Контакты
Карта

Глава 9-я. Перенесение честных мощей святителя в Бар-град...

Николаевский собор

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА

Глава 9-я. Перенесение честных мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар-град. Построение в Бар-граде церкви в честь святителя Николая и ее судьба.


Взыде яко звезда от востока до запада твоя мощи,

святителю Николае, море же освятися шествием твоим,

и град барский приемля тобою благодать: нас бо деля явился

еси чудотворец изящный, предивный и милостивый.

(Кондак праздника перенесения мощей святителя Николая)


Прошло 700 с лишним лет после блаженной кончины угодника Божия Николая, великого Мирликийского чудотворца. Родная ему Ликия стала подвергаться частым нашествиям сарацин и была опустошаема их мечом и огнем. В конце XI века сарацины произвели страшное опустошение в восточных областях Римской империи: начав от Херсона, страшные враги прошли до Антиохии и Иерусалима.

Все лежавшие на пути города, села, церкви и монастыри они предавали огню и мечу; жителей брали в плен, умерщвляли и разгоняли, так что все места, пройденные ими, надолго оставались дикой пустыней. Вследствие таких опустошительных сарацинских набегов древние Миры запустели: остаток их жителей переселился на другое место, в 13 стадиях (около 27 верст) от прежнего города, где, впрочем, еще оставался Сионский храм, таивший в себе сокровище честных мощей теплого заступника и скорого помощника Николая, охраняемое лишь немногими монахами.

«Неужели, - спрашивает один современный перенесению мощей летописец, - преподобный и великий архиерей не мог умолить Господа, чтобы Он не погубил города Мир и не привел в запустение церковь с мощами Его Угодника? Конечно, мог. Но это бедствие ниспослано на нас за грехи наши, которыми мы раздражаем долготерпение Божие, и должно было служить к нашему же уврачеванию».

Но, предав на разорение город, прославленный мощами Угодника Божия, Господь предопределил перенести их на Запад в многолюдный город, называемый Бар. Угодно же было Господу сделать это перенесение мощей, по словам св. Димитрия Ростовского, как для того, «чтобы мощи такого светильника миру, душа которого в светлостях небесных приемлет достойную себе честь, и на земле не были без почитания и под спудом, и чтобы обильный источник чудесных исцелений не был без почерпающих из него», так и для того, «чтобы и Западу не лишиться благодеяний Божиих, получаемых благодаря ходатайству великого архиерея».

Самое перенесение мощей произошло при следующих обстоятельствах. В 1087-м году, при царе Греческом и самодержце Константина-града Алексее I Комнине (1081 – 1118 гг.) и патриархе его Николае III Грамматике (1083 – 1111 гг.), в лето Русских князей христолюбивого и великого князя Всеволода в Киеве (1078 – 1093 гг.) и благородного сына его Владимира в Чернигове (1078 – 1094 гг.), святитель Христов Николай явился во сне одному честному и благоговейному священнику Апулийского города Бара, бывшего двести лет средоточием греческой власти в Италии и только незадолго пред тем покорившегося норманнам.

«Поди и скажи клиру и народу, чтобы они взяли из Мир Ликийских мощи мои и перенесли в здешний город; ибо Господу не угодно, чтобы я оставался там в пустыне», - повелел явившийся Святитель священнику. Священник утром пошел в церковь и рассказал о своем видении клиру церковному и народу. Последние, услышав о такой милости к ним Господа и Его угодника св. Николая, исполнились великой радости, говоря: «Господь послал теперь Свою милость на людей и город наш».

Немедленно снарядили они три корабля и отправили на них священников, клириков и других благочестивых и богобоязненных мужей для привезения мощей святителя Николая. Всех, отправившихся за мощами Угодника Божия, по словам западного летописца Сигеберта, современника перенесения мощей, было 47 человек (не считая прислуги и матросов).

Посланные, опасаясь, чтобы кто-нибудь другой прежде их не успел воспользоваться многоценным сокровищем чудотворений, которое волею Божией было предназначено для них, придумали скрыть цель своего путешествия под видом торгового предприятия и для этого нагрузили свои корабли пшеницею. Благополучно достигли они Антиохии, где продали свою пшеницу и купили других товаров, как бы намереваясь продолжать торговлю.

Но здесь они получили неприятное для себя известие, что венецианские купцы, находившиеся в это время в Антиохии, также намерены отправиться в Миры для перенесения мощей святителя Николая в свой город. Решив предупредить последних, баряне немедленно отплыли от берегов Антиохии и, благодаря попутному ветру, благополучно достигли берегов Ликии и остановились в Андриаке, пристани города Мир.

Отсюда они прежде всего послали на берег двух иерусалимских паломников, взятых ими с собою из Антиохии, одного родом грека, другого – француза, чтобы они разузнали: нет ли около местонахождения мощей Угодника турок, которые могли бы помешать им? Посланные, не встретив в городе ничего подозрительного и только четырех монахов у церкви, в которой покоилась желанная святыня, возвратившись на корабль, объявили барянам, что они беспрепятственно могут выполнить свое желание.

Тогда 47 человек барян взяли оружие и, оставив матросов и прислугу стеречь свои суда, отправились в храм святителя Николая. Достигнув его, они смиренно вошли в храм и поклонились святому престолу. Мощи святого Угодника охраняли всего только четыре сторожа-монаха, к которым прибывшие баряне и обратились с просьбою указать им местонахождение тела св. Угодника.

Когда баряне открыли монахам свое намерение – перенести мощи Чудотворца в Апулию и, чтобы скорее получить их согласие, предложили им выкуп в 300 золотых, последние отказались от денег и даже сделали попытку убежать из храма, чтобы известить об этом жителей г. Мир. Но баряне, заметив попытку монахов бежать в город, связали их и у дверей храма поставили своих сторожей, чтобы обезопасить себя от нежеланных свидетелей.

В это время один из двух барских пресвитеров, прибывших в храм св. Николая, державший в руках своих стеклянный сосуд, который он наполнил святою влагою, пожелал принять участие в занимавшем товарищей деле (переговорах со сторожами) и поставил сосуд на вершине одной не очень высокой колонны, бывшей в преддверии алтаря... Случилась вещь весьма чудная: пузырек тот вдруг упал со своей высоты и с великим треском ударился о мрамор, под которым истекала влага. На необычайный стук его сбежались все присутствовавшие и, найдя пузырек, упавший с такой высоты и с таким шумом совершенно целым, удивились этому и воздали хвалу Богу. В этом знамении они увидели выражение воли св. Угодника на немедленное перенесение его мощей.

Тогда один наиболее смелый юноша по имени Матфий, стал угрожать смертию сторожу, если он не укажет местонахождения тела великого Святителя. Другой сторож, желая избавить своего товарища от смерти, указал рассвирепевшему юноше местонахождение мощей. При этом он сказал, что было много попыток, даже со стороны императоров, перенести отсюда св. останки, но все они оказались безуспешны. Очевидно, Святителю было не угодно оставить Миры. Только в прошлом году, по словам сторожа, Святитель дал знать, что в скором времени последует его переселение из Мир Ликийских. Он явился в видении трем людям, приказывая им объявить жителям города Мир, которые из страха турок ушли отсюда на гору (отстоящую на 12 стадий), чтобы они или возвратились жить и стеречь город, или знали, что он переселится в другое место, что, по мнению сторожа, он и начинает приводить в исполнение.

Ободренный этим рассказом, юноша Матфий взял в руки железный молоток и сильно ударил им о мраморную плиту помоста, которая от удара разбилась в мелкие куски. Вынув разбитую плиту, товарищи Матфия начали рыть под нею землю и в скором времени нашли белый саркофаг (раку), покрытый каменною треугольною крышкою. Они совсем его откопали, но боялись ударить по нему, чтобы не случилось с ними какой-нибудь беды. Тогда смельчак Матфий, не будучи в силах сдерживать долее горячность своего духа, сильно ударил по крышке и разбил ее в куски. Когда он снял ее, то увидел, что рака была полна святой влаги. Вдруг распространился такой благоуханный запах, что всем присутствовавшим казалось, что они находятся в раю. И не для одних только присутствовавших в храме был ощутим этот чудный запах, но он донесся до самого моря, находившегося в трех милях: и здесь ощутили его прочие товарищи их и исполнились радости, так как в этом они увидели согласие Угодника Божия на исполнение задуманного ими предприятия.

Смелый юноша Матфий спустился в раку и, погрузив свои ладони в находившуюся в ней влагу, нашел святые мощи плавающими и превосходящими своим ароматом всякие благоухания. Сторожа, видя, что св. Угодник дает согласие на перенесение его мощей, предались горьким сетованиям. Между тем юноша взял из раки мощи святителя Николая и передал пресвитеру, который тщательно завернул их в новую одежду. Некоторые из барян хотели взять в храме еще одну древнюю чудотворную икону святителя Николая, но это не удалось им, так как св. Угодник не хотел совершенно оставить Ликийской страны.

Радостные баряне с мощами св. Николая отправились к своим кораблям, где с радостью были встречены своими оставшимися товарищами. Все вместе они стали восхвалять всемогущего Бога, увенчавшего их желание успехом.

Между тем граждане Мирские узнали от сторожей о перенесении святыни барянами на свой корабль и, видя в этом волю св. Угодника, в громадном количестве собрались к барским кораблям и громким плачем выражали свое горе. Будучи не в состоянии сдерживать себя, они в одежде и обуви шли в море и здесь хватались за рули и весла кораблей, говоря: «Отдайте отца нашего и господина нашего, своим покровительством оберегавшего нас от видимых врагов! Если не всего, то хотя часть от него дайте нам, чтобы не совсем лишиться нам такого покровителя».

Баряне утешили плачущих Мирян тем, что у них остался гроб Святителя, полный святой влаги, и икона его, от которой много получается исцелений, а сами поспешно отплыли от пристани. Баряне сознавались, что почти на две мили слышен был плач стоявших на берегу Мирян, и что немного было самих барян, которые не плакали бы, сочувствуя их горю.

Выехали из Мир баряне в апреле месяце 1087-го года. Сначала, в первый день по выезде из Мир, барянам помогал плыть домой попутный ветер. Но на следующий день подул северный ветер и повернул их корабль по направленно к городу Патарам (родине св. Николая). Баряне устрашились, думая, что Угодник не хочет расстаться с берегами Ликии; вместе с тем они боялись преследования, потому что Патары находились недалеко от Мир. Поэтому баряне, уже утомленные дорогою, причалили на время к пристани Макри. Здесь они стали рассуждать, отчего так мало подвинулись вперед во время трехдневного пути? Одни спрашивали, точно ли это мощи святителя Николая; другие боялись, что прогневали Святителя смелым своим поступком; третьим, наконец, пришло на мысль, не взял ли кто из товарищей, по чувству усердия и веры, частицу мощей св. Угодника?

Тогда остановились на этой последней догадке, принесли Евангелие, и каждый из мореплавателей обязан был поклясться, что не похитил ни малейшей части мощей. Пятеро признались в этом проступке и отдали похищенные части. Тогда море успокоилось, и подул благоприятный ветер. Мореплаватели поняли, что их священный долг – привезти в Бар драгоценный клад в целости, и с тех пор путь их продолжался счастливо.

Когда мореплаватели миновали залив Трахеи, одному из пловцов в глубоком сне явился святитель Николай и сказал: «Не бойтесь, я с вами! Чрез 20 дней мы придем в город Бар». Проснувшись, мореплаватель рассказал, о том, что видел, товарищам, и они исполнились глубокой радости.

В дальнейшем пути произошла следующая удивительная вещь. Одна маленькая ласточка села на правом руле судна, на котором везли святое тело. Ходя по нему без всякого страха, как будто была привечною жительницей его, она тихо вспрыгнула на руку одного из мореплавателей, который в то время правил рулем. Оттуда перелетела к месту, где покоилось святое тело и, напевая тихонько, носом своим клевала тот сосуд, в котором сокрыты были святые мощи.

«Благосклонные братья! Сколь хвален всемогущий Бог, побуждавший к хвалению и почитанию Своего святого исповедника не только людей, но и немых животных. Ибо пение птицы было хваление, а прикосновение клювом означало лобзание, которое она верно приносила св. телу. Напевая, она облетала каждый из кораблей и всех людей, и видна была всем, воздавая хвалу блаженства им за то, что они везли такого великолепного и дивного пастыря. Исполнив долг своего послушания, она отлетела и скрылась из виду», - замечает по поводу этого события его современник, западный писатель Никифор, оставивший рассказ о перенесении мощей.

Наконец, после продолжительного путешествия, баряне 8-го мая пришли в пристань св. Георгия, Христова мученика, отстоявшую в четырех милях от города Бар. Отсюда они дали знать жителям Бара о скором прибытии в их город мощей знаменитого Чудотворца Востока, а сами занялись приготовлением деревянного ковчега, в который и были положены мощи Святителя.

Между тем молва о прибытии барян с мощами великого Чудотворца разнеслась по всему городу, и на следующий день, 9-го мая, на столь чудное и желанное зрелище стеклась огромная толпа народа. Духовенство Барское в священных облачениях вышло на встречу принять тело св. Угодника. Прибывшие уведомили своих сограждан, что они, когда брали тело святого Угодника, дали священный обет воздвигнуть ему достойную церковь на дворе господском, что называется Катапани, и теперь настаивают на исполнении ими их желания. По поводу этого произошло большое разногласие: одни (большинство) одобрили их обещание, другие же хотели, чтобы святитель Николай был погребен в городском соборе (епископии).

Желая мирным путем устранить такое разногласие, настоятель Бенедиктинского монастыря, по имени Илия, уговорил возвратившихся мореплавателей перенести тело Угодника в церковь его обители, пока будет строиться новая. Они согласились на это, так как настоятель Илия слыл за человека благочестивого. Обитель окружили моряки с оружием в руках, из опасения мести противной партии, недовольной тем, что соборное духовенство не успело опередить настоятеля Илию.

Между тем о прибытии такой святыни дано было знать Барскому архиепископу Урсону, которого в то время не было в городе. Услышав об этом, он немедленно прибыл в Бар-град и первым делом поспешил поклониться мощам великого Угодника. Но он настоятельно стал требовать перенесения мощей в собор и не хотел дозволить построения нового храма. Вследствие этого между двумя партиями вновь разгорелась сильная вражда, кончившаяся даже вооруженным столкновением, в ходе которого погибли четыре человека. В то время, как под стенами Бенедитинского монастыря происходила кровавая распря, некоторые из моряков, вспомнив, что двор Катапани, тогда уже принадлежавший герцогу Рожеру, пользуется правами патронатства, открыли незаметную дверь в монастыре со стороны моря, вынесли из него мощи Угодника и поставили их в церковь св. мученика Евстахия, стоявшую в округе Каталанских чертогов и зависевшую от гражданской власти.

Тогда раздоры кончились. Архиепископ разрешил строить новый храм и торжественно шествовал в сопровождении многих епископов, всего соборного духовенства и огромной толпы народа, без обуви, до церкви мученика Евстахия на поклонение мощам великого Угодника.

Лишь только прибыло тело святого Угодника в Бар-град, как от него стали получаться многочисленные исцеления. Всякие недужные – хромые, слепые, глухие, бесноватые – чрез прикосновение к мощам получали исцеление. По сказанию современника события – западного историка Никифора, в первую ночь по прибытии мощей и на следующий день исцелилось 47 человек различного пола и возраста. В числе их были: один из знатнейших горожан и один армянин, имевший левый бок совсем высохшим, три лунатика, один глухонемой, двое сухоруких, два горбатых младенца, трое слепых, некто из рода Пизанцев – сухорукий и хромой, и много других, которых всех долго было бы перечислять.

На третий день из множества народа, стекшегося из деревень, городков и городов окрестных, исцелилось в монастыре 9 недужных. Из них один младенец сухорукий с бельмом на глазу, одна нищая глухая и хромая на обе ноги, младенец бесноватый, армянская девочка бесноватая, одна женщина ювенатянка, совсем сухая, другая женщина, страдавшая тяжким недугом, одна женщина лунатичная и расслабленная и один странник сухорукий и слепой. В тот же день, после перенесения святого тела на Катапанский двор, исцелилось еще 14 человек.

На четвертый день исцелилось 29 недужных, сперва – некая бесноватая, вся сухая, из деревни, называемой Терлиццус, некая девица из города Битунто, женщина из города Аскуло и бесноватая из города Таранто, три лунатика, два слепых, одна горбатая, и одна из города св. Вита (что под крепостью горы Скагиоза), которая ежедневно множество раз падала тяжко, мучимая почти до смерти.

Никифор отмечает: «Быв тщательно расспрошена мною, видевшим, как она была здорова, она сказала, что на нее налетел один большой ястреб, сел на грудь ее и, распростерши крылья, накрыл ее. Когда он отлетал, вдруг разнесся такой приятный запах, что она думала, что находится в раю. То же самое показали и другие исцелившиеся. Отсюда несомненно надобно верить, что это был Ангел святого исповедника, ежедневно стерегущий тело.

Также исцелела одна девица из Бара, страдавшая чрезмерною болью в коленах, и многие другие. На пятый день святитель Николай открыл себя в видении одному почтенному монаху, приказав ему сказать всем, чтобы не отчаивались относительно исцелений, ибо он, по воле Бога Всемогущего, отправится в Грецию. Впрочем, прежде чем он отправился, все увидели великое чудо от него. Ибо в тот же самый день, еще прежде солнечного восхода, исцелился один юноша, пять лет одержимый бесом глухим, немым и слепым. В субботу, в десятом часу, по возвращении святого Николая, исцелилось 11 недужных.

Такое обилие чудес от мощей святителя Николая и данное ранее обещание моряками расположили барян построить новую каменную церковь в честь святителя Николая. Начались работы по перестройке здания Corte del Catapano, которое тогда же было пожертвовано герцогом Рожером с тем, чтобы оно обращено было в храм святителя Николая. Вероятно, во время этой перестройки вышеупомянутая церковь во имя св. Евстахия была уничтожена, так как в непродолжительном времени мощи св. Николая перенесены были во временную церковь, в коей находился алтарь во имя св. первомученика Стефана.

Для надзора за ходом постройки храма и для сбора пожертвований избран был упомянутый выше игумен Бенедиктинского монастыря Илия. Чрез 2 года, в 1089-м году, постройка храма была окончена. К этому же времени была приготовлена для мощей Святителя серебряная рака, украшенная драгоценными камнями.

По построении церкви, клир и народ Бар-града отправили в Рим к папе Урбану II-му просьбу, чтобы он со своим священным собором пришел в Бар-град, освятил новую церковь во имя святителя Николая и своими руками положил в новую раку честные мощи Угодника Божия.

Папа Урбан II-й с радостью согласился на исполнение этой благочестивой просьбы и немедленно со своим собором прибыл в Бар-град. Здесь он переложил мощи в новую раку, перенес их во вновь созданную церковь святителя Николая и поставил в алтаре. В новой же церкви был поставлен и гроб, в котором ранее лежали мощи святого Угодника и в который была отделена и положена часть его мощей. Затем была освящена сама церковь в честь святителя Николая. Освящение это последовало 1-го октября, причем освящена была нижняя церковь, в которой и до сих пор находятся мощи св. Угодника. Верхняя же церковь могла быть освящена не ранее, как 22 июня 1197 года епископом Вюрцбургским Конрадом, с разрешения папы Целестина III (1196 – 1198 гг.).

Некоторое время спустя святитель Николай явился во сне одному благочестивому монаху и сказал ему: «благоволением всесильного Бога я пришел к вам в город Бар; теперь я хочу, чтобы мощи мои были положены под престолом». Воля святого Угодника немедленно была исполнена, и тело его положено под престол, где оно находится и в настоящее время.

Вот вкратце история новосозданной церкви, в которой положены и теперь почивают мощи святителя Николая. По смерти архиепископа Барского Урсона, последовавшей незадолго до освящения нижней церкви во имя св. Николая, в преемники ему, согласно общему желанно, поставлен был папою Урбаном II-м 30-го сентября 1089-го г. игумен Илия, которому тогда же папа дал титул «архиепископа Барского, игумена церкви св. Николая».

При нем устроен был близ церкви госпиталь или приют для помещения бедных странников. Этот странноприимный дом существует и поныне. Иностранцам позволяется оставаться в нем бесплатно три дня, местным жителям-богомольцам – один день. При нем же установлено совершать ежегодно 9-го мая крестный ход по городу.

По смерти Илии, последовавшей в 1105 г., преемником его по управление храмом св. Николая был Евстафий, украсивший церковь мраморами и мозаикою. По смерти его избран был на его место приор монастыря всех Святых Melо, и с этого времени настоятели храма св. Николая чудотворца именуются приорами (gran priori).

Папа Урбан II, почти вслед за положением в церкви мощей св. Николая, сделал ее не зависимой от местной епархиальной власти и подчинил ее непосредственно папскому престолу, что подтверждено было и папою Пасхалием I (1099 – 1118).

Мало церквей на Западе, которые бы пользовались таким великим и всеобщим уважением, как церковь св. Николая чудотворца в Бар-граде. Здесь, у мощей св. Николая, молился в 1094-м году знаменитый проповедник крестовых походов Петр Пустынник и склонил герцога Боэмунда поднять оружие для освобождения Гроба Господня от неверных.

В этом же именно храме папа Урбан II в октябре месяце 1098 г. убеждал созванных из нижней Италии духовных греков признать Римское учение об исхождении Св. Духа. И владетельные особы, и простой народ соревновались в оказании благоговения своего к Чудотворцу.

Жители Бар-града, сдаваясь войскам, осаждавшим их город, всегда выговаривали себе у победителей условие, чтобы мощи их святого Заступника оставлены были при них. Герцоги Апулии – Роберт, Рожер, Боэмунд – принимали на себя звание защитников церкви св. Николая. Императоры, короли, герцоги и князья, а также частные лица обогатили церковь щедрыми вкладами и приношениями. Благочестивые богомольцы не перестают и доселе в большом количестве стекаться на поклонение св. мощам.

И наши русские паломники, посещавшие святые места Востока, считали своим долгом посетить и западный Бар-град ради его великой святыни и нередко оставляли ценные воспоминания о том, что они видели там. Так, один из них, Василий Григорович-Барский, в начале XVIII-го столетия обошедший святые места в Европе, Азии и Африке, поместил в своем «Путешествии» весьма подробное описание той церкви в Баре, в которой почивают мощи святого Николая чудотворца.

Этот безыскусный, но в то же время весьма интересный рассказ русского паломника мы помещаем ниже в полном виде с изменением только книжного языка начала XVIII-го столетия.

Продолжат же его заметки другого русского путешественника и паломника Владимира Мордвинова, посетившего горд Бари в 1873 году.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика