария обычно использовали на хозработах. Когда его выпускали, сильно печалились врачи, а медсестры даже плакали, ведь он был их незаменимым помощником. Оказывается, он молитвой укрощал буйных больных (т.е. бесноватых). Однажды один такой больной выбил ему зубы.

В 1957-60 годах Макарий был в психиатрической больнице в Сватово. Находился в палате вместе с другими больными, где ему было очень тяжело. Не то что молиться, осеняя себя крестным знамением, а даже в уме невозможно было читать молитвы, так как этим сильно озлоблял буйных больных, нападавших на него. Невидимая духовная брань обретала черты настоящей войны бесноватых против молившегося праведника. Когда врачи узнали об этом, то перевели его в отдельную палату, где он предавался непрестанной молитве.

Рассказывает один из почитателей старца: «Родом я из Старобельска, 18 лет не был на родине, когда возвратился, не мог устроиться на работу. Дедушка (так еще называли старца Макария) тогда находился в Сватовской больнице. Поехал я туда, а к нему никого не пускают. Пошел я к главврачу, представился племянником Макария, тот поверил. Тогда меня провели к палате, где он находился вместе с другими больными. Открыли дверь, показали мне его и все. Свидания не дали, только дали посмотреть на дедушку, он был очень худым с остриженной и обритой головой». После моего приезда у старца добивались, сколько у него племянников. Он ответил: «Один, да верный». В следующий раз нам устроили свидание. Я поведал Макарию о своей беде, выслушав все, он сказал, что помолится и посоветовал строить дом. По молитвам дедушки вскоре устроился я работать в тюрьму администратором. Начав стройку, я продолжал посещать старца. По его молитвам все в жизни стало налаживаться, но когда на работе узнали, что я бываю в больнице у Макария, меня выгнали. Приезжаю после этого к дедушке, а он мне и говорит: «Ты начал строиться, стройся, достраивай дом, а через 25 дней поступишь на новую работу». Так все и случилось, устроился на новое место, но зарплата была небольшая, а тут стройка, да еще жена не работает. Стало трудно жить. Макарий снова говорит: «Жена пусть идет работать в больницу, хоть не будет голодной». Так и поступили, жена устроилась на работу в больницу, стала зарабатывать деньги, да и питаться стала там. Затем дедушку выпустили, он снова начал предсказывать. Одному хозяину на ворота поцепил полотенце, тот вскорости разбился на мотоцикле. Забрали дедушку в КГБ. Вызвал его начальник к себе в кабинет и спрашивает: «Ты хоть читать умеешь?». «А что Вам прочитать?»- спросил старец. Начальник достал из шкафа Библию, подал ее Макарию и сказал, чтобы тот нашел в ней место, где речь идет об Иоанне Крестителе. Старец, не глядя, открыл Библию на указанном месте. Начальника от неожиданности даже дернуло, когда он начал читать книгу. После этого случая дедушку отпустили. Когда его спросили, что это с Вами так мягко обошлись, он ответил: «Им некогда с нами возиться. У них там, в верхах, такое творится». Через три дня после этого случая произошел правительственный переворот, к власти в стране пришел Леонид Ильич Брежнев. На вопрос о том, как жить при нем будем, отвечал: «При нем-то только и поживете».

В 70-е годы Макарий прожинал в городе Старобельске. Поселился в маленьком домике, где жил очень бедно, зимой было холодно, молился на веранде. Когда уходил из дома, дверь подпирал метлой, так как она никогда не замыкалась.

К нему продолжали обращаться с различными вопросами. Когда началось активное покорение космического пространства, и без конца запускали спутники и ракеты, его спрашивали: «Что из этого будет?». Он отвечал: «Гнездо там себе совьют». А на вопрос о том, когда коммунизм кончится, говорил: «Когда распространится везде, то и лопнет, как мыльный пузырь».

Видя его бедность, люди часто приносили ему вещи и еду. Но не у всех брал милостыню старец, говорил: «Когда за кого-то дают, то за него нужно молиться, бывает, что после такой милостыни и места спокойного себе не найдешь». Ведь бывало, что люди пытались давать ему милостыню и за самоубийцу. Однажды мальчик принес ему пирожки и рубль. Макарий пирожки взял, а деньги, которые передала соседка мальчика с нехорошим умыслом, отдал обратно.

У одной жительницы Старобельска случилось несчастье: муж ее попал в аварию, сбил машиной человека, который был в нетрезвом состоянии, в результате чего пострадавший скончался. Мужа осудили, а жена со своим горем пошла к старцу, со слезами рассказала о случившемся. «Пропал он», - такими словами заключила свой рассказ бедная женщина. «Не пропал, рассудят», - спокойно сказал Макарий, дал ей в руки половник и заставил выловить арбуз, который плавал в воде. Она с первого раза не поймала его, но все же достала из воды. «Вот так и с мужем твоим будет: рассудят и оправдают», - успокоил ее старец. Впоследствии его слова сбылись: мужа признали невиновным и освободили, эта женщина стала постоянно к Макарию обращаться за советами. Один раз перед Пасхой она замесила тесто, чтобы приготовить все необходимое к празднику. Но печь задымила, совсем отказывалась гореть, та в слезах побежала к старцу. Тот дал ей напутствие, чтобы пекла пасхи и готовила все остальное в Великий Четверг, в другие дни не разрешил. Она выполнила его наставление и пасхи вышли очень хорошие, а печка горела, словно ее подменили. На другой раз заболел у нее поросенок, опять побежала к Макарию. Тот помолился и он выздоровел. Этой женщине старец запрещал белье стирать порошком, разрешал только мылом.

Одно время жителей Старобельска охватила эпидемия непонятного происхождения. Макарий приготовил кутью, она была недоваренной, ходил по городу и всем давал по маленькой ложечке. Кто вкушал эту кутью, тот не болел.

Однажды принесли ему просфоры из Никольского храма, а он их не взял, только спросил: «А кто их пек, а кто продавал?» Оказалось, что пекла их семенная женщина, а продавал человек, который вообще не верил в Бога. Ведь просфоры для церковной службы должна выпекать девица или благочестивая вдова, а при церкви - нести послушания только верующие люди. Однако в советское время, да к сожалению и сейчас, эти правила нарушаются.

Одного жителя Стаю6ельска постигла болезнь: образовались в почках камни, с ним случился приступ. Боль нестерпимая, врачи решили отправить его в Луганск на операцию. Но вот приходит Макарий и говорит: «Тебе на работу уже пора». Сказал, чтобы больной пришел к нему домой. Несмотря на тяжелое состояние, тот не смел ослушаться и поступил так, как приказал старец. Макарий в келии больного посадил на стул и стал с ним разговаривать, затем он положил на плечо свою руку и видно было, как он внутренне молился. После чего пришедший почувствовал облегчение, но находился в каком-то непонятном состоянии. Когда он покидал келию старца, то чувствовал себя полностью здоровым. Макарий сказал, чтобы тот не ехал в больницу, а шел на работу, что и было сделано. Когда врач приехал на квартиру и не обнаружил больного, сильно удивился, он не верил тому, что в таком состоянии человек может находиться на рабочем месте. Еще больше удивился, когда вызвал больного к себе и, обследован его, не обнаружил признаков болезни.

Однажды милиционеры в очередной раз схватили старца Макария, чтобы отправить в Сватовскую психиатрическую больницу. Дело было в январе месяце, шел сильный снег. Макарию связали руки, положили в сани и поехали. Быстро стемнело, в степи милиционеры сбились с дороги. Холодало, могли напасть волки, не на шутку всполошились, стали спрашивать у Макария, не может ли он им указать дорогу. «Езжайте прямо, может на хуторок выедете», - отвели старец. Случилось чудо, через некоторое время в темноте забрезжил огонек, когда подъехали, увидели двор: действительно попали в небольшой хутор. Растерянный хозяин с почетом принял нежданных гостей, как ни как - блюстители закона.

Обрадовавшись избавлению от наглой смерти в степи, отогревающиеся у печи поезжане совсем забыли о Макарии, который остался лежать в санях на дворе. Уже лошади начали от холода топтаться на месте. Старец умудрился развязать обе руки, жался лошадей, отвел их в сарай, где принялся кормить их сеном. Вышедший во двор хозяин увидел, что нет лошадей, забежал в дом и о случившемся доложил милиционерам. Те подумали, что старец сбежал, и не на шутку всполошились. Схватились за пистолеты, выскочили во двор, побежали к воротам и только тогда увидели, что Макарий с лошадьми в сарае. Когда поехали дальше, то старца уже не связывали, а усадили рядом с собой. Так он ехал потом всю дорогу. Его опять сдали в больницу, но там его уже хорошо знали и долго не держали, вскорости отпустили.

Многие жители Новопскова и Старобельска еще хранят память о блаженном Макарии, их воспоминания и позволили составить этот очерк о нем.

Вспоминает Овчаренко Галина: «Когда мы переехали жить в Новопсков, муж долгое время не мог устроиться на работу. Доходило дело до отчаяния. Однажды Иван, так звали моего мужа, собрался ехать в одну организацию насчет работы, куда уже обращался три раза и ему все время отказывали. Когда он стоял на автобусной остановке, к нему подошел незнакомый дедушка и трижды осенил его крестным знамением. Внимание постороннего старика удивило моего мужа, но еще больше он удивился тому, когда пришел в очередной раз устраиваться, его сразу приняли на работу.

Радостный он возвратился домой и все рассказал мне, что с ним произошло в этот день. Нас заинтересовало, что это за дедушка и мы о нем стали расспрашивать местных жителей. Узнан о нем, мы решили с ним познакомиться: оказывается он жил совсем рядом с нами и мы стали его часто посещать. Ходили к нему и наши дочери, их у нас три. Принимал он нас всегда хорошо. А когда шли к нему первый раз, я сильно волновалась, думала: «Как он нас встретит?» Ведь не всех он принимал, некоторых выгонял и даже бил палкой. Пришли, он встретил нас возле своего двора. Когда я его увидела первый раз, у меня все внутри оборвалось, стою и думаю: «Ну, сейчас я получу!», но дедушка обошелся с нами радушно, пригласил во двор, где и беседовал с нами. Во дворе находился помост, являвшийся ему постелью, он был покрыт рядном. Дедушка предложил мне открыть покрывало, под которым лежала солома, в ней цветы желтые сухие. Здесь же лежало полотенце и еще всякая мелочь.

Мы всегда посещали сто, когда он жил в Новопскове и Старобельске. Незадолго до своей смерти он переехал в Марковку, куда однажды осенью мы повезли ему дрова. По дороге разговорились с мужем, я и говорю: «Надо умереть и родиться заново, чтобы быть таким, как дедушка Макарий». Подъехали к дому и слышим, как из коридора доносится голос дедушки:

«Надо умереть и родиться заново, чтобы быть угодным Богу».

Он говорил не открыто, а прикровенно, в то время мы не всегда понимали смысл его слов, но несмотря на это, многие его советы были ясны нам. Например, когда мы решили уехать из Новопскова, где нам жилось плохо, и обратились к старцу с вопросом: «Что Вы нам посоветуете в этом случае?» - он предложил мне взять в руки жердь и поставить ее туда, где ей должно стоять. Я долго носила ее по двору и не знала, куда деть. Затем поставила ее на старое место, где она и стояла. «Вот тебе и ответ», - сказал дедушка Макарий. Так мы и остались жить на старом месте.

Последний раз мы приехали к нему в гости, когда он сильно болел. Долго он к нам не выходил. Затем вышел, стонал и только говорил: «Бедные люди, бедные люди, что будет, что будет». Мы предложили свою помощь. Он отказался. Последние были его слова, обращенные к нам: «Напейтесь воды из колодца и езжайте домой». На следующий день его не стало».

Когда старец Макарий переехал в Марковку, то почувствовал близкую свою кончину. Попросил соседа старика: «Сделай мне гроб, а то, когда я умру, смотри, тебя не будет». Тот, думая, что речь идет об его временной отлучке, ответил: «Да живите еще!»

Сделав гроб, сосед умер. Его жена в слезах отчитывала старца за то, что он утаил о его кончине. «Ты бы не плакала, если бы видела, сколько ангелов несли на небо его душу», - утешал вдову Макарий. Перед смертью старец усилил свой молитвенный подвиг. Во время великого поста он хранил молчание, особенно усердно молился перед Пасхой. Бывало, не мог уже молиться стоя, от бессилия садился для отдыха. Самым близким ученикам он открылся, что во время молитвы видел отверстие небес на востоке. В это время его ум и сердце были направлены только к горнему миру, а все естество растворилось в божественной благодати.

К утренним молитвам старец Макарий всегда добавлял свою: «Слава Тебе, Господи, за прошедшую ноченьку. И благослови, Господи, сей день передневать. И освяти Господи, намерение души и тела, и просвети святою благодатью». Эту молитву он передал своим ученикам. Одна из его духовных дочерей добавила ее следующим прошением: «И, Святый Ангел Хранитель, сохрани мою обитель (или мое жилище) и мене грешного (ую), приведи к покаянию и моих сродников. Аминь.»

Молитва старца была настолько сильной, что не давала покоя духам преисподней. Когда Макарий однажды молился, бес обозлившись, набросился на него, разодрав ему плечо и изорвав в клочья рубашку. А когда Макарий был еще в тюрьме, одной ночью он явился ему в образе человека. Вошел в камеру через закрытую дверь с подносом в руках, на котором были вино и закуска. «Отрекись от веры и будешь все иметь, что здесь на подносе. Я освобожу тебя», - сказал нечистый дух. Макарий, внимательно посмотрев на нежданного гостя, увидел на пальцах когти. Поняв, кто перед ним явился, он перекрестился. Бес мгновенно вылетел из камеры, сильно хлопнув дверью, хотя вошел, не открывая ее.

При жизни старец Макарий очень чтил память святого в праведного Иоанна Кронштадского, верил его видениям и пророчествам. Сам, прозревая будущее, он говорил: «Придут люди с востока в черных плащах с золотыми пуговицами и все перевернут. Разве Отечественная война, это война? Вот будет война, огненная, никуда от нее не спрячешься».

Милостыню, которую ему давали, он не брал, а если и брал, то отдавал кому-то. Старец говорил, что за милостыню надо молиться, даже за пирожок надо положить сорок поклонов.

В последнее время в Марковке старца Макария часто посещал его духовный сын Савелий. Один раз приезжает он к нему, сморит: из открытых дверей дома, где жил старец, валит густой дым, а сам хозяин стоит в стороне. Увидев Савелия, он крикнул: «Иди быстрей, быстрей. Я тебя жду». Тот кинулся в дом, а там горело на столе так, что огонь поджег уже полотенце, висевшее в углу на иконах. Савелий погасил огонь; когда вышел, старец спросил его: «Ну, что там, что осталось?» «Да осталось», - ответил тот. Макарий сказал: «Все, что осталось, то - твое». Савелий взял со стола немного обгоревшие Библию и Псалтырь. Этим старец предсказал будущую свою кончину и указал на то, что Савелию предстоит продолжить его молитвенный подвиг.

Умер старец Макарии 22 ноябри 1981 года. Как он скончался, никто не видел. Перед смертью он сильно заболел, но не прекращал молится. В его келии всегда горели лампадка и свеча. Когда люди увидели, что в комнате нет света, взломали дверь и нашли его, уже предавшим дух свой в руки Божии. Похоронили его в Новопскове, как сам он и завещал, на центральном кладбище. На похоронах один из духовных чад старца взял его руку и перекрестил почившее тело, которое не застыло по смерти и было как у живого человека, имея только восковой цвет.

После погребения старца, его могила стала посещаемым местом местными жителями. Его духовные чада, а также многие верующие приходят к ней с чувством особого почитания этого великого праведника и подвижника нашего края и ныне не оставляющего нас грешных своими молитвами в горних обителях Господа и являющего свою милость через чудеса, которые творятся на ней по чистой вере приходящих.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика