Контакты
Карта

23 января 1943 года

Летчик, гвардии лейтенант Н.С.Щербина 18 января 1943 года получил задание сделать воздушную разведку района Сватово, Старобельска, Новопскова, Белолуцка и Белокуракино.

Вот что он передал в штаб фронта: «По дороге на совхоз «Красноармеец» движется колонна войск противника численностью до полка. От Сватово к Старобельску движутся около 100 автомобилей с войсками. На аэродроме у Старобельска стоит 15 «мессершмитов» и 8 двухмоторных самолетов. По дороге от Евсуга к Старобельску движутся до 50 автомобилей противника, крытых брезентом» (Кавалеры Золотой Звезды. Донбасс, 1976 г., стр. 470). Было очевидно, что немецкое командование укрепляет свои позиции в Старобельске. Сдать город для них означало открыть ворота для Красной Армии в Донбасс, потерять стратегически важный пункт, а главное – железнодорожный узел.

Фронт гремел рядом. В Старобельске круглые сутки слышалась канонада, а по ночам на востоке полыхало зарево пожаров. В начале января Ставка Верховного Главнокомандующего утвердила план освобождения Донбасса под кодовым названием «Прыжок», в котором освобождению Старобельска придавалось первоочередное значение. Размещенный в Старобельске немецкий гарнизон спешно укреплял оборону. Как показал на допросе доставленный разведчиками 183-й танковой бригады немецкий солдат, им было приказано умереть, но город не сдавать.

В журнале боевых действий 174-й танковой бригады 4-го гвардейского танкового корпуса за январь 1943 года записано: «В 1-00 21 января 1943 года передовой отряд 174-й танковой бригады в составе 2-х танков Т-34 и пяти Т-70 и роты автоматчиков вошел в Шульгинку и к 8-30 овладел ею.

В 9-00 отряд вступил в неравный бой с контрнаступающими частями противника, усиленными танками, артиллерией. Отряд потерял в бою сожженными танки Т-34, подбит танк Т-70. Погиб механик-водитель Т-70. Бой проходил между населенными пунктами Байдовка и Шульгинка». (Архив Минобороны СССР, г.Подольск, отд.2, опись 1, д.2, лист 27).

К вечеру 21 января 1943 года к городу подошли передовые части 195-й и 41-й стрелковых дивизий. Они заняли Раздольное, часть сел Лиман, Чмыровка и Бутово. 22 января передовые части 18-го танкового корпуса освободили Шульгинку и Каменку. В тот же день красноармейцы заняли Караяшник. Через сутки под Старобельск подошли 183-я танковая бригада, передовые части 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта, в том числе 3-я гвардейская мотострелковая бригада, 12, 13, 14 гвардейские танковые бригады 10-го танкового корпуса, части 35-й и 41-й стрелковых дивизий, 106-я отдельная стрелковая бригада 4-го гвардейского стрелкового корпуса и 1-я авиационная истребительная бригада. Эти войсковые соединения заняли позиции от Белокуракино до Штормово. Враг был уверен в том, что построенные им укрепления, усиленные танками и артиллерией, дадут ему возможность долго держать оборону. Вокруг Старобельска была заложена сеть минных полей.

Подошедшие к городу части Красной Армии были настроены решительно. Они стремились закрепить и развить наступательную инициативу. Во второй половине дня 22 января командование советских воинских частей согласовало план взаимодействия, а командир 183-й танковой бригады полковник Г.Я.Андрющенко провел рекогносцировку на местности.

Атака была назначена на 5 часов утра 23 января. Саперный батальон 195 стрелковой дивизии делал проходы в минных полях. Особенно отличились при этом сыны грузинского народа Давид Даташвили и Георгий Онезашвили, которые в вечерних сумерках под огнем противника сняли по 23 противотанковых мины. В боевых подразделениях шла тщательная подготовка к штурму занятого врагом города. В половине четвертого все участники штурма были на ногах и готовились к бою. Ровно в 5 часов утра морозно-трескучий воздух разорвали орудийные залпы. В этот момент покинули свои позиции и кинулись в атаку тысячи красноармейцев и командиров. Начался жестокий и кровопролитный бой, который быстро разгорался.

Первыми в город ворвались танки старшего лейтенанта Белого, лейтенанта Щербакова, командира роты Калашникова – всего семь танков во главе с начальником штаба 183-йтанковой бригады А.С.Аксеновым. Они уничтожили вражескую автоколонну, 6 противотанковых пушек, 10 танков, 20 бронетранспортеров. Эффективно вели огонь расчеты минометной роты под командованием старшего лейтенанта Н.И.Кирайдта.

Офицеры 183-й танковой бригады

Храбро дрались в восточной части города танковые экипажи под командованием капитана Коваленко. Танкисты капитана Ф.А.Бирюкова в сопровождении автоматчиков капитана Ф.А.Краснова с боем пересекли железную дорогу и завязали бой за железнодорожный вокзал и в целом узел. На станции было обнаружено большое количество боеприпасов. Командир взвода саперного батальона лейтенант Олег Соколов с группой бойцов предупредил запланированный врагом взрыв боеприпасов, изъяв 16 подготовленных для этих целей фугасных мин. Лучше всего о бое за Старобельск расскажут его участники.


МАГОНОВ ИВАН АФАНАСЬЕВИЧ, генерал-лейтенант, бывший зам. начальника штаба по разведке 183-й танковой бригады, первый комендант города Старобельска, почетный гражданин города: - Не останавливаясь в Евсуге, разведчики на легких танках достигли пригорода Старобельска. Вместе с разведчиками 195-й стрелковой дивизии мы добыли необходимые данные о противнике, о системе укреплений и обороны города. Когда комбриг прибыл на хутор Запорожский, я был уже готов доложить ему результаты разведки. За давностью не помню, какова была ценность разведданных для принятия решений комбригом. Но, судя по результатам боя, они сыграли значительную роль. Еще не затих бой, а комбриг Андрющенко назначил меня комендантом города и приказал мне немедленно отбыть в центр города, чтобы избежать всяческих неожиданностей. Со взводом автоматчиков и резервом разведки я прибыл в центр Старобельска. Еще шел бой, город горел, а некоторые военные и старобельчане уже грабили немецкие продовольственные склады. Пришлось принять неотложные меры. Комендантом города довелось быть всего несколько дней. Но это были очень напряженные дни: надо было возродить структуру местной власти, разместить госпитали, воинские части, штабы, возобновить нормальную жизнь города. Сил и энергии хватало, а вот времени было крайне мало. Когда бригада привела машины в порядок и пополнилась людьми, 183-я ТБ двинулась на Красноармейск. Я сдал свои комендантские дела офицеру-пехотинцу и ушел с бригадой в прежней должности.


БУГАЙ А.И., город Макеевка.

– Сотый полк 35-й стрелковой дивизии наступал со стороны села Подгоровка, 102-й – со стороны Чмыровки, а мы между ними. Помню, на окраине города стоял наш танк с сорванной башней, а в нем горел танкист с оторванной головой. Это зрелище придало нам всем, кто это видел, небывалой злости в бою. Я видел многое за войну. Но этот танк с горящим танкистом так глубоко врезался в память, что я до сих пор вижу его очень четко.


ЛИСЯНСКИЙ Е.А., с. Кудряшовка, Кременского района.

Воевал я в 40-м артполку наводчиком 122-миллиметровового орудия. Горжусь тем, что довелось принимать участие в освобождении соседнего города Старобельска. День 23 января мне памятен вдвойне. Это мой день рождения. К бою мы готовились три дня. В 5 часов утра была дана команда: «По Старобельску 60 снарядов! Беглый огонь!» Первые четыре залпа полк сделал по городу, а потом была дана команда перенести огонь на дорогу Старобельск-Сватово, где в тот момент скопилось много живой силы и техники противника. Наш огонь был эффективным. После боя полку была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего, а полк стал называться «40-й артиллерийский Старобельский полк». Таким он дошел до конца войны. От того, что полк стал называться Старобельским, для меня он был родным вдвойне.


ШАРИПОВ Ф.3., Герой Советского Союза, командир танковой роты 183-й танковой бригады, г.Ленинград.

- После того, как нас выгрузили в Калаче из эшелона, бригада получила приказ быстрым маршем двигаться на Старобельск. 21 января мы уже заняли позиции в сосновом бору северо-восточнее Старобельска. Полтора суток танкисты готовились к его штурму. 22 января в бригаде состоялось партийное и комсомольское собрание. Кандидат в члены партии Владимир Бурляй, заканчивая выступление, сказал: «Мы или освободим город Старобельск, или умрем». Во второй половине дня комбриг Г.Я.Андрющенко побывал возле каждого экипажа, говорил с танкистами. На рассвете 23 января завязался жестокий бой. Основательно укрепив свои позиции, немцы были настроены на длительную оборону и были уверены в том, что выдержат любую первую атаку. Но натиск наших танкистов был необычайно сильным.

Первыми в город ворвались экипажи Гришина и Новикова. Танк лейтенанта В.Н.Яковенко, который шел впереди них, подорвался на фугасе у железнодорожного переезда, что у соснового бора. Это он смял огневую точку, которая и защищала дорогу в город. Весь экипаж в составе командира В.Н.Яковенко, механика-водителя В.Ф.Бурляя, радиста И.А.Мазилина погиб. Яковенко был храбрым офицером и отличным человеком, он первым в бригаде был награжден орденом Красного Знамени. Для всех нас, особенно для меня, тяжелой утратой была гибель Владимира Бурляя – двадцатилетнего красивого русского парня, любимца бригады, и мы оплакивали его, не скрывая слез, сцепив зубы клялись отомстить за Владимира. В Старобельске мы потеряли восемь экипажей.

Памятник войсковым частям – освободителям города Старобельска

25 января приказом Верховного Главнокомандующего всему составу 183-й танковой бригады была объявлена благодарность. Многие из танкистов были представлены к боевым наградам. Приведя машины в порядок, бригада двинулась на Красноармейск. Там я был ранен. Ребята перевезли меня в Старобельск, где меня долго ставили на ноги в госпитале. Низкий поклон старобельчанам, они много заботились о раненых бойцах и офицерах.

Когда я стал выздоравливать, мои друзья-танкисты просто выкрали меня из госпиталя, чтобы после выздоровления меня не направили в другую воинскую часть. В бригаде царила атмосфера чрезвычайной дисциплины, дружбы и взаимовыручки. Я – татарин, но я всегда был равным среди равных, всегда был уверен, что мне придут на помощь и в беде не оставят. Я верно служил, стремился быть хорошим командиром и офицером. В числе первых мой танковый взвод форсировал великую украинскую реку Днепр, а я стал первым Героем Советского Союза Татарии. В Старобельске бывал в 70-80-х годах на встречах однополчан несколько раз. И всегда ехал в этот замечательный город как домой. С большой радостью принимаю в Ленинграде учащихся городской восьмилетней школы №1. Старобельск и старобельчане для меня родные.


ЗУЕВ В.Д., г. Одесса. – Помню хвойный лес, высаженный рядами, а возле него – лесничество, реку Айдар, железнодорожный мост через нее. Мост подорванный, а на нем 5-6 паровозов. Вот на этом повороте реки после удачного начала атаки, немцы отрезали наш 3-й батальон 573-го стрелкового полка от основных наступающих сил, и мы были вынуждены отойти с боем. В этом бою я был тяжело ранен. Это был первый украинский город, который мне пришлось освобождать от фашистов.


КУЗЬМЕНКО И.А., г.Харьков.

Памятник жертвам фашизма у села Бутово

- Я был участником январских боев за Старобельск. Ночью 21 января 1943 года 174-й гвардейский стрелковый полк подошел к Старобельску, но был обстрелян плотным артиллерийским и пулеметным огнем. Полку пришлось отходить. На пути отхода пришлось овладеть хутором Запорожское. Но и здесь мы попали под сильный пулеметный и минометный огонь. Тогда командиру роты автоматчиков старшему лейтенанту Я.А.Бирюкову было приказано обойти засаду врага и ударом с фланга уничтожить ее. Только к утру мы взяли Запорожское. Но Яков Бирюков был ранен в голову. Пуля ударила рядом со звездочкой на шапке. В ночь 23 января нас подняли рано. В 4 утра мы были уже на исходных позициях. В 5 часов утра бойцы 174-го гвардейского стрелкового полка завязали бой на северо-западной окраине Старобельска. Немцы упорно сопротивлялись. Потом подошли танки нашей танковой бригады, и мы на танках ворвались в центр города, где шел жестокий бой. Возле элеватора мы завязали бой. Особенно храбро дрались автоматчики лейтенантов В.Каткова и И.Трофимова. Засевшие на чердаке двухэтажной школы немцы простреливали из двух пулеметов подходы к ней и не давали возможности продвинуться дальше, к центру города. Пехотинцы залегли. Атака практически захлебнулась. И все же гвардейцы подобрались к зданию школы, выбили гранатами дверь, а рядовой П.Соколов забрался на чердак и автоматной очередью расстрелял обоих офицеров-пулеметчиков. В здании учительского института пришлось вести настоящий бой за второй этаж.

ШТАНЬ Д.Г., зам. командира 183-й танковой бригады по технике.

- Бой за город Старобельск мне запомнился тем, что бригада потеряла восемь танковых экипажей Т-34 и Т-70. Они сгорели в бою. А большинство боевых машин вышли из боя настолько потрепанными и поврежденными, что приходилось удивляться, как вообще уцелела та или другая машина и как остался в живых экипаж. Мы знали, что длительной остановки в Старобельске не будет, и потому срочно после боя приступили к ремонту боевых машин. Уже в конце дня 23 января мы нашли подходящее помещение – железнодорожное депо. Но там не было ни крана, ни освещения, а крыша сорвана взрывом. Крышу быстро починили, кран-балку соорудили из дубовых бревен. Работали круглые сутки при свете фар. Через два дня техника была отремонтирована и бригада, получив новый приказ, ушла на Красноармейск. Через месяц мы вернулись в Старобельск и снова приводили технику в порядок в том же депо и пользовались той же дубовой кран-балкой. Но теперь нам помогали слесари-железнодорожники. Из-под Красноармейска мы привезли в Старобельск всех раненых, а также погибших офицеров.


РЯЗАНОВ В., г.Терек, Кабардино-Балкария.

- 106-й стрелковой бригадой командовал легендарный полковник И.Н.Мошляк, один из первых Героев Советского Союза. Тот самый Мошляк, который отличился на озере Хасан при штурме горы Заозерной. 23 января шел жестокий бой за город Старобельск. Бригада наступала со стороны Чмыровки в направлении Подгоровки. В том самом месте, где река Белая сливается с Айдаром. Плотным вражеским огнем наша рота была прижата ко льду. Попытки продолжить атаку приводили к лишним потерям. Увидев это, комбриг Мошляк послал своего ординарца Степана Пасько к командиру роты с приказом «замереть», пока не будут подтянуты пушки и минометы. Степан верхом на своем красавце Эльбрусе поскакал в роту. Подъехав к реке, он быстро передал приказ комбрига ротному и уже разворачивал коня, когда рядом разорвался шрапнельный снаряд. Взрыв намертво сразил Эльбруса и тяжело ранил Степана Пасько. В помещении Старобельского пивзавода временно располагался медсанбат. Там и вручил комбриг Мошляк своему ординарцу медаль «За отвагу». Это была их последняя встреча.


КОНДРАТЬЕВ П., г.Киржач.

- Я башенный стрелок 183-й танковой бригады, старший сержант П.Кондратьев. 23 января 1943 года запомнился мне на всю жизнь. Прежде всего – это мой день рождения. В атаку мы пошли затемно. Задача была поставлена четко: город должен быть взят в течение дня. Первая стычка на околице. Нас обстреляли. Но огневая точка была смята. Вскоре мы наскочили на штабную немецкую машину в которой было полно карт и каких-то документов. Потом мы снова попали под обстрел из пушки, которая была установлена на чердаке дома. С первого выстрела сбиваю крышу дома и идем на таран дома. После этого мне пришлось вылезти из башни и очистить машину от глины. Потом нас обстреляли сразу три пушки. В ответ обстреливаю обслугу пушек картечью. В районе учительского института нас с командиром тяжело ранило. Пришлось выйти из боя. Но я не жалею, что пролил кровь в бою за освобождение первого города Украины, и всегда гордился тем, что я – освободитель Старобельска.


САГАЙДАЧНЫЙ Ю.М., Герой Советского Союза, командир танкового взвода 183-й танковой бригады, г.Днепропетровск.

- Со станции Калач 183-я танковая бригада быстрым маршем двигалась к Старобельску. Это был тяжелый марш. Лежал глубокий снег, стояли трескучие морозы и дул встречный ветер, который обжигал морозом лицо водителю через смотровую щель. Через каждые 20-25 километров приходилось подменять механика водителя, чтобы тот не обморозил лицо. Времени для подготовки к штурму города было очень мало. Бой завязался на рассвете. Бригада практически рассыпалась по всему городку, и танкисты вели бой в разных местах самостоятельно. Мой экипаж был несколько раз обстрелян из пушек. Две пушки с расчетами мы уничтожили. Потом прорвались к мосту через Айдар за стадионом. Там уже был экипаж начальника штаба бригады майора Аксенова и вел огонь по вражеской огневой точке за мостом. Мост был заставлен бочками. Часть из них была с бензином и соляром. Потом в центре города я заметил, что из полуподвального помещения бьют два пулемета по нашей пехоте, которая наступала по улице с юга в сторону центра. Я остановил машину и дал два прицельных выстрела по окнам у земли. Пулеметы затихли, а из подвала повалил черный дым. Во дворе соседнего дома несколько немцев грузили ящики в машину. Даю два снаряда по машине, а потом, сломав забор, проутюжил двор. К этому времени подошла со стороны монастыря пехота. Оказалось, что это рота автоматчиков нашей танковой бригады. 183-я танковая бригада дорого заплатила за освобождение первого украинского города. Погибли семь боевых экипажей, в том числе и экипаж моего друга лейтенанта Яковенко. В ходе 10-часового кровопролитного боя город Старобельск был взят. Были уничтожены 73-й и 74-й мотополки, батальон Берлинского учебного танкового полка, другие части противника.

Потом были Донбасс, Красноармейск, снова Старобельск, сражение под Прохоровкой. А 22 сентября 1943 года в первом часу ночи началась переправа через Днепр. Первым на понтон был поставлен мой танк, а потом танк Фатыха Шарипова. Под сильным огнем противника мы добрались до правого берега. И сразу же вступили в бой. К 5 часам утра было переправлено 5 танков. А утром мы выбили немцев из села Балыки, расширили плацдарм для нашей пехоты. Указом Президиума Верховного Совета СССР тогда звание Героя Советского Союза было присвоено мне, командиру батальона Н.В.Ковалеву, командиру танковой роты Фатыху Зариповичу Шарипову и моему механику-водителю Назару Приходько.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2017.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика