Контакты
Карта

Антоний Сийский

Будущий великий святой при крещении был назван Андреем. Он провел детство и юность в северном крае, где течет великая река Двина. Был этот ребенок своим характером похож на ангела - такой же тихий и светлый. Он быстро выучился грамоте, и родители только его одного из всех своих детей отдали учиться писать иконы. Все же остальные, как и отец с матерью, занимались крестьянским трудом.

После смерти родителей он переселился в Новгород, где поступил на службу в боярский дом и женился. Но жена умерла всего через год, а вскоре умер и его покровитель-боярин. Андрей принял все эти беды как знак свыше. Он вернулся в родное село, раздал все имущество нищим и ушел странствовать. Однажды он остановился на ночлег в лесу на берегу реки Кены. И явился ему во сне седой старец в белых одеждах и с крестом в руках. И сказал:

- Возьми крест свой, иди за мной и живи в подвиге!

А смысл этих слов такой: «Прими жизненные невзгоды, которые были и которые еще будут, как крест, который возлагает на твои плечи Сам Бог. Бери его и неси с честью, совершая подвиг смирения, терпения и молитвы».

И Андрей направился в Преображенский монастырь, находившийся неподалеку. И был принят в него послушником, а потом был пострижен в монахи с именем Антоний.

В описании его жизни, или, по-церковному, в житии, сказано, что был он очень силен и так крепок, что один мог трудиться за двоих или даже троих.

За любое дело брался Антоний мужественно и охотно. Была ли это работа на кухне, рубка леса или расчистка земли под пашню. Как заботливая нянька он служил захворавшим братьям в монастырской больнице. Потом игумен Пахомий сделал его священником.

Через некоторое время Антоний вместе с двумя монахами перешел из монастыря на реку Емцу, к Темному порогу, где поставил часовню, кельи и церковь во имя Николая Чудотворца. Затем к ним присоединились еще четыре инока.

Но, видно, местное население не почитало Бога. Не нравилось жителям, что у них по соседству появился монастырь. И они стали прогонять Антония и братьев, всячески мешать им и даже угрожать.

- Убирайтесь подобру-поздорову, - говорили некоторые из крестьян. Нечего тут. Вы - чужаки, да еще занимаете наши земли. Не хотим вас видеть.

И ушли братья дальше на север, в густые леса, на берега реки Сии. Вот почему Антония стали впоследствии называть «Сийским». Там один охотник увидел их в тот момент, когда они молились. Это его необычайно поразило. Ведь иноки даже не заметили его появления: они целиком были погружены в беседу с Господом и видели перед собой одного только Бога, а ничего другого не чувствовали. Вот так, по-настоящему, надо бы и нам с тобой молиться. Да где там! У нас мысли обычно бродят далеко от Бога. То одно мы вспомним, то другое. А иной раз молитвенные слова вообще у нас разбегаются, как зайцы по полю. И стоим мы растерянные, и забыли, чем только что занимались, что надо нам вернуться к молитве. Ну, ничего. Если будем стараться и горячо просить Бога, и Матерь Божию, и всех святых, чтобы научили нас настоящей молитве, то непременно научимся.

И вот, стоял охотник, пораженный, и думал: «Как это прекрасно! Если бы я умел молиться так, как эти монахи, то сердце мое наполнилось бы радостью».

Потом, когда иноки закончили, он робко подошел к ним, поклонился и попросил у Антония благословения.

Тот благословил охотника и сказал:

- Друг! Не знаешь ли ты места, где могли бы мы поселиться и устроить обитель?

- Как не знать? - отвечал тот. - С детства мне все здесь знакомо. Но есть одно особое место, где однажды я слышал колокольный звон и молитвенное пение. А, между тем, вокруг никого не было. Я-то, убогий, думаю, может, Сам Господь указал мне на место то, чтобы теперь я рассказал вам.

- Непременно, - отвечал святой Антоний. - Так оно и есть. Веди нас, Божий человек.

И охотник отвел их на берег озера, где они устроили монастырь.

Как же тяжело жилось им на новом месте! Какие трудности они переносили! Часто у монахов не было ни масла, ни соли, ни хлеба, которые у нас-то с тобой всегда под рукой.

Мы даже и не ценим такую простую пищу. Подумаешь, масло! Или: эка невидаль - соль! Или хлеб. Уж хлеба-то всегда купить можно. А здесь не было не то что поблизости, а и на много верст вокруг, ни базара, ни магазина, ни продуктовой лавки. Везде только лес, камни, деревья да пни. Да озерная и речная вода. Голодно.

В житии, которое рассказывает про Антония, написано на древнерусском языке так: «всему бо скудость бяше», что означает: «потому что был недостаток во всем». И дальше: «чего не помяни, того не обретеся». То есть: «о чем ни вспомнишь, того не найдется».

Измучились братья, похудели, стали болеть и захотели разойтись кто куда. Но Антоний Сийский горячо молился, прося Бога, чтобы не допустил Он этого. И вдруг в обитель пришел неизвестный человек и принес хлеб, муку и масло, да еще дал денег на строительство монастыря.

Однако братья еще колебались. Они думали: «Это все хорошо. Но вот мы это съедим, а дальше опять будет голод. Нет, надо-таки нам разойтись, а то пропадем».

И тогда случилось чудо. Один злодей, по имени Василий, думая, что братья прячут у себя сокровища, нанял разбойников, чтобы они ночью грабили обитель. Когда разбойники подошли к монастырю, то увидели множество вооруженных людей, охранявших его.

Наутро Василий их спрашивает:

- Ну, что, принесли? - Он уже заранее потирал руки, уже перебирал мысленно в руках золотые монеты и самоцветные камни. - Что же вы не отвечаете, а? И почему вы дрожите? Что с вами?

- Какой там! - отвечали разбойники. - Там такой ужас, такой ужас! Вокруг стоит стража, человек сто, все со щитами, копьями. У каждого лук и стрелы. У каждого меч.

- Трусы! - закричал Василий. - Вот я разузнаю, откуда в наших краях ни с того, ни с сего взялась боевая дружина!

И расспросил он одного местного священника, не было ли ночью в обители кого из чужих. И тот сказал, что никого в монастыре не было в ту летнюю ночь, да и быть не могло.

И понял Василий, что только по молитвам святого Антония пригрезилась его людям грозная стража.

Потрясенный этим чудом, он пришел к Антонию Сийскому и раскаялся в своем греховном намерении.

Через несколько лет, когда братьев в монастыре было уже очень много, случился большой пожар, который уничтожил деревянную церковь. Все погибло в огне. Но икона Пресвятой Троицы, написанная кем-то из местных мастеров с помощью самого Антония, ничуть не пострадала. И это было еще одно чудо.

И построили новый храм, а чудесно спасенный образ Святой Троицы стал местной святыней. А от иконы получали исцеление бесноватые и одержимые падучей болезнью, по-научному - эпилепсией. И еще многие другие.

Антоний Сийский стал знаменит далеко за пределами монастыря. Он даже был принят в Москве самим царем Иоанном Грозным и царицей Анастасией Романовной.

Последние годы жизни Антоний провел не в монастыре, а в суровом отшельничестве, в полном одиночестве в лесу. Но люди все равно приходили к нему со своими нуждами и вопросами. Однажды рыбакам, которые безуспешно всю ночь, под праздник Преображения, ловили рыбу, Антоний велел идти на мыс Красный нос, и улов их там был огромным. Так что монахи надолго оказались обеспечены пищей.

После смерти Антония, по молитвам к нему, произошло много чудес, одиннадцать из которых было записано в особой книге. Например, прекратилась холодная и дождливая погода, которая грозила неурожаем. Или еще: как-то у гроба Антония Сийского сама собой зажглась лампада, масло из которой исцеляет тяжелые болезни.

С тех пор на Руси, уже почти пятьсот лет, почитают Антония как великого святого.


ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ

Горит священный храм, беда!

Ночь, словно факел, освещая,

Откуда же напасть такая?

И кто зажег его? Когда?


Быть может, злобною рукой

Того, кто Бога ненавидит,

кто на Него давно в обиде,

храм подожжен во тьме ночной?


А может, сонный пономарь

Небрежно обращался с печью

Или улегся спать беспечно,

Забывши погасить фонарь?

Трещит и искры сыплет пламень,

Чернея, рушатся столбы,

А жар такой, что даже камень

Сгорел в таком пожаре бы.


Кипит древесная смола,

Огонь бушует, словно море,

И вот уж рушатся, о, горе!

Объяты дымом, купола.


И там, где красота была,

Теперь лишь угли и зола.


Но гляньте! Ветром пепел сдуло,

И на руинах алтаря

вдруг что-то золотом сверкнуло,

как будто ясная заря!


То образ Троицы Единой

Огнем не тронутый стоит,

Торжественный и невредимый

Он душу людям веселит.

Его пожар не уничтожил,

Для смерти он недостижим,

Он сохранен по воле Божьей,

Он, как и Бог, неодолим.


И в новый храм, еще чудесней,

Еще прекраснее, чем тот,

Икону дивную несет

Уже народ с хвалебной песнью.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика